26.02.2019
Тявкающие гиены нападают на льва

Минувшей ночью мы опубликовали тут наш перевод статьи из американской газеты «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!» с одобрением намерения администрации Трампа образовать независимую комиссию учёных для противодействия мнимому «консенсусу» в отношении изменения климата. На эту же тему, но в своём ключе, пишет и неутомимый американский борец с климатическим алармизмом Норман Роджерс (Norman Rogers), переводы статей которого, с его разрешения, мы уже не раз тут помещали.

 

На этот раз Норман безжалостно срывает маски с климатических алармистов, раскрывает внутренние причины и мотивы их антинаучной пропаганды и шельмования настоящих серьёзных учёных-климатологов, которые не ставят гипотезу «глобального потепления» ни в грош и стараются объяснить её несостоятельность руководству своей страны.

 

Уильям Хаппер — один из самых значимых ученых в Соединенных Штатах. Он заслуженный профессор физики в Принстоне и давний советник федерального правительства. Его научные открытия и изобретения обширны. В настоящее время он служит в Белом доме старшим советником Совета национальной безопасности.

 

Уильям Хаппер. Фото «Нью-Йорк таймс».

Уильям Хаппер. Фото «Нью-Йорк таймс».

 

Администрация Трампа думает о создании «Президентского комитета по климатической безопасности». Прессе было сказано направить вопросы доктору Хапперу. Этого достаточно, чтобы вывести из себя климатических гиен. Они не могут смириться с мыслью, что у Трампа могут быть серьезные научные советчики относительно изменения климата. И гиены повели тотальную атаку на доктора Хаппера.

 

Следуя «Правилам для радикалов» Алинского («Правила для радикалов: прагматический учебник для реалистичных радикалов — книга активиста и писателя Саула Д. Алинского, опубликованная в 1971 году, о том, как успешно проводить движение за перемены. — Прим. А.Ж.), сторонники лагеря индустрии глобального потепления пытаются создать поляризацию. В одной из статей журнала «Тайм» (Time) бывший адмирал говорит, что Хаппер —  незначительная фигура. Специалист по климату из Технологического института Джорджии говорит, что у Хаппера «ложные, ненаучные представления». Мы, мол, уверены, что проблема глобального потепления —  абсолютно солидная научная теория, как все это знают, кроме отрицателей рукотворного потепления.

 

То, что каждый, возможно, не знает, — это то, что наука о климате —  индустрия, и её продукт — паника глобального потепления. Если глобальное потепление будет дискредитировано, огромная индустрия рухнет. Климатологи раньше были неважными учёными во второстепенной академической сфере. Из-за глобального потепления они превратились в знаменитостей, разъезжающих по всему миру. И они не откажутся от своей славы без боя.

 

Климатические компьютерные модели, основанные на предсказаниях конца света, противоречат друг  другу и не согласуются с реальным климатом Земли. Но, согласно мафиозной науке о климате, любой, кто оглашает такую ​​смущающую информацию, является инструментом промышленности ископаемого топлива. Что касается климатической мафии, бизнес-план отрасли ископаемого топлива состоит в том, чтобы разрушить Землю, а главное — разрушить индустрию глобального потепления. Реальность же такова, что индустрия ископаемого топлива слаба и не склонна противостоять глобальному потеплению.

 

Наука о климате сошла с рельсов. Президент Эйзенхауэр обострил проблему в своем прощальном обращении 1961 года. Он выразил опасение, что, поскольку наука стала в значительной степени зависеть от федеральной финансовой поддержки, ученые раздуют «науку», чтобы увеличить поток федеральных денег. Ничто не работает лучше для увеличения потока федеральных ассигнований на науку, чем предсказание будущей катастрофы. Если ученые предсказывают катастрофу, мы должны дать им больше денег на исследования методов предотвращения этой катастрофы.

 

Со времени выступления Эйзенхауэра перед нами прошёл парад научных предсказаний конца света, ни одно из которых не соответствовало обману. Глобальное похолодание предшествовало глобальному потеплению. Были кислотные дожди, ДДТ, озоновая дыра, перенаселение и многие другие. Парад предсказаний бедствий используют не только ученые. Экологические организации также нуждаются в предсказаниях конца света, чтобы заинтересовать своих активистов. У прессы есть склонность к сенсационности, поэтому она также поддерживает последние прогнозы конца света.

 

Многие профессии должны придерживаться высоких этических стандартов. Например, юристы должны ставить интересы своих клиентов выше собственных. Предполагается, что врачи ставят благополучие своих пациентов выше собственных финансовых интересов. Предполагается, что журналисты должны быть объективными и не ставить свою работу в зависимость от собственных политических предпочтений. Конечно, не каждый профессионал строго придерживается своего этического кодекса. Ученые тут ничем не лучше других. Они должны искать научную истину и проявлять объективность в своей работе. Они не должны рекламировать слабые теории, чтобы улучшить свое профессиональное положение. Но такие вещи, увы, случаются.

 

Большинство ученых не в состоянии противостоять обману глобального потепления. Наука — это сфера, для которой характерны идеологические школы и групповое мышление. Групповое мышление хуже всего в науках, где правила не ясны, а данные сбивают с толку — например, наука о климате. Молодые ученые зависят от более старших, более сановитых ученых для признания и продвижения по службе. Они не в состоянии противоречить групповому мышлению. У них есть семьи, которые надо кормить. Учёные же с именем управляют крупными научными учреждениями, финансируемыми за счет федеральных средств. Выражать сомнения относительно миссии или правды группового мышления означало бы угрожать их деньгам и работе людей в их организации.

 

Следствием атмосферы группового мышления является то, что несогласные происходят из ряда ученых, на которых бесполезно давить, — например, ученые-пенсионеры, ученые-любители и ученые, достигшие такой степени защищённости, что они неуязвимы для угроз и группового давления. Есть тысячи таких ученых, которые скептически относятся к обману глобального потепления. Когда они говорят об этом, на них нападают, и атаки, как правило, злобны. Представители истеблишмента глобального потепления почти никогда не спорят со скептиками. Когда это случилось много лет назад, скептики показали, что именно они правы.

 

Наука велика, а наш современный мир — продукт науки. Но ученые — всего лишь люди, а не боги. Они играют в те же игры, в которые играют другие получатели федеральных ассигнований. Нас снова и снова обманывают ложными предсказаниями о тех или иных бедствиях. Но ложные предсказания никогда не бывают ложными полностью. Обычно во всей этой шумихе скрывается настоящая наука. Например, разумно ожидать, что некоторое глобальное потепление может быть вызвано добавлением CO2 в атмосферу. То, что, вероятно, является скромным эффектом, было искажено и преувеличено в сценарии конца света, который требует, чтобы мы бросились спасать планету. Полезные эффекты CO2, которые хорошо известны и имеют твердое научное подтверждение, игнорируются. Увеличение CO2 в атмосфере позволяет растениям лучше расти с меньшим количеством воды. Тепличные операторы используют генераторы CO2 в своих теплицах. СО2 озеленяет пустыни. Но как часто вы слышите об этих преимуществах CO2?

 

ДДТ был запрещен, потому что он якобы повредил птичьи яйца и, возможно, потому что некоторые люди орали о раке. Но ДДТ очень эффективен против комаров, вызывающих малярию. Всемирная организация здравоохранения, наконец, сняла запрет на ДДТ, потому что тысячи детей умирали в Африке. Вот только в США ДДТ никогда не будет реабилитирован, потому что пропаганда постоянно запечатлевается в умах населения.

 

Наука создала учреждения, которые служат для улучшения имиджа науки. Например, рецензирование часто вырождается в приятельский отзыв. Научные журналы часто заполняются статьями сомнительной ценности, созданными системой, которая ценит количество больше качества. Национальная академия наук делает вид, что дает объективные рекомендации правительству, но часто совет состоит в том, чтобы выделять больше денег на науку.

 

Как правило, когда наука изобретает новую теорию конца света, экологические организации украшают ее ненаучным трезвоном. Ученые-изобретатели теории не поправляют экологические организации, потому что это замедлит движение к новому вливанию федеральных денег. А это должно считаться этическим нарушением. От учёных требуется установить истину, искаженную существующими неверными представлениями.

 

Простого решения, как справиться с парадом теорий конца света не существует. Было бы полезно, если бы правительство осознало, что трата денег на решение мнимой проблемы лишь преувеличивает, а не смягчает задачу. Огромные расходы не могут не решить сложные научные проблемы, но зато всегда создают бюрократию, которая существует для оправдания этих расходов.

 

Норман РОДЖЕРС (Norman Rogers), политический советник Института Хартленда — одного из ведущих в мире аналитических центров, автор книги «Тупая энергия: критика ветровой и солнечной энергии». 

 

Опубликовано на американском сайте «Американский мыслитель» 23 февраля 2019 года.

 

Перевод с английского Александра ЖАБСКОГО.

 

Оригинал статьи.

 

Статьи / 43 / Искандер-ака / Теги: экология, Уильям Хаппер, климатический алармизм, климат, изменение климата / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта