06.03.2019
Разрушительница мифов науки о климате

Авторитетный американский климатолог Рой Спенсер в недавнем эксклюзивном интервью, данном мне, назвал среди наиболее значимых климатологов США, опровергающих побасенку о «глобальном потеплении», и Джудит Карри. В свою очередь, в письме ко мне с ним во всём (а стало быть, и с этим) полностью согласился профессор Принстона, глава создаваемой по указанию президента Трампа специальной группы учёных для преодоления пресловутого «консенсуса», якобы существующего в климатической науке относительно вины человечества в потеплении на Земле, Уильям Хаппер.

 

Я начал шерстить интернет в поисках публикаций самой Джудит Карри или о ней с более или менее подробным изложением её взглядов. И вот что называется на ловца и зверь бежит: американский ежеквартальный журнал «Сити джорнэл» (City Journal), издаваемый Манхэттенским институтом политических исследований и посвящённый городским проблемам Нью-Йорка, опубликовал в своём зимнем номере большую статью о Джудит. Перевод её мы и предлагаем вашему вниманию.

 

Александр ЖАБСКИЙ,
редактор ресурса ЭКО.ЗНАЙ.

 

 

Мы все видели фотоснимки белых медведей, дрейфующих на льдах, ставших своего рода эмблемой жертв глобального потепления, которое ведёт к таянию полярной ледяной шапки, символов угрозы для Земли, создаваемой нашим непрерывным производством энергии — прежде всего, углекислого газа, который выделяют заводы и автомобили. Мы слышим все громче и громче требования наложить на это ограничения, прекратить наше расточительство, чтобы спасти не только медведей, но и планету и нас самих.

 

В политическом дискурсе и в средствах массовой информации крупные штормы и наводнения обычно приводятся в качестве признаков надвигающейся гибели, сопровождаемой стенаниями по окружающей среде и призывами уважать Мать-Природу. Однако, похоже, только катастрофы привлекают наше внимание, и редко упоминается, что потепление также принесло бы некоторые выгоды, такие как расширение производства зерна в ранее студёных регионах Канады и России. Мы также не слышим о том, что люди умирают чаще от холодной погоды, чем от жары. Слышны одинокие голоса критикующих тревогу по поводу глобального потепления, считающих ее лженаучным тезисом, истинная цель которого состоит в том, чтобы сорвать модернизацию экономики и рост свободного рынка и расширить власть государств над индивидуальным выбором.

 

Не будучи климатологом, я всегда затруднялся в выборе между этими доводами. А потом встретился с Джудит Карри в ее доме в Рено, что в штате Невада. Карри — настоящий климатолог.Некогда она возглавляла факультет наук о Земле и атмосфере в Технологическом институте Джорджии, пока не ушла оттуда, чтобы иметь возможность независимо выражать свои мысли. «Независимость ума и климатология стали несовместимы», — говорит она. Вы имеете в виду, что глобальное потепление нереально, спросил я её. «Потепление имеет место, но мы не вполне понимаем его причины, — говорит она. — Человеческий фактор и углекислый газ, в частности, способствуют потеплению, но вот насколько — это предмет интенсивных научных дебатов».

 

Карри ученый, а не записной всезнайка. В отличие от многих политических и публицистических оракулов, она никогда не высказывает мнения без доказательств. И у нее в распоряжении есть данные. Она говорит мне, например, что между 1910 и 1940 годами планета нагрелась во время климатического периода, который до некоторой степени напоминает нынешний. Она утверждает, что в потеплении нельзя обвинять промышленность, потому что в то время количество выбросов углекислого газа при сжигании ископаемого топлива было небольшим. Фактически, говорит Карри, «почти половина потепления, наблюдавшегося в двадцатом веке, произошла в первой половине столетия — до того, как выбросы двуокиси углерода стали большими». Таким образом, причиной того потепления были природные факторы. Ни одна из климатических моделей, используемых учеными, работающими в настоящее время в ООН, не может объяснить тот давний тренд. Эти модели также не могут объяснить, почему климат внезапно похолодал в период между 1950 и 1970 годами, что привело к появлению широко распространенных предупреждений о наступлении нового ледникового периода. Я вспоминаю обложки журналов конца 1960-х или начала 1970-х, изображающие планету в тисках уничтожающего глубокого замораживания. По словам группы ученых, мы имеем дело с апокалиптическим экологическим сценарием, но противоположным нынешнему.

 

Но разве сегодня уровень океанов не повышается, возражаю я, размывая береговую линию и угрожая затоплением низменных территорий и целых населенных островов? «Да, — отвечает Карри. — Уровень моря повышается, но это происходит неизменно с 1860-х годов; мы пока не наблюдаем какого-либо значительного ускорения этого процесса в наше время». Здесь опять-таки нужно учитывать возможность того, что причины повышения уровня моря являются частично или в основном естественными, что неудивительно, говорит Карри, поскольку «климатические изменения — это сложное и плохо изученное явление, в котором задействовано слишком много процессов». Винить в выбросах двуокиси углерода человека может быть не совсем научно, но «некоторые считают обнадеживающим полагать, что мы справились с этой задачей». Она говорит, что «ничто так не расстраивает многих ученых, как неопределенность».

 

Это подводит нас к тому, почему Карри профессорское поприще и отказалась от финансируемых государством исследований. «Климатология стала политической партией с тоталитарными тенденциями, — считает она. — Если вы не поддерживаете консенсус ООН в отношении вызванного человеком глобального потепления, если вы выражаете хоть малейший скептицизм — вы «отрицатель изменения климата», марионетка Дональда Трампа, квазифашист, которого необходимо исключить из научное сообщества». В наши дни климатологический «мейнстрим» воспринимает только лишь те данные, которые подтверждают его гипотезу о том, что человечество ответственно за глобальное потепление. Те, кто осмеливается интересоваться возможными естественными причинами климатических изменений, такими как солнечные сдвиги или колебания Земли, мягко говоря, не пользуются должным вниманием в научном сообществе. Стоит отметить, что риторика паникеров все больше переходит от «глобального потепления» к «изменению климата», которое может означать что угодно. Этот сдвиг начался еще в 1992 году, когда ООН расширила круг своих экологических проблем, включив в него все изменения, которые человеческая деятельность может вызывать в природе, создав сеть настолько частую, что лишь немногие человеческие действия могут сквозь неё проскочить.

 

Научные исследования должны основываться на скептицизме, постоянном пересмотре общепринятых идей: по крайней мере, это то, чему я научилась у своего наставника, выдающегося научного философа нашего времени, Карла Поппера. Что может заставить климатологов предать саму суть их призвания? В ответ Карри перечисляет: «политика, деньги и слава». Ученые — люди, с человеческими мотивами; нынче государственное финансирование, научные награды и академические продвижения идут за экологическую правильность. В среде климатологов, объясняет Карри, «человек не должен слишком сильно любить капитализм или промышленное развитие и должен отдавать предпочтение мировому правительству, а не нациям»; а если думаешь по-другому, будешь подвергнуты остракизму. «Климатология становится все более сомнительной наукой, обслуживающей политический проект», —  сетует она. Другими словами, «тележка политики стоит впереди научной лошади».

 

Она уже давно говорит правду об окружающей среде. Спор о глобальном потеплении начался еще в 1973 году, во время нефтяного эмбарго в Персидском заливе, которое вызвало опасения, особенно в Соединенных Штатах, что поставки нефти оттуда истощатся. Атомная промышленность, говорит Карри, воспользовалась ситуацией, чтобы обосновать ядерную энергетику как лучшую альтернативу, и начала субсидировать экологические движения, враждебные углю и нефти, что она с тех пор и делает. Так и зародилась басня о грядущем потеплении.

 

Сыграло свою роль в распространении этой побасенки и Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства. Завершив свои лунные экспедиции, НАСА искало, куда бы теперь направиться, поэтому оно построило некоторые предварительные климатические модели, ориентированные в первую очередь на углекислый газ, потому что это простой фактор, который можно выделить и «потому что он находится под контролем человека», отмечает Карри. Несмотря на то, что это лишь один из многих факторов, вызывающих изменения климата, углекислый газ все чаще объявляется злодеем. Бюрократические силы в ООН, которые продвигают глобальное управление — разумеется, в лице ООН —  выступили за эту линию исследований. Затем ученые были призваны и простимулированы, чтобы доказать, что такой политический проект необходим с научной точки зрения, вспоминает Карри. ООН учредила Межправительственную группу экспертов по изменению климата (МГЭИК) в 1988 году, чтобы продвигать эту повестку дня, и с тех пор климатологи — всё более заметная и процветающая группа — приняли эту веру.

 

В 2005 году у меня состоялся разговор с Раджендрой Пачаури, индийским железнодорожным инженером, который превратился в климатолога и стал директором МГЭИК, которая во время его пребывания в этой должности получила Нобелевскую премию мира 2007 года. Пачаури без смущения сказал мне, что в ООН он нанял только климатологов, убежденных в объяснении потепления углекислым газом, отвергнув всех остальных. Этот экстраординарный сговор ныне позволяет политикам и комментаторам заявить, что «наука говорит», что в глобальном потеплении повинен углекислый газ или что существует «научный консенсус» в отношении потепления, подразумевая, что никаких дальнейших исследований не требуется — что выглядит полной бессмыслицей, ибо наука основывается не на консенсусе, а на противоречивых взглядах.

 

Карри скептически относится к любым положительным результатам, которые могут последовать из договоров по охране окружающей среды — прежде всего, Парижского соглашения по климату 2016 года. В соответствии с условиями соглашения подписавшие его страны, за исключением Соединенных Штатов, которые вышли из пакта, взяли на себя обязательство сократить выбросы парниковых газов, чтобы стабилизировать температуру планеты примерно на её нынешнем уровне. Тем не менее, как уточняет Карри, даже если бы все государства соблюдали это обязательство — что крайне маловероятно — снижение температуры в 2100 году будет на незначительные две десятых градуса. И это предполагает, что прогнозы климатической модели верны. Если в будущем потепление будет слабее, чем прогнозируется, снижение температуры в результате ограничения выбросов будет даже меньшим.

 

Со времени заключения Парижского соглашения о климате ни одно правительство не предприняло никаких серьезных действий. Выход из него США едва ли является единственной проблемой; Индия фактически игнорирует соглашение, а Франция «из года в год не достигает своих целей по сокращению выбросов парниковых газов», — признает Николя Юло, французский экологический активист и бывший министр президента Эммануила Макрона. Соглашение не имеет силы и не влечет за собой никаких санкций — условие, на котором настаивают многие правительства, которые иначе не подписали бы его. Мы продолжаем жить в противоречивой реальности: с одной стороны, слышим, что ничто не угрожает человечеству так сильно, как повышение уровня двуокиси углерода в атмосфере; с другой — практически ничего не делается для устранения этой якобы страшной угрозы. Большинство экономистов предполагают, что единственным эффективным стимулом для снижения уровня парниковых газов будет введение глобального налога на выбросы углерода. Кажется, ни одно правительство не готово ввести такой налог.

 

Есть апокалиптический кризис потепления или нет? «Нам упорно твердят, что мы приближаемся к точке невозврата, что, например, таяние арктических льдов —  это начало апокалипсиса, — говорит Карри. — Но это таяние, которое началось многие десятилетия назад, не ведет к катастрофе». Белые медведи сами приспосабливаются и перемещаются в другое место и никогда прежде не были более многочисленны; по словам Карри, таяние угрожает им куда меньше, чем урбанизация и экономическое развитие в полярном регионе. Более того, в последний год планета начала охлаждаться, хотя «никто не знает, будет ли это продолжаться, или поставит под вопрос все гипотезы глобального потепления». По словам Карри, поистине драматический сокращение ледяного покрова будет происходить не в результате таяния, вызванного глобальным потеплением, а в результате «извержений вулканов в антарктическом регионе, которые могут разрушить лед, а это невозможно предсказать». Климатологи не говорят о таких извержениях, потому что их теоретические модели построить невозможно из-за непредсказуемости подобного явления.

 

Тогда выходит, Карри рекомендует пассивность? Ни в коем случае. По ее мнению, исследования должны быть разнообразными, чтобы охватить изучение естественных причин изменения климата, а не фокусироваться так одержимо на человеческом факторе. Она также считает, что вместо того, чтобы тратить время на бесполезные договоры и бесплодные ссоры, нам лучше подготовиться к последствиям изменения климата, будь то потепление или что-то еще. Она отмечает, что, несмотря на на сетования, что погода стала гораздо хуже, ураганы в наши дни обычно наносят меньший ущерб, чем в прошлом, потому что улучшились системы оповещения и планирование эвакуаций. Это говорит о правильном подходе.

 

Прагматизм Карри не пользуется уважением в кругах защитников окружающей среды или среди либеральных ученых мужей, хотя никто не оспаривает достоверность её исследований и не опровергает данные, которые она приводит в отношении чрезвычайно сложной реальности. Но ни реальность, ни сложность не вызывают столько страстей, сколько мифы, и именно поэтому работа Джудит Карри сегодня так важна. Она — разрушитель мифов.

 

Гай СОРМЭН (Guy Sorman).

 

ОБ АВТОРЕ. Гай Сормэн — редактор журнала «Сити джорнэл» (City Journal), автор многих книг, в том числе «Экономика не лжет: защита свободного рынка во время кризиса».

 

Опубликовано в зимнем номере 2019 года американского журнала «Сити джорнэл» (City Journal).

 

Источник: https://www.city-journal.org/global-warming

 

Перевод с английского Александра ЖАБСКОГО.

 

Статьи / 15 / Искандер-ака / Теги: Климатология, изменение климата, наука, Judith Curry, глобальное потепление, климатический алармизм, джудит карри / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта