29.10.2017
Тут вам не Норвегия

Комитет по законодательству о сельском хозяйстве, природопользовании и экологии Законодательного собрания Иркутской области провел 26 октября круглый стол, посвященный водным ресурсам как основе хозяйственного комплекса региона.

Иркутская область зависит от воды

Председатель комитета Кузьма Алдаров напомнил собравшимся о Водном форуме, который прошел в Иркутске в сентябре и поставил задачу: разобраться со сложившейся ситуацией к дальнейшей пользе всего Прибайкалья.

«Сегодня нас многие успокаивают, что это лишь климатические явления, что скоро все закончится, но мы видим, что проблема глубже. Нам казалось, что обмеление Лены связано лишь с вырубками лесов, а потом проверили и установили при помощи лесников, что в водосборной зоне Лены леса не вырубают. У нас сегодня уже есть проблема с обеспечением населения питьевой водой и, когда наши коллеги в Государственной думе просят включить область в федеральную программу „Чистая вода“, над ними почти что смеются — как так, если у вас там Байкал? Есть проблемы с очисткой сточных вод, строительством сооружений, завершается программа охраны озера Байкал и мы должны настаивать на том, чтобы она продолжилась. На Водном форуме все эти темы обсуждали, представители других государств делились опытом и мы должны этот опыт изучить, чтобы его использовать», — отметил Кузьма Алдаров.

Заместитель министра природных ресурсов и экологии Нина Абаринова представила участникам круглого стола доклад о состоянии природоохранного законодательства в Иркутской области и сделала вывод: стратегические документы по охране природы исполняются в области не более чем на «средний уровень». Уже в начале 2000-х годов губернатор области Борис Говорин проводил инвентаризацию очистных сооружений и источников водоснабжения. Уже в тот момент было известно, что большинство подобных сооружений были спроектированы и построены в 1960-х годах и нуждаются в срочной замене. С тех пор ситуация не улучшилась, однако от эксплуатации водных ресурсов зависит практически вся жизнь области: в 2016 году было получено более 48 млрд кВт*ч электроэнергии, 2 млн тонн целлюлозно-бумажной продукции, 1420 тысяч тонн алюминия, 8 млн тонн продукции нефтехимии, 7,8 тысяч тонн железной руды и многое другое. Большая часть водопользователей находится в бассейне Ангары, лишь 2% пользуются водой Лены.

Из шести заводов по розливу воды в Иркутской области три разливают глубинную байкальскую воду, еще три — из артезианских скважин. Проект завода «АкваСиб» предусматривает строительство нового завода в Култуке (Слюдянский район) производительностью 158 400 кубометров в год (528 тысяч литров в сутки) — это 35% от разрешенного к забору из Байкала. Завод может быть введен в строй к 2020 году, при этом будет создано 148 рабочих мест, за пределы области будут вывозить всего 50% произведенной воды.

«Что касается маловодья, то оно у нас с 2014 года. В текущем году ситуация сложилась очень сложная, вопрос рассматривался на комиссии по чрезвычайным ситуациям. Мы считаем, что вопрос нужно рассматривать в следующем направлении: поскольку мы приближаемся к критическим значениям в Свирске и Черемхово, наметились проблемы в Братске, а резервных источников у нас нет, мы должны признать, что нужно срочно искать и создавать резервные водозаборы. Постановление № 234 не исполняется с 2014 года. Постановлением № 626 разрешено выходить за пределы отметки 456 м ТО, мера эта временная и проблему в целом не решает», — отметила Нина Абаринова.

Что делать и кто виноват

Действующее природоохранное законодательство создает в прибайкальских районах Иркутской области сложную социально-экономическую обстановку: нет возможности развивать экономику, нельзя ничего строить и оформлять собственность граждан, нельзя даже хоронить умерших. Федеральные чиновники и депутаты Государственной думы неоднократно получали из Иркутской области всю необходимую информацию и сегодня есть общее мнение, что по крайней мере населенные пункты можно исключить из водоохраной зоны. Даже это решение (еще не принятое) проблему не решает, потому что есть вопросы по определению границ населенных пунктов.

Перспективу строительства ГЭС в Монголии Нина Абаринова оценивает исключительно с точки зрения энергетической безопасности Монголии. Министерство принимало активное участие в организации и проведении общественных слушаний в трех районах области и городе Иркутске, а когда был получен отрицательный отклик населения, российская сторона сделала все возможное, чтобы облегчить положение южного соседа — в частности, тариф на электроэнергию был снижен почти на 40%. Заседание российско-монгольской правительственной комиссии, запланированное на середину октября, не состоялось, обсуждение перспектив и предложений российской науки запланировано на первую декаду ноября — встреча экспертов и заинтересованных сторон состоится в Иркутском научном центре.

Руководитель иркутского управления Енисейского бассейнового водного управления Михаил Людвиг в докладе о воднохозяйственной обстановке в бассейне Ангары и Байкала назвал ситуацию «экстремальным маловодьем». В августе приток в Ангару и Байкал составлял 48% нормы, в сентябре — 56%.

«Переход ниже отметки 456 в 2015–2017 годах вызван постановлением № 626, которое работает до 1 января 2018 года. Сейчас есть задача его продлить, 24 октября мы собирались и составили ходатайство о расширении метрового диапазона, чтобы мы могли работать. Третий год мы работаем с расходом 1300 кубометров в секунду на Иркутской ГЭС и этого едва-едва достаточно для водоснабжения и судоходства, — пояснил Михаил Людвиг. — По Братскому водохранилищу — максимум был в 2001 году, в 2017 году приточность меньше средней на 20–25%. Предварительные расчеты показывают, что к 1 мая мы сработаем водохранилище до отметки 393,64 м — это ниже навигационного предела 394,65 в Балтийской системе высот. Мы провели ревизию водозаборов на Братском водохранилище: у нас получилось 15, у „Иркутскэнерго“ -18. То есть или идет недоучет, или там очень маленькие объемы забора. Мы провели несколько комиссий по ЧС, подготовились к кризисному развитию событий».

Региональное управление Росгидромета, которое контролирует обстановку при помощи 180 гидрологических постов в Иркутской области и восточной части Бурятии, констатирует дефицит водных ресурсов и объясняет его резким сокращением летних дождей — до 20–60% от нормы. Никаких позитивных новостей ни у этого ведомства, ни у других участников круглого стола не нашлось.

Уровень побоку, главное — заправки

Депутаты Законодательного собрания принялись обсуждать происходящее в меру собственных представлений о добре и зле. Депутат Владислав Буханов (округ № 16) заявил, что наука плохо представляет происходящее: «Ученые могут нарисовать семь моделей, через какое-то время объяснить, какая сработала и почему, но не сказать заранее, какая именно сработает». Именно поэтому депутат предложил от имени Законодательного собрания потребовать, чтобы правительство области навело порядок на Байкале — и в первую очередь почему-то со сдачей сточных вод с маломерных судов и их заправкой топливом и маслом. «Наука дает только отрицательный тренд на ближайшие 20–30 лет, и надо с этим покончить. Закройте заправки и доложите нам», — сделал неожиданный вывод депутат.

Буханов вспомнил о своей поездке в Норвегию, восхитился тамошней жизнью и потребовал сделать на Байкале, как в Евросоюзе. Мысль о том, что Норвегия по площади в два раза меньше Иркутской области, а население — в 2,2 раза больше, депутату в голову как-то не пришла. Не стоит забывать о том, что Норвегия все-таки самостоятельное государство, а правительство Иркутской области должно выполнять федеральное законодательство. Нина Абаринова объяснила присутствующим, что в правительстве сообразили все сказанное депутатом гораздо раньше и уже в 2016 году пытались навести порядок — но никакие законы Российской Федерации не заставят владельцев судов зайти в порт, где стоит специализированное судно «Самотлор», и сдать подсланевые воды. Более того: самым мелким судам уже не нужно искать «Самотлор» в его порту приписки — есть лицензированные организации в Иркутске, Ольхонском районе, Култуке и Слюдянке. Результаты 2017 года пока неизвестны, но договоров на сдачу заключено мало: судовладельцы хотят пользоваться Байкалом, но не хотят за это платить.

Дальнейшее обсуждение пошло в том же русле. Депутаты требовали срочно насверлить новых артезианских скважин («это же недолго и недорого, я правильно понимаю?»), прекратить строительство малоэтажных домов с септиками, увеличить объемы лесовосстановления. Но брать на себя ответственность хоть за что-нибудь категорически не желали — правительство должно составить список мер, показать депутатам, выполнить, а потом отчитаться о результатах. Апофеозом круглого стола стало требование прекратить выпячивать проблемы Байкала и переключиться на ситуацию в Братске, Бодайбо, районах вдоль Лены. Конструктивный подход, что сказать…

Константин ЗВЕРЕВ.

Иркутск.

Опубликовано в Федоровском бюллетене «ПРАВО ОБЩЕСТВА ЗНАТЬ», № 18 (6217) 28 октября 2017 года.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

http://vesti.irk.ru/news/nature/189593/

http://www.vsp.ru/2017/07/25/zhazhda-vodnosti/

http://dev.usolie.info/news/ekonomika/anomalnoe-malovode.html

НА СНИМКЕ: глобальные изменения климата спутали карты синоптикам, занимающимся прогнозированием погоды, и Байкал по части наполнения обманул их ожидания.

НАШ TELEGRAM
Статьи / 39 / Искандер-ака / Теги: изменение климата, иркутская область, маловодье, экология / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru