12.05.2017
Рециклинг на словах
Полигон «Новоселки» со следующего года окончательно прекратит принимать необработанные отходы. Власти Петербурга пообещали, что мусорные потоки будут перенаправлены на другие объекты. Стоит отметить, что пока единственный такой реально действующий полигон — это «Новый Свет-Эко» под Гатчиной, который и так работает с предельной нагрузкой. Мусорные горы растут, а эксперты говорят, что единственный шанс кардинально изменить ситуацию — это начать перерабатывать отходы.

Ситуация с переработкой мусора в Петербурге и Ленобласти, да и, пожалуй, по всей стране, очень сложная. Экологи не устают декларировать, что любые отходы можно превратить в доходы, но в реальности сферы, где переработка действует, можно по пальцам пересчитать. Например, из пластиковых бутылок сейчас делают ткань, из бумаги — картон, из битого стекла — стройматериалы.

Но массовыми эти технологии так и не стали. Как говорит руководитель петербургской ассоциации рециклинга Всеволод Хмыров, это связано в первую очередь с тем, что использование вторсырья не является ключевым звеном в производственном цикле и ни у кого из участников рынка нет экономических стимулов расширять работу в секторе переработки.

То есть, производители картона легко могут изготовить свою продукцию как из вторсырья, так из отходов деревообработки. Разница в цене материала будет для них непринципиальной.

В свою очередь компании, занимающиеся сбором вторсырья, тоже сверхприбылей не получают и не видят смысла в том, чтобы наращивать обороты за счет тотальной сортировки. Поэтому в сегменте макулатуры на переработку идет то, что лежит на поверхности — в основном коробки из магазинов и оптовых складов.

Бытовой мусор сортируется слабо. Экоактивисты постоянно призывают горожан проявлять сознательность и сортировать отходы дома. Но эта мера малоэффективна, поскольку, попав в контейнер, заботливо отсортированная бумага все равно смешивается с пищевыми отходами и перестает быть ресурсом, из которого можно сделать тот же картон. Экобоксы, куда отдельно можно сдать пластик, металл или бумагу, стоят лишь возле отдельных станций метро или в торговых центрах. Каждый день с мусорными пакетами до таких точек не походишь.

Как говорит Михаил Кнатько, генеральный директор одного из ленинградских научно-технических центров, специализирующихся на переработке вторсырья («Технологии XXI века»), организовать раздельный сбор мусора в бытовом сегменте в ближайшее время нереально, но, по мнению эксперта, участникам рынка могут быть интересны промышленные отходы. Несколько лет назад с помощью «Спецтранса № 1» на полигоне «Новый Свет-Эко» по инициативе Кнатько появилась линия по мусоросортировке, которая выбирала в первую очередь пищевые отходы. Собранная органика использовалась для укрепления откосов. Но не в чистом виде, для смеси требовалась кембрийская глина.

А вот здесь возникли сложности. Глину с Никольского карьера предпринимателям предложили покупать из расчета 530 рублей за тонну. Это, кстати, дороже, чем щебень. Также для производства требовался цемент и специальные добавки. Итоговая стоимость смеси получалась 1000 рублей за тонну, что сводило на нет всю экономическую эффективность.

Переработка ради переработки, в принципе, тоже имеет право на жизнь. Как говорит Юрий Шевчук, председатель общественного совета при губернаторе Ленобласти, при увеличении глубины переработки, это может быть включено в тариф, ведь сейчас деньги в первую очередь собираются не за утилизацию отходов, а за их вывоз.

Но, как считает Кнатько, в случае с глиной система может быть экономически эффективной, ведь огромное ее количество также оказывается на полигонах. Например, на полигоны ТБО вывозятся отходы образующиеся при строительстве метрополитена. Это в первую очередь глина. Большое количество глины образуется при любых строительных работах.

И компании-застройщики не имеют права продавать ее заинтересованным лицам, они должны вывозить ее на полигоны, где она занимает место, которое сейчас реально на вес золота. Причем, за то, чтобы глина оказалась на свалке, компания должна еще заплатить от 40 до 90 рублей за тонну. Покупка глины напрямую у «Метростроя» или строительных компаний сейчас запрещена. Забирать ее с полигонов предприниматели также не могут. Поэтому они приобретают ее в карьерах.

Еще одна сфера, где поставщик отходов и их потенциальный покупатель с трудом могут встретиться — это оргтехника. Для переработки этот сегмент традиционно интересен, ведь в составе гаджетов присутствуют редкие металлы. Но если организация списывает несколько десятков старых компьютеров, она не может просто так взять и отдать всю технику в фирму, занимающуюся переработкой. У каждой части компьютера должен быть свой паспорт, где определен класс опасности.

То есть, завхозу нужно оформить документы отдельно на каждый монитор, системный блок, клавиатуру и даже мышку. Если эта же организация под покровом ночи выкидывает компьютеры в мусорный контейнер у жилого дома, ей ничего оформлять не надо. А дальше все зависит от внимательности сотрудников полигонов ТБО, которые занимаются сортировкой отходов на линии. Если они смогут извлечь отдельные части компьютеров из общей груды пищевых отходов, то есть шанс, что эти предметы будут переработаны.

В то же время, практика показывает, что когда ситуация в прямом смысле оказывается безвыходной, проблемы чудесным образом решаются. Яркий пример — щелочные отходы. Раньше промышленные предприятия свозили их на печально знаменитый «Красный Бор» и сдавали на утилизацию из расчета 60 рублей за литр. Когда у «Красного Бора» забрали лицензию и промышленникам оказалось просто некуда свозить эти отходы, в Петербурге и Ленобласти появилось много фирм, которые готовы их не только забрать, но еще и доплатить. Неожиданно выяснилось: то, что для одних является щелочными отходами, для других — компоненты для производства мыла и другой бытовой химии. Эксперты считают, что покупатели и продавцы нашли друг друга исключительно потому, что щелочь стоит дорого. А катализатором стало закрытие «Красного Бора».

И сфер, где взаимовыгодное сотрудничество может быть налажено, множество. Но пока в рециклинге отсутствуют единые правила игры, не до конца прописаны механизмы взаимодействия между участниками рынка, и нет планки, к которой нужно стремиться.

Борис Леднев, руководитель профильного исследовательского института считает, что в этой ситуации требуется смотреть на вещи реалистично и не впадать в крайности. По его мнению, 100-процентная переработка мусора в нынешних условиях нецелесообразна.

— Можно построить завод, который будет перерабатывать отходы в готовую продукцию из расчета 100 долларов за килограмм. Но у нас нет денег на такое производство, и я слабо представляю рынок сбыта. Нам нужно найти технологии, которые в перспективе позволят переработать то, что накапливается сегодня, — говорит Леднев.

Ну а пока в Ленобласти ищут новые площадки для размещения полигонов ТБО и приглашают инвесторов, готовых вложиться в эти сложные проекты. На них экологи возлагают самые большие надежды, ведь пока переработка мусорных гор — это скорее не система, а единичная бизнес-инициатива.

Вера ЧЕРЕНЁВА.

Опубликовано в «Российской газете» 11 мая 2017 года.

Источник:
https://rg.ru/2017....fo.html
Репортажи / 50 / Искандер-ака / Теги: обращение с отходами, Полигон «Новый Свет-Эко», Полигон «Красный Бор», экология, Полигон «Новосёлки» / Рейтинг: 5 / 2
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru