16.12.2017
В России провалили год экологии

Россия провалила год экологии, которым был объявлен 2017-й. Такой вывод сделал корреспондент Activatica, послушав выступления на пресс-конференции «Итоги Года экологии — успехи и провалы». Хотя и до пресс-конференции было ясно, что в течение всего 2017 года власти совершенно не останавливало, что это «год экологии»: идёт повсеместное наступление на зелёные зоны, объявлены планы по строительству мусоросжигательных заводов, планируется прокладка газопровода через заказник и многое другое.

 

Член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем Виктор Данилов-Данильян, в 90-е годы занимавший пост министра экологии России (член Общественного совета нашего ресурса. — Прим. ред. ЭКО.ЗНАЙ), начал с того, что Российская федерация уже много лет не ратифицирует ряд международных конвенций экологической направленности. Ничего не изменилось и в год экологии. «За прошедший год никаких сдвигов не произошло. И если в начале года ещё были слышны разговоры, что пора присоединяться к Орхусской конвенции (Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. — Activatica), то к концу года и разговоров этих уже не было слышно. А ведь мы были в пяти минутах от того, чтобы её подписать ещё в 1998 году, когда о ней было объявлено. И только ФСБ, среди всех ведомств, которых это касалось, была против её подписания Россией», — напомнил события почти 20-летней давности бывший министр экологии.

 

368a687f238ceacd3bbaf59b00683f60.jpg

Член-корреспондент РАН Виктор Данилов-Данильян. 

 

«По сравнению с темпами, которые были взяты а 90-е годы, мы очень сильно отстаём в деле развития сети ООПТ. Казалось бы, в год экологии могли хотя бы демонстративно сделать какие-то шаги. Но их не сделали», — посетовал Данилов-Данильян. Будучи директором Института водных проблем РАН, он коснулся хорошо знакомых ему проблем с водой: «Намечалось три больших программы: Волжская, Байкальская и программа по Телецкому озеру, но из трёх к концу года осталась только одна Волжская, остальные заглохли. Да и по Волжской программе идут большие опоздания».

 

Бывшего министра экологии поражает, что проблему мусора в год экологии собрались решать на основе строительства мусоросжигающих заводов, действующих по устаревшим технологиям: «Эти заводы занимаются ничем иным, переводом загрязнения земли в загрязнение воздуха. Такая трансформация совершенно не отвечает сегодняшним представлениям о том, как это должно быть». В заключение он посетовал, что экологическая общественность сейчас не такая активная, какой она была во второй половине 80-х годов и в 90-е годы, что она совершенно не вовлекается в государственную деятельность: «Незаметно людей, которые занимались бы вопросами экологии и охраны окружающей среды на госслужбе и были бы экологами по своему мировоззрению, мироощущению, осознанию своей миссии в этом мире и в нашей стране. И подводя итоги года экологии надо понимать, что каждая из неудач в какой-то степени связана с нерешённостью именно этой проблемы», — закончил Виктор Данилов-Данильян.

 

Ведущий пресс-конференцию председатель Союза журналистов-экологов Александр Фёдоров заметил на это, что во Франции сейчас министр окружающей среды — ровно такой, настоящий эколог. И именно поэтому президент Франции Макрон собирает всемирный форум под названием «Земля у нас одна», где планируют обсуждать с банкирами и финансистами, как сделать так, чтобы деньги пошли на снижение негативного эффекта от изменения климата.

 

3e10c6e2434552b9644d2b92ed41b2e9.jpg

 

Директор департамента программ, исследований и экспертизы Гринпис России Иван Блоков сразу же охарактеризовал уходящий год как «год абсолютной серости, в котором ярко высветилась неспособность государственных органов решать экологические проблемы». Наиболее ярким примером стало заявление Дмитрия Медведева о принятии решения о строительстве МСЗ без всяких обсуждений, несмотря на то, что положительного решения государственной экологической экспертизы на эти заводы нет, и совершенно не факт, что оно будет.

 

В год экологии увеличилось количество порывов нефтепроводов: «По официальным данным за первые 8 месяцев 2017 года порывов нефтепроводов произошло столько же, сколько за весь 2016 год». Перейдя к нашумевшей истории с запахами и загрязнением воздуха в Москве, Иван Блоков заметил, что система автоматического наблюдения за воздухом нормально работает во многих городах: Петербурге (это, увы, глубочайшее заблуждение! — Прим. ред. ЭКО.ЗНАЙ), Нижнем Новгороде, Челябинске, Красноярске. И в Москве была система из 54 нормально работающих станций, и каждый мог получить цифры с сайта Мосэкомониторинга, который сейчас выдает вот такую картинку:

 

c6113a7ba891156c284b35bf15db2708.jpg

 

Сайт не работает с 11 сентября, хотя, чтобы заменить сайт, его можно не отключать. «То, что невозможно установить источник запаха, а иногда и невозможно установить какое вещество стало источником запаха — это яркий показатель того, как работает система. Москва получила все функции надзора на своей территории, а теперь не может установить, откуда идёт запах», — завершил своё выступление Иван Блоков.

 

Сопредседатель социально-экологического союза Асхат Каюмов, много лет руководящий экологическим центром «Дронт» (Нижний Новгород), продолжил мысль Данилова-Данильяна, заметив, что общественность в этом году многократно пыталась поучаствовать в каких-то мероприятиях, но её не очень-то до этого допускали. «Мы ещё летом написали, что готовы принять участие во всероссийском съезде охраны природы. В ответ — тишина. Гражданский форум собрал 2000 человек со всей страны, там есть и экологическая площадка. Не последний человек в стране, Алексей Кудрин, пишет, что общественность готова участвовать, рассказать своё видение, даёт перечень докладов, которые она готова сделать. В ответ — тишина-2. Никому ничего не надо. К сожалению, государству не интересен результат, не нужны люди, готовые давать результат. Тут вспоминали Орхусскую конвенцию. В 2011 году Путин в очередной раз поручил подписать и ратифицировать орхусскую конвенцию. В ответ — тишина-3. Ничего не меняется. Процессы идут, а результатов нет. И мы наблюдаем реальное ухудшение ситуации. А на тех, кто вместо процесса пытается получить результат, оказывается совершенно неприличное давление. Общественные экологические организации объявляют иноагентами, они откровенно игнорируются органами государственной власти. И ещё мы наблюдаем четкий процесс вымывания специалистов из государственных природоохранных органов и их замену на имитационных менеджеров — активность иммитируется, а реальных результатов нет. В итоге по многим направлениям мы оказались в состоянии ухудшения».

 

431c122b91edec4f7b438cf35e0b9911.jpg

Иван Блоков и Асхат Каюмов

 

По мнению Асхата Каюмова, который в 90-е годы возглавлял Департамент по охране природы и управлению природопользованием Нижегородской области, проблема обострилась с 2000 года, когда специальный орган охраны природы в стране был просто убит, и с тех пор она только усугубляется. «Главный итог — ничего не изменится кардинально, пока не появятся люди, которые будут профессионально заниматься только охраной окружающей среды, а не добычей нефти и, иногда, экологией. На гражданском форуме мы написали 22 страницы конкретных предложений, что надо изменить в законодательстве, в каком законе, какую статью поправить. Мы пытаемся достучаться, нас не посылают, нас просто игнорируют», — обрисовал печальную картину Асхат Каюмов.

 

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринпис России Михаил Крейндлин напомнил, что этот год — ещё и год 100-летия заповедной системы России, но в плане развития ООПТ и этот год ничего кардинально хорошего не принёс. «В 2011 году была принята концепция развития федеральных ООПТ, но из тех, что планировалось создать к этому году — не было создано 17 территорий. Из тех семи, которые Министерство обещало создать в этом году, появилась только одна — нацпарк «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области. Проблема не только в том, что не создаются новые территории, но и в том, что подвергаются серьёзному антропогенному воздействию будущие территории. Это происходит с ещё не созданным нацпарком «Ладожские шхеры», чью территорию пытаются поделить и передать в частную собственность».

 

8969289f91b2483cc0ca4bcfa74e4835.jpg

Михаил Крейндин

 

По словам Михаила Крейндлина, страдает и действующая сеть ООПТ. В качестве примера он привёл Кургальский заказник в Ленинградской области, который может серьёзно пострадать, если через его территорию пройдёт газопровод «Северный поток-2». «Кургальский заказник — один из ценнейших природоохранных объектов в России, он попадает под действие двух международных конвенций — Рамсарской о водно-болотных угодьях и Конвенции о защите морской среды района Балтийского моря. Прокладывать газопровод собираются самым варварским траншейным способом, с шириной траншеи от 30 до 60 м. Есть и альтернативные маршруты, есть и технология проходки микротоннелями под территорией заказника. Причём в Германии выход на берег будет именно этим способом — микротоннелями. Сейчас идёт государственная экологическая экспертиза, и мы всё ещё надеемся, что эксперты встанут на нашу сторону, параллельно идут судебные процессы», — говорит Михаил Крейндлин. Пример с Кургальским заказником, к сожалению, не единственный. В этом же году Министерство природных ресурсов вносило в правительство законопроект, который позволял бы передачу земель заповедников и нацпарков в частную собственность. Гринпис собрал 15 тысяч подписей против этого законопроекта, которые передали президенту, норму изменили, но Михаил Крейндлин не исключает, что подобные попытки могут повториться и в дальнейшем. По его мнению, это происходит в том числе и потому, что раньше заповедным делом в России занимался отдельный департамент, в котором работали очень мотивированные профессионалы. Последние специалисты в области заповедного дела ушли из МПР весной этого года, и министерство продолжает методично выдавливать из системы реальных специалистов.

 

b762cd627e90deb2709588766eb8f041.jpg

 

 

В общем стало понятно, что в год экологии с экологией в России лучше не стало. Но виновата ли в этом лишь действующая власть? Есть ли в этой ситуации частичная вина граждан? Отвечая на один из вопросов, Иван Блоков отметил, что вопросами охраны окружающей среды в России обеспокоено лишь около 12% населения (для сравнения, в США это 60%) — по измерениям Gallup Media.

 

Поддержал коллегу и Асхат Каюмов: «Когда власть дёргают отдельные экологические активисты, власти их проще придушить и успокоиться. Можно запретить общественные организации, но нельзя запретить народ в стране. Мы стабилизировались в этом состоянии, экологические проблемы у большинства населения стоят во второй группе приоритетов. И ничего не изменится, пока они не перейдут в первую группу. Любая власть ориентирована на потребление ресурсов. Любая экологическая активность ориентирована на сдерживание их потребления. Поэтому экологи всегда будут говорить власти — нельзя жрать столько, и при любой власти экологи будут сдерживать этот процесс».

 

Вадим КАНТОР.

 

Фото автора.

 

Опубликовано на сайте ресурса гражданских активистов Activatica 2.0 Betha 12 декабря 2017 года.

 

Источник: http://activatica.org/blogs/view/id/4228/title/v-god-jekologii-gosudarstvu-ne-interesen-rezultat

 

НАШ TELEGRAM

Репортажи / 268 / Искандер-ака / Теги: данилов-данильян, год экологии, ООПТ, экология / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта