19.03.2016
Проблемы полигона «Красный Бор» глазами геолога

В 1966 г. Северо-Западное территориальное геологическое управление Министерства геологии РСФСР (позже ФГУП «Севзапгеология», а ныне ОАО «Севзапгеология») завершило изыскательские работы в Тосненском районе Ленобласти по поискам площадки для захоронения токсичных промышленных отходов предприятий Ленинграда. Место быоо выбрано не случайно — здесь в предглинтовой низменности под маломощным чехлом четвертичных отложений (4-5 м) залегает мощный (до 80 м) слой однородных синих глин лонтовасской свиты раннекембрийского возраста с уникальными водоупорными свойствами.

Приём отходов на полигоне начался с 1969 -70 гг. С этого времени и по сей день к полигону приковано внимание громадного количества научно-исследовательских коллективов — геологов, гидрогеологов, геохимиков, биохимиков, экологов идр. специалистов.

Небезынтересна эволюция направления исследований, проводимых учеными на полигоне «Красный Бор». Так, в самом начале, в 70-е годы, когда карты по приёму отходов ещё не были переполнены, исследования касались, в основном, вопросов взаимодействия жидких токсичных отходов и вмещающих их синих кембрийских глин. Это отражено и в работе Е.В. Часовниковой (1979 г.), где рассматриваются изменения состава и свойства кембрийских глин при их взаимодействии с жидкимипромотходами.

К 1990-м годам, по мере заполнения карт отходами, круг проблем значительно расширился. Согласно техническим условиям эксплуатации карт, был определён предельно допустимый уровень токсичных отходов в каждой карте. Необходимо было выдерживать допустимый уровень в картах, чтобы избегать утечки токсичных отходов в четвертичные водоносные пески, залегающие сразу под почвенным слоем.

Но дело дошло не только до переполнения карт, что уже является должностным преступлением, — ещё и начали сооружать их обваловку, чтобы принимать отходы и дальше (см. рис 1).

 

 

Рис. 1. Карты полигона "Красный бор": так есть и так должно быть.

 

У авторов обваловки была иллюзия, что если приподнять карты над поверхностью земли, это не только увеличит их объём, но и сохранит при этом желаемую водоупорность надстроенной части карт.

Но при обваловке теряются водоупорные свойства глин, поскольку нарушаются те текстурно-структурные характеристики пород, которые приобретались ими в течение сотен миллионов лет и которые присутствуют в глинах только с ненарушенным залеганием. Вот поэтому происходило и происходит заражение почв, поверхностных и подземных вод на соседствующих с полигоном территориях через породы обваловки и сквозь четвертичные пески озерно-ледникового происхождения.

Кроме того, неизвестно какие глины брали из Красноборского карьера для обваловки. В одной из работ приводятся сведения, что для обваловки использовался грунт, залегающий вокруг карт. Но тогда это еще одно должностное преступление. Залегающие сверху грунты — это четвертичные флювиогляциальные пески и ледниковые валунные суглинки, совершенно не пригодные для обвловки, поскольку вообще не имеют водоупорных характеристик. А если для обваловки использовались породы из нижних горизонтов Красноборского карьера, то они вообще не годятся для гидроизоляционных работ, поскольку имеют песчанистый состав и содержат прослои алевритов, а в зумпфе карьера вскрыта кровельная часть ломоносовской свиты, которая залегает под синими кембрийскими глинами лонтовасской свиты.

Производился ли геологический контроль качества глин отбираемых для обваловки? Судя по зараженности окружающих территорий — нет.

В связи снарушениями эксплуатации полигона, в 1990-е годы появились работы по экологической оценке состояния почвогрунтов, поверхностных и грунтовых вод на площадях, прилегающих к полигону «Красный Бор» (Нижарадзе Т.Н, Томилин А.М., 1991 г.). Появляются даже работы по экологической характеристике гидросети в окружении полигона (Рябова В.Н., Гольцова Н.И., Лутова Е.В. и др. Экологическая характеристика р. Ижора, 1990 г.).

В начале XXI века начинается бум защит кандидатских диссертаций по проблемам полигона «Красный Бор». Эти работы, кроме традиционных экологических проблем, уже посвящаются вопросам рекультивации заполненных карт, а также моделированию сценариев развития опасных ситуаций на полигоне. Это диссертационные работы Плющ Л.В. (2002 г.), Еремеевой А.А. (2002 г.), Таукина П.Б. (2004 г.), Елдиной Е.В. (2006 г.), Маровой А.В. (2011 г.).

Одновременно не ослабевает научный интерес к проблемам полигона и у коллективов научно-исследовательских институтов.Так, ученые Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники в 2009 г. завершили работы над темой «Практика рекультивации полигона промышленных токсичных отходов СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор». Была предложена рекультивация использованных карт на самом высоком научном уровне. Все эти исследователи внесли существенный вклад в теоретические разработки и практические рекомендации по экологической безопасности прилегающих территорий.

Трудно переоценить все эти научные разработки и достижения. По оценкам экспертов за 40 лет эксплуатации полигона (данные на 2009 г.) в поверхностные и подземные воды поступило 14 млн кубометров загрязненных стоков, поэтому ученые тогда предлагали снизить уровень загрязнения в 500 раз (не менее!) (ОАО «ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева», 2009 г.).

Ещё в те времена отмечалось, что на крутых откосах обваловок и поверхностях закрытых карт идут процессы водной эрозии – повсеместно развиваются промоины, рытвины. В 2004 г. Таукин П.Б., в то время директор полигона «Красный Бор», называет сжигание отходов в УТО (установка термического обезвреживания) примитивным. Парогазовые выбросы от УТО — это очень сложная по составу аэрозольная система, являющаяся основным источником загрязнения атмосферы, почвы и водных бассейнов. Отсутствие кровли над картами (на необходимость которой указывают практически все исследователи) в теплую погоду приводит в результате испарений к заражению атмосферного воздуха, а во время обильных осадков — к резкому повышению уровня отходов и их переливу в картах.

Если бы выполнялась рекомендация ученых о допустимом уровне наполнения карт не выше 5 метров от кромки (поверхности земли), то не происходило бы переливов карт, а самое главное не происходило бы заражение подземных вод четвертичного горизонта залегающего 5-метровым слоем на синих кембрийских глинах. В четвертичных отложениях, кроме водоупорных суглинков, присутствуют водоносные пески, которые при превышении допустимого уровня в карте подвергаются прямому заражению. А с учетом обваловок, которых вообще не должно было быть, водоносные пески ещё и оказываются под напором 5-7-метровой толщи жидких токсичных отходов.

Наклон неровной кровли синих кембрийских глин и залегающих на ней водоносных четвертичных отложений направлен с юга на север — от Балтийско-Ладожского глинта, на котором расположен пос. Красный Бор, в сторону Приневской низменности. Подземные воды в четвертичных отложениях также имеют направление стока с юга на север к поселениям Тельмана, Ям-Ижора, Войскорово и др.

В 2004 г. в газете «Санкт-Петербургские ведомости» была опубликована статья Натальи Анисимовой «Ядовитый коктейль в дачном колодце. Попробовать его сегодня рискует каждый». На месте автора статьи, я бы в конце заголовка добавил слова, отражающие реальную сложившуюся обстановку в окрестностностях паолигона: : «…а не только жители соседствующих с полигоном «Красный Бор» поселений». Ибо в те годы уже существовала проблема, когда перевозчиками производились сбросы токсичных жидких отходов в лесах, оврагах и канавах, не доезжая до полигона. Жидкие токсические отходы, попадая в поверхностные и грунтовые воды, в конечном итоге оказывались в колодцах местных жителей.

Конечно, это серьезное экологическое преступление по отношению к природе и жителям, проживающим вдоль трасс, ведущих к полигону. Но абсолютно справедливо, если этого «коктейля в дачных колодцах» не будет ни у кого, в том числе у жителей Красного Бора, Феклистово, Мишкино, Тельмана, Ям-Ижоры, Войскорово, Федоровского, Ульяновки, Колпина и Никольского.

Исследователями также отмечалось, что угрозу заражения почвогрунтов, поверхностных и подземных вод в районе полигона представляют и наледи в кольцевом канале, которые препятствуют его функционированию в самом начале снеготаяния. Отводящий от кольцевого канала магистральный канал не должен впадать в р. Большая Ижорка.

Пользуясь, предоставленной возможностью, хочу обозначить очень важную экологическую проблему, до сих пор остававшуюся не замеченной исследователями полигона «Красный Бор». Этот сценарий чрезвычайно опасной ситуации также не рассмотрен и в работе Маровой А.В. (2011 г.). Это заражение ломоносовского водоносного горизонта, вскрытого в зумпфе (самой глубокой его части) Красноборского карьера, находящегося в непосредственной близости от полигона «Красный Бор» (менее 1 км). В Красноборском карьере по добыче кембрийских глин (см. рис. 2 и 3), в зумпфе вскрыты песчанистые толщи ломоносовской свиты, а это также угроза экологической безопасности важнейшему для Петербурга и Ленобласти водоносному горизонту — ломоносовскому водоносному горизонту.

 


 

Рис. 2. Схема заражения поверхностных и подземных вод из полигона.

 

 

Рис. 3. Схема расположения Красноборского карьера по отношению к полигону.

 

Карьер находится в непосредственной близости к Красноборскому полигону с его картами, переполненными токсичными отходами. Ломоносовский горизонт был надежно защищен кембрийскими глинами, но непонятно для какой цели их «продырявили», организовав гидравлическое окно, через которое осуществляется связь с поверхностными и грунтовыми водами. Хотя можно было расширять карьер не вглубь, а по простиранию продуктивной толщи. Необходимо было оставить глиняный замок синих кембрийских глин над ломоносовскими песчаниками.

На рис. 2 показана схема расположения Красноборского карьера по добыче кембрийских глин и полигона «Красный Бор» относительно Балтийско-Ладожского глинта. Аналогичная ситуация произошла и в Никольском карьере, в зумпфе которого также вскрыли песчанистые толщи ломоносовской свиты. Потом, после закрытия карьера, он стал заполняться поверхностными и сточными водами, создавая и здесь угрозу заражения ломоносовского водоносного горизонта.

На территории Ленобласти водоносные песчаные толщи ломоносовской свиты протягиваются полосой под маломощным чехлом четвертичных отложений от Нарвского залива, вдоль южного берега Финского залива, через города Сосновый Бор, Ломоносов и Петергоф, посёлок Стрельна, Константиновский дворец к посёлку Рыбацкое. Далее полоса выходов ломоносовского горизонта прослеживается к Шлиссельбургу под мощной толщей четвертичных отложений и далее скрывается под водами Ладожского озера (бухта Петрокрепость).

Водозаборы этого горизонта осуществляются по всей полосе его распространения и предназначены либо для резервного водоснабжения (на случай чрезвычайных ситуаций), либо для промышленного (снабжение предприятий) и питьевого водоснабжения. Следует отметить, что в 2003 г. был сооружен «Водозабор п. Стрельна и Дворец Конгрессов» для резервного водоснабжения при чрезвычайных ситуациях.

Между тем, искусственно сооружать гидравлические окна над водоносными горизонтами — это непростительная оплошность геологических служб, осуществляющих контроль над производством работ по добыче глин в карьерах.

Хотелось бы обратить внимание на то, что полигон «Красный Бор» давно и полностью исчерпал свои возможности. И не только по расчетному времени его эксплуатации (первоначально на 3 года, потом — на 5 лет и т.д.), но и, самое главное, что эксплуатация полигона проводилась с серьезными технологическими нарушениями вопреки многочисленным научным практическим рекомендациям, которые не использовались и в силу халатностии как следствие из-за отсутствия требуемого финансирования. Но экономия на здоровье своих сограждан — это непростительная ошибка руководителей не только регионального, но и федерального уровней.

Необходимо закрыть полигон на приём токсичных промотходов. Необходимо провести либо частичную переработку накопленных отходов до глубины 5 м от поверхности земли в каждой карте, либо полную, на всю глубину.

Для вновь образующихся промышленных отходов предприятий необходимо предусмотреть площадку в малонаселённом районе Ленобласти с подходящим для этих целей геологическим строением грунтов. Ещё в 2004 г. сотрудники «Севзапгеологии» наметили в малонаселенных местах Ленобласти 13 мест для возможного строительства полигона по захоронению токсичных промышленных отходов.

Николай НАТАЛЬИН, кандидат геолого-минералогимческих наук.

Опубликовано на сайте «Саблино» в марте 2014 года.

Источник:
http://www.sablino.net/science/krasny_bor.php

Статьи / 773 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 2
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта