03.02.2017
Заповедовал нам заповедность

В связи с отмечаемым нынче в России 100-летием отечественного заповедного дела предлагаем вашему вниманию статью директора Киевского эколого-культурного центра Владимира Борейко о советском классике концепции заповедности Григории Александровиче Кожевникове (1866 — 1933).

Родился Г.А. Кожевников 15 сентября 1866 г. в небольшом городишке Козлове (нынче Мичуринск) Тамбовской губернии в семье состоятельного и образованного купца.

После окончания в 1884 году с золотой медалью 1-й Московской гимназии поступил на физико-математический факультет Московского университета, где учился под руководством профессора А.П. Богданова. После окончания университета в 1888 году оставлен на кафедре зоологии и начал работать в Зоологическом музее университета: с 1889 года — в должности ассистента, а в 1904 году сменил на посту директора музея А.А. Тихомирова. И оставался директором музея до 1929 года.

Г.А. Кожевников возглавлял кафедру зоологии беспозвоночных биологического факультета Московского университета, был доктором биологических наук, профессором. Он — один из основателей Всероссийского общества охраны природы и первый его председатель. В 1929 г. был лишен должности профессора на кафедре биофака МГУ, а в 1931 г.— снят, по политическим мотивам, с должности заведующего Зоологическим музеем МГУ. Умер 29 января 1933 г., во время проведения Всесоюзного съезда по охране природы.

Перед отечественным заповедным делом у Г.А. Кожевникова две величайшие заслуги: он творец заповедников и первый автор концепции абсолютной заповедности. В 1907-1908 гг. Г.А. Кожевников побывал в Германии и США, где анализировал экологические возможности памятников природы и национальных парков. Явным недостатком германских памятников природы, по мнению Г.А. Кожевникова, была их маленькая площадь. Однако свои недостатки имели и огромные национальные парки США, которые в первую очередь создавались «ради блага и наслаждения нации», т.е. имели коммерческую цель. Поэтому ученый указал третий, «русский» путь в заповедном деле, предложив создавать на больших малоизмёненных природных территориях для соблюдения права дикой природы на существование и долговременных научных исследований заповедники. Главным организационным принципом заповедников являлся режим абсолютной заповедности (полной неприкосновенности), который он заимствовал у родоначальника заповедности немецкого пионера охраны природы Гуго Конвенца.

Свой первый доклад, посвященный этой теме “О необходимости устрой­ства заповедных участков для охраны русской природы”, он сде­лал в 1908 г. на состоявшемся в Москве Юбилейном Всероссийс­ком Акклиматизационном съезде. В нем были разработаны основ­ные принципы неприкосновенности заповедников: “чтобы иметь воз­можность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в ее первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных фор­маций… Всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты. Заповедные участки имеют громадное научное значение, а поэтому устройство их должно быть прежде всего делом государственным” (6). На этомже съезде он впервые в России поднял важнейший этический воп­рос “о праве первобытной природы на существование”, став одним из основателей этико-эстетического подхода в заповедном деле и охране дикой природы в России.

“Есть такие вопросы, и часто весьма важные, которые прямо и непосредственно не захватывают наших жизненных интересов и о которых в силу этого приходится постоянно напоминать. К числу таких вопросов принадлежит вопрос о праве первобытной природы на существование” (6).

Через год, на II Всероссийском съезде охотников (где ученый был одним из организаторов съезда и сопредседателем), Кожевников выступил с другим программным докладом — “О заповедных участках” (7). «В них, — указывал он, — должна быть абсолютно запрещена всякая стрельба и ловля каких бы то ни было животных» (1). Более того «даже обычное право научного коллектирования не должно применяться к этим участкам так широко, как оно вообще применяется» (7). «По отношению к флоре необходимо отменить прорубование просек, подчистку леса, даже сенокос и уж, конечно, всякие посевы и посадки» (1). Позже, в 1918 г., он добавил еще одно, очень существенное, — что такая заповедная площадь объявляется «неприкосновенной навсегда» (11).

Режиму абсолютной заповедности в заповеднике, по мнению Г.А. Кожевникова, будут способствовать следующие меры:

— довольно большая площадь дикой природы;

— наличие вокруг заповедника охранной зоны;

— строгая охрана от людей;

— запрещение любого хозяйственного использования;

— запрещение любого прямого и непосредственного вмешательства в ход природных процессов и явлений;

— объявление неприкосновенного режима навсегда.

В 1913 году в статье «Монастыри и охрана природы» Кожевников писал: «Устройство заповедника вполне согласуется с самой идеей монастыря, для которого общение с нетронутой, первобытной природой дает превосходную почву для созерцания и самоуглубления», — подчеркнув духовную, религиозную ценность заповедных объектов (8).

Г.А. Кожевников неоднократно указывал на значимость этических моментов в природоохране, по его мнению, более важных, чем экономические доводы: «…я подчеркивал, что важно подходить к вопросам охраны природы с широкой принципиальной точки зрения, а не смотреть узко утилитарно, и, в частности, не сводить охрану природы к охране дичи и устройству охотничьих заказников и т.п. Охранять первобытную дикую природу ради нее самой, смотря на прикладные вопросы как стоящие на втором плане — вот основная идея охраны природы по моему докладу. Двое из представителей зоологической молодежи, интересующихся охраной природы и готовые работать на нее, выявили открытую слабую позицию, мало содержательную идеологию, начавши доказывать, что проповедовать охрану природы можно только с утилитарной точки зрения. С моей точки зрения, последние предложения знаменуют полный крах идеи охраны природы. Всякое «хозяйство» по существу своему в корне противоречит идее охраны природы. Человеческое хозяйство есть уродование природы. Только невмешательство в жизнь природы делает природу научно интересной. Если мы с этой позиции сойдем, то мы никогда не осуществим охрану природы в истинном смысле этого слова» (12).

Еще одна классическая статья — «Как вести научную работу в заповедниках» была опубликована ученым в 1928 г. в легендарном журнале «Охрана природы».

«Планируя научно-исследовательскую работу в заповеднике, необходимо прежде всего иметь в виду, что конечной целью этой работы является изучение законов эволюции органического мира», — писал Г.А. Кожевников (10). К сожалению, и в настоящее время многие заповедники целью своих научных исследований ставят задачи чисто ведомственные, узко-практические, не имеющие к экологическому мониторингу совершенно никакого отношения.

Главная заслуга Г.А. Кожевникова как ученого и природоохранника состоит в том, что он сформулировал императив концепции абсолютной заповедности, который звучал следующим образом: «Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты».

Естественно, этот императив требовал своей нормативной базы (механизма реализации), что было с успехом реализовано другими классиками концепции абсолютной заповедности — А.М. Краснитским, С.А. Дыренковым, Ф.Р. Штильмарком.

 

Литература


1) Вайнер (Уинер) Д., 1991, Экология в Советской России, Архипилаг свободы: заповедники и охрана природы, М., Прогресс, 400 стр.

2) Борейко В.Е., 2001, Словарь деятелей охраны природы, К., КЭКЦ, 524 стр.

3) Борейко В.Е., 2006, Идея абсолютной заповедности. Перечитывая Г.А. Кожевникова и Ф.Р. Штильмарка, Гуманитарный экологический журнал, в. 1.

4) Борейко В.Е., 2010, Заповедники, заповедность и живородящий хаос, К., КЭКЦ, 48 стр.

5) Борейко В.Е., 2012, Философы зоозащиты и природоохраны, К., КЭКЦ, 179 стр.

6) Кожевников Г.А., 1909, О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы, Труды Всероссийского юбилейного акклиматизационного съезда 1908 г. , вып.1.

7) Кожевников Г.А., 1911, О заповедных участках, Труды Второго Всероссийского Съезда охотников в Москве, М., стр. 371-378.

8) Кожевников Г.А., 1928, Монастыри и охрана природы, Птицеведение и птицеводство, № 2.

9) Кожевников Г.А., 1927, Наши заповедники, М., 35 стр.

10) Кожевников Г.А., 1914, Как вести научную работу в заповедниках, Охрана природы, № 1, стр. 12-19.

11) Кожевников Г.А, 1999, Охрана природы в разных странах в связи с вопросом о постановке этого дела в России, В кн. Этико-эстетический подход в охране дикой природы и заповедном деле, сост. В. Борейко, К., КЭКЦ, стр. 243-255.

12) Кожевников Г. А, 1999, Вопрос об охране природы на Естественно-историческом Совещании Центрально-Промышленной области, В кн. Этико-эстетический подход в охране дикой природы и заповедном деле, сост. В. Е. Борейко, изд. 2-е дополн., К., КЭКЦ, стр. 84-85.

13) Стручков А.Ю., 1995, К столетию российских заповедников: слово о Григории Александровиче Кожевникове (1866-1933). Вопросы истории естествознания и техники,№ 4, стр. 106-112.

14) Штильмарк Ф.Р., 1996, Историография российских заповедников, М., Логота, 340 стр.

15) Штильмарк Ф.Р., 1997, Григорий Александрович Кожевников (1866-1933), Заповедное дело. Научно-методические записки, в. 2, М., АН СССР,стр. 139-142.

Более подробно о классиках концепции заповедности см. книгу Вл. Борейко «Классики концепции абсолютной заповедности» http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2013/11/int_klass_zap_2013.pdf

Пресс-служба КЭКЦ.

Статьи / 234 / Искандер-ака / Теги: год ООПТ, 100-летие заповедного дела в россии, заповедное дело, григорий александрович кожевников / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта