24.06.2017
Право дышать

 

Жители этого села живут в страхе и отчаянии. Это горное село, но здесь нет камнепадов и селей, хотя по его окраине течет река. Страх людей связан с риском от промышленных отходов металлургического завода «Анзоб» (АМКО), который находится буквально в 20-25 метрах от их домов. Пятый год кряду жители этого села Айнинского района обивают пороги кабинетов районных властей, требуя решить этот вопрос, но, к сожалению все напрасно.

 

«Весь труд насмарку...»

 

Весть о нашем прибытии – группы журналистов в село Оби Канапо, в котором живут всего лишь 33 семейства, распространилась мгновенно и вскоре мужчины, женщины и дети собрались вокруг нас. Все взволнованны и ждут только одного, чтобы мы донесли их слова властям. Джонбиби Гулназарова, женщина с ребенком на руках, говорит, что является «соседкой» свалки и не может открыть свои окна и двери, чтобы проветрить свой дом из-за загрязнённого воздуха:


- У меня постоянно болит голова, ребенок болеет. Чуть ли не каждый день ходим к доктору и лечимся с ребенком. Получаем уколы. Если хотите, для достоверности покажу назначения врачей...


Насиба Муминова, другая жительница этого села, присоединяется к разговору. Она говорит, что дышат ядом и травят свое будущее и будущее своих детей:


- Наши мужчины уехали в Россию на заработки. Отправляют очень мало денег, которых на жизнь не хватает. Я постоянно хожу в больницу со своим пятилетним ребенком. Мы должны кушать и жить как-то на эти деньги. Но наши деньги уходят на лечение. И мы не имеем такую возможность, чтобы переехать куда-нибудь. Никто нас не понимает… 

К нам приводят Мубиуллоха Наврузова – 1,8-летнего ребенка. Он не может ходить. Поэтому его отправили на лечение в больницу «Кара-Боло» города Душанбе. «В Душанбе его состояние улучшилось, он окреп и поправился, но после приезда домой опять прежнее состояние. Доктора сказали, что у него слабый организм. Он живет в таком месте, в котором воздух тяжелый. Врачи посоветовали переехать куда-нибудь в другое место», - рассказывает один из его родных.


В Оби Канапо можно увидеть недостроенные дома и подвалы. Как говорят жители этого села, хозяева этих домов начали строить эти дома с большим энтузиазмом до того как там построили свалку - место захоронения отходов завода. Достраивать не стали, так как само существование этой свалки ставит под вопрос само проживание в этом селе.
 

Нарзикул Усмонов, другой житель этого села, говорит, что эти люди не видят здесь никаких перспектив для себя и своих детей, потому что это место становится очень опасным для их семей. Он добавил, что домашний скот тоже не в безопасности:

 

- Например, моя корова заболела. Когда забили ее, внутренности были черными и мясо непригодно для употребления. Несколько овец тоже заболели, не смогли ходить и таким образом умерли…. Туши приходиться выбрасывать и весь труд насмарку…

 

 

«Это секрет»

 

Когда пройдетесь по улицам Оби Канапо, сразу невозможно почувствовать загрязнение воздуха и естественно, начинаешь сомневаться в словах жителей села: может они дают неверную информацию? С другой стороны, степень риска и вреда от свалки, видимо, не так велика, чтобы воочию видеть ее негативные результаты. Если бы ее воздействие было таким, как его описывают местные жители, то не только в этом селе, но и во всех селах долины Искандаркуль не осталось бы ни одной живой души… 
   

Мы идем в сторону свалки. Дует сильный ветер. И только теперь мы начинаем чувствовать, что слова жителей небезосновательны. Чувствуется неприятный запах, который исчезает после того, как ветер стихает. Понятно, что мы тут только не надолго, в то время как этим людям здесь жить.
  

На свалке заняты работой около 10 человек. У большинства имеются респираторы. Увидев нас, двое из них подходят к нам. Мы спрашиваем у них, чем они заняты. «Мы роем новую яму» - слышим в ответ. «Не повредит ли работа на свалке вашему здоровью?» - спрашиваем мы и видим, как меняются лица наших собеседников. Сразу отвечают: «Нет! Почему? Мы работаем на заводе, и слава богу, здоровы!» «Тогда почему вы пользуетесь респираторами? Вы же копаете песок, много ли у песка пыли?» - опять спрашиваем мы. «Ради нашего здоровья!» - ответили они и на другие наши вопросы о свалке получили только один ответ «Это секрет!» По их словам, при подписании контракта все работники металлургической компании «Анзоб» обязуются не распространять информацию о деятельности организации. Свалка Оби Канапо находится на левой стороне дороги Айни – Искандаркуль, ширина которой составляет всего 5 метров и является «линией границы» между селом и свалкой. В ней хранятся отходы ртути и сурьмы, которые вырабатываются на руднике Джиджикруд. Это уже четвертая свалка металлургического завода «Анзоб» на территории Айнинского района.

 

«Они тоже люди!»

 

Среди этих четырех свалок свалка Оби Канапо получила известность благодаря тому, что публикация о ее деятельности вызвала большой резонанс в средствах массовой информации и социальных сетях. Однако очень поздно. Решение о создании свалки было принято еще в 2013 году. Опасение того, что в ней будут захоронены отходы сурьмы и ртути, то есть ядовитые вещества (такие как аrsenium), начало беспокоить людей. Они стали бегать по кабинетам. Написали несколько писем районным, областным и республиканским органам власти. Они просили прекратить стройку такой свалки. Но никто не откликнулся на их обращения. Ответы были одного содержания: свалка безвредна. 


Первые машины с отходами начали приезжать в 2015 году, и жители удостоверились в своих худших предположениях. В селе начали происходить такие события, что невозможно было закрыть на них глаза. Люди неизбежно стали обращаться в средства массовой информации. 


В феврале 2016 года еженедельник «Нигох» и сайт Tojnews напечатали статью под названием «Они тоже люди! Превратит ли американская компания в «долину смерти» одно из сел в Айнинском районе?» (№44, 3 февраля 2016 года), которая вызвала бурную реакцию в социальных сетях. В данной статье, которая была написана на основании письма 50 жителей села Оби Канапо, речь шла о распространении женских и инфекционных болезней, желтухи среди женщин и детей этой местности. По словам жителей, одна собака случайно забрела на свалку, а через несколько дней у нее выпала вся шерсть и она умерла. Все эти факты вынудили их уверовать в то, что источником всех этих бед является свалка металлургического завода «Анзоб» (АМКО) и жители требовали перевезти ее в безопасное место.


Особенное впечатление производит фото Шахриддина  Шарифова, трехлетнего жителя этого села, у которого было серьезное заболевание. Его голова распухла, и все тело было покрыто глубокими язвами. Шахридин никогда не болел с рождения. Кроме того, его болезнь была незнакомой для местных врачей. Его отправили в Худжанд. В начале и там не смогли определить его болезнь. Публикация этой статьи привлекла внимание местных, областных и республиканских властей. Исходя из ответа Нусратулло Салимзода, бывшего министра здравоохранения и социальной защиты Таджикистана (tojnews.org – 25 февраля 2016 года), выясняется, что действительно диагноз болезни Шахридина сразу не был установлен. По его словам, Шахриддин проходил курс лечения с 11 по 14 декабря 2015 года в детской клинической больнице Согдийской области, а потом с 14 по 30 декабря 2015 года в больнице кожных заболеваний Согдийской области с диагнозом токсикодермия, но не вылечился. Он вылечился только после того, как его 31 декабря его перевели в инфекционную больницу г. Худжанда, где ему поставили диагноз инфекционного мононуклеоза и провели курс лечения. Его выписали 2 февраля 2016 года.


Бывший министр утверждал, что инфекционный мононуклеоз имеет вирусологическое свойство, и свалка не может быть источником инфекции. Однако Умед Гиясов, главврач государственной санитарии Согдийской области, отправил санитарное предписание в виде письма директору компании АМКО и Председателю Айнинского района, в котором говорилось, что «учитывая тот факт, что защитная санитарная зона в сооружениях компании АМКО в отношении населенного пункта не отвечает требованиям», прекратить деятельность свалки и «свалка должна быть полностью очищена и обезврежена от химических отходов». Нусратулло Салимзода также сообщил, что эта свалка не соответствует «требованиям  пункта   8 санитарных норм МС 245 – 71 «проектирования производственных предприятий» и площади санитарно-защитных зон.


Жители Оби Канапо надеялись, что после отклика органов власти наконец-то избавятся от «вреда свалки», но их предположения были напрасными. В село Оби Канапо 29 февраля прибыли Акрам Касымов, бывший заместитель председателя Айнинского района, Мухаммад Арбобзода, прокурор Айнинского района и Алихон Тураев, заместитель председателя Анзобского металлургического завода (АМКО). В то время как заместитель председателя и прокурор Айнинского района говорили, что исследование еще продолжается, Алихон Тураев в нескольких аргументах обосновал законность и безопасность свалки, и посчитал беспокойство жителей напрасным: 1) Территория свалки с 1975 года принадлежит Амоналкомбинату (подчиняется Анзобскому металлургическому заводу) и относится к категории «промышленных земель»; 2) свалка создана и функционирует согласно заключениям всех соответствующих структур, в том числе  Комитета по охране окружающей среды, санитарно-эпидемиологического центра и Министерства промышленности, и в соответствие со всеми процедурами; 3) Институт химии Таджикистана дал заключение, что в составе отходов нет токсичных веществ. Отходы состоят только из металла и песка, и 4) они размещены в «капсулах»  и не могут причинять вреда живым существам; 5) Те болезни, которые распространились в селе, не имеют никакого отношения к свалкам. Он посоветовал “лечитесь от болезни, а не от  воображаемых  причин”. Этим и закончились возмущения жителей села. Ничто не изменилось и не были определены результаты расследования органов власти. Машины с отходами вновь начали приезжать в село...

 

«Большие деньги»

 

Жители Оби Канапо  опять начали стучаться в двери органов власти и обращаться в средства массовой информации. 6 апреля 2016 года еженедельник «Фараж» опубликовал статью «Оби Канапо – село  в объятиях отчаяния»(№15(488)). Самое интересное в этой статье было то, что свалка завода АМКО в селе Оби Канапо была сооружена в нарушении Закона Республики Таджикистан "Об отходах производства и потребления" (от 10 мая 2012г). Согласно статье 10 данного закона, строительство промышленных свалок в местах проживания людей запрещено. Никакой реакции и ответа со стороны органов власти на публикацию не было.


15 июня того же года «Фараж» опубликовал статью под названием «Казни истины. Почему правительство не защищает людей от «больших денег»?(№25), в которой был отражен вопрос о том, несмотря на выдвижение  жителями села Оби Канапо ряда аргументов для закрытия свалки, власти и предприятие не предают значения ни одному из них. И не означает ли это, что органам власти более важны «большие деньги», а не здоровье людей и соблюдение закона.


После публикации этой статьи Акрам Касымов, бывший первый заместитель председателя Айнинского района, согласно заключению комиссии, которая состояла из «специалистов и ответственных лиц соответствующей сферы» посчитал необоснованными претензии об опасности и незаконности свалки завода АМКО в селе Оби Канапо, аргументируя это тем, что: 1) … участок земли промышленных отходов площадью 1 га расположен на землях промышленного назначения и принадлежит ООО «Металлургический завод Анзоб», и не входит в состав земель населенных пунктов; 2) Территория свалки окружена жестяным забором и колючей проволокой; 3) документация оформлена согласно экологическим требованиям, были получены положительные заключения государственной экологической экспертизы (3.07.2013, № 547-15) и государственной санитарно-эпидемиологической службы Республики Таджикистан (№ 0053274, № 49 от 7.08.2015)… 

 

Согласно анализу Института химии Академии Наук Республики Таджикистан (15.12.2014, № 275) отходы, находящиеся на свалке, не оказывают негативного влияния окружающей среде и здоровью населения. Было отправлено письмо на имя председателя Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистан (10.03.2016, №1/14.01.424) со стороны Комитета по защите окружающей среды при правительстве Республики Таджикистан, в котором говориться, что комитет «считает необоснованным отрицательное влияние свалки окружающей среде и здоровью населения; 4) «на основании заключения врачей районного и областного уровня аргумент «изобилия детских и женских болезней и подверженности животных губительным болезням»   является безосновательным и не имеет никакого отношения к существованию свалки».

 

Таким образом, бывший первый заместитель председателя Айнинского района защищая свалку, воздержался от ответов на  вопросы жителей и требований закона, а также от рассмотрения  писем министра здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан и главного государственного санитарного врача Согдийской области.

 

Интересное в том, что спор продолжался один год, но металлургическая компания «Анзоб» или АМКО в защиту своей позиции не дала официального опровержения. Совместная таджикско-американская компания  “Анзоб”, которая сотрудничает с АМКО в разработке ртути и сурьмы Джиджикрудского рудника Айнинского района и сдала в аренду своему партнеру территорию свалки, в течение этого времени хранило молчание. На статьи, в которых упоминалась Америка, также ни коим образом не отреагировало посольство этой страны в Таджикистане.

 

Два решения председателя

 

Вдобавок к тому, что Закон "Об отходах производства и потребления" и официальные органы ставили под вопрос законность свалки компании АМКО в селе Оби Канапо,  «Фараж» нашел доступ к официальным актам и заключениям, которые ставят под вопрос законную деятельность свалки. Комитет по охране окружающей среды Таджикистана от 3июля 2013 года «с целью защиты и улучшения окружающей среды» дает компании поручение для выполнения некоторых работ, в том числе создание зон озеленения, санитарно-защитной границы, санитарно-защитной полосы путем посадки лиственных и вечнозеленых деревьев на территории свалки, но все еще кроме «жестяных заборов и колючей проволоки» вокруг свалки ничего не видно. В то же время Государственный санитарно-эпидемиологический центр установил допустимое расстояние между свалкой и населенным пунктом от 30 до 50 метров, которое на самом деле составляет 20-25 метров. Документация свалки  также вызывает много вопросов. Жители Оби Канапо сообщают, что строительство свалки началось в 2013 году. Однако, если лицензия Комитета по охране окружающей среды Республики Таджикистан была получена 18 июля 2013 года, то анализ Института химии Академии наук Таджикистана и заключение Государственной санитарно-эпидемиологической службы Таджикистана было получены соответственно 15 декабря 2014 года и 7 августа 2015 года. Возникает вопрос: что было первым - строительство свалки или получение соответствующих документов?

 

Бывший министр здравоохранения и социальной защиты населения сообщает, что АМКО построил свалку без разрешения Государственного санитарно-эпидемиологического надзора и нарушил требования постановления правительства Республики Таджикистан «об утверждении порядка оформления, регистрации и предоставлении санитарно-эпидемиологического заключения» (от 31 марта 2004 года) в случае санитарно-эпидемиологического заключения. Но в официальном письме Акрам Касымов бывший первый заместитель председателя Айнинского района приводится, что этот акт был получен 7 августа 2015 года. Кто из них говорит правду? Вся эта противоречивость вокруг деятельности свалки АМКО привела нас к Алихону Тураеву, заместителю председателя компании. Он согласился отвечать на наши вопросы без микрофона. Он сказал, что его компания имеет все необходимые документы для функционирования свалки, они выданы со стороны соответствующих органов, например Умед Гиясов тоже дал санитарное заключение, но почему он сделал «санитарное предписание», ему не известно. По его словам, домохозяйства, живущие по соседству со свалкой, незаконно построили дома в «зоне безопасности» территории “Амоналсклада” или склада взрывных веществ совместной таджикско-американской компании “Анзоб”. Он категорически отрицает тот факт, что свалка действует против закона "Об отходах производства и потребления". По его словам, это село не имеет официального статуса. На вопрос о том, почему не были проведены работы по созданию зон озеленения, санитарно-защитной границы и санитарно-защитной полосы на территории свалки, он ответил, что пока компания не находит время для этого. И это в то время как срок деятельности свалки  на основании лицензии Комитета по охране окружающей среды определен на 5 лет. Срок лицензии истекает 18 июля 2018 года, но закон позволяет продлить его срок. 

 

Господин Тураев назвал территорию свалки «промышленной землей», но на уточнение предназначено ли оно для свалки, ответил, что других земель для этих целей у них нет. Другой интересный факт сообщил Джахонгир Курбонов, ответственный работник санитарно-эпидемиологического центра Согдийской области, который участвовал от имени этой организации в обсуждениях проблем свалки Оби Канапо. Он сообщил: «во время исследования выявлено, что  еще во времена Советского Союза эта земля предусматривалась для свалки, но в 2006 году хукумат Айнинского района по неосведомлённости распределил населению земли, входящие в «зону безопасности» этой свалки.   

 

Значит, жители Оби Канапо незаконно построили дома на землях АМКО?

 

Оби Канапо действительно новое село. Ее жители родом из села Махшевад, джамоата Фондарё Айнинского района. С целью спасения от многочисленных лавин и оползней, 41 жители этого села написали письмо председателю джамоата  Фондарё с просьбой выделить им земли. Таким образом, 33 семейства села Махшевад согласно решению председателя джамоата Фондарё (от 29 января 2006 года №2) и председателя Айнинского района (от 7 сентября 2006 года, №235)  стали владельцами земельных участков в местечке Оби Канапо, там, где по утверждению АМКО была «зона безопасности» «Амоналкомбината»- бывшего Анзобского ГОК. Для них выделили 3 га земель из числа «несельскохозяйственных земель». В связи с этим, решение председателя Айнинского района «О выделении земельного участка для сооружения объекта для хранения твердых отходов металлургического производства» (№ 432) от 7 декабря 2012 года было принято ровно через 6 лет. Вопрос в том, что какое из решений председателя Айнинского района является законным? То решение, которое было выдано населению или то, которое выдано компании. Мы отправились к властям Айнинского района. Но и там не нашлось того, кто бы решился вести с нами откровенный и публичный разговор. Были вынуждены довольствоваться и этим. В ходе бесед нам сказали, что районные власти не выносили незаконные постановления и оба решения вынесены для улучшения жизни населения. По их словам, с первых дней работы металлургической компании «Анзоб» район стал самодостаточным, «до этого район сидел на дотации» (денежная компенсация из бюджета страны). Также отметили, что, так как металлургическая компания имеет иностранных инвесторов, он действует самостоятельно.

 

«Иностранная компания»

 

Люди считают, что металлургическая компания «Анзоб»  является «иностранной компанией». Она была создана на базе Анзобского ГОК советского времени. В 2005 году правительство Таджикистана продало 51% ее  акций американской компании "Comsap ComoditiesInk"  за 11 миллионов сомони (в то время более 3 миллиона долларов) и была создана совместная таджикско-американская компания «Анзоб». В 2001 году компанию разделили на 2 части, одна из них металлургическая компания «Анзоб»  (глава – Рустам Розиков) и другая – совместное таджикско-американское предприятие «Анзоб» (глава – Карен Багдасарян). Официально ни один источник – завод, хукумат Айнинского района, Комитет по охране окружающей среды и Налоговый комитет Таджикистана не сообщили нам информацию о том, сколько эти компании платят налоги, какие программы имеют для улучшения экологического состояния своих свалок, ссылаясь на то, что таковы требования сотрудничества с компанией. В то же время те обязанности относительно социальной ответственности, которые имел Анзобский ГОК во время Советской власти, возложены на хукумат района. 

 

Металлургическая компания «Анзоб» и в прошлом сталкивался с такими экологическими спорами. Кроме Оби Канапо компания имеет свалки еще в других трех селах Айнинского района – Маргон, Габеруд и Работ, жалобы жителей которых побольше чем в теме нашей беседы. Однако в этой истории вопрос в том, что до какой степени могут быть логичными поступки и действия одной компании, которая действует от имени Соединенных Штатов? Может ли эта компания построить в Америке аналогичную промышленную свалку в 20 метрах от населенного пункта?

 

Посольство США в Душанбе признало, что американская компания Comsup Commodities Inc. имеет долю в совместной таджикско-американской компании «Анзоб». На вопрос «почему посольство в ответ на экологические споры, касающиеся этого предприятия, ничего не предпринимает?», получили такой ответ: «Правительство США от всех американских компаний требует, чтобы они соблюдали законы тех государств, где они ведут свою деятельность. В отношении конкретного случая в отношении  Comsup Commodities Inc. мы направляем Вас к ним для получения дополнительной информации».

 

«Доступа нет…»

 

Действительно ли отходы ртути и сурьмы, которые находятся в Оби Канапо, опасны для здоровья? Жители села Оби Канапо говорят, что опасны, но ответственные лица металлургической компании «Анзоб» отрицают это. Логика жителей проста: когда привозят сюда отходы,  и размещают их в «капсулах» возникает вопрос: если они  безвредны,  зачем их помещать в капсулы? Могут ли быть безопасными отходы, которые имеют химический состав? В свою очередь, компания говорит, что формальные и неформальные заключения доказывают безопасность отходов.

 

Кому верить? Мы обратились к экспертам. Бахтиёр Эшов, директор государственного научно- исследовательского и производственного учреждения Академии наук Таджикистана и специалист по металлургии цветных металлов говорит, что для того, чтобы определить вредность или безвредность того или иного металла, надо их исследовать. «Пожалуйста, принесите образцы, мы проведем анализ и скажем, вреден он или нет» - ответил он.

 

Муаззама Бурхонова, директор общественного экологического объединения «Фонд поддержки гражданских инициатив» говорит, что ранее на одной из конференций, посвященной окружающей среде, подняли вопрос о свалках металлургической компании «Анзоб», но представители завода на претензии экологов отвечали, что отходы их завода безопасные и предоставили официальные документы от Комитета по охране окружающей среды.

 

«Требуется независимое расследование. Когда люди жалуются о вроде отходов, а компания отрицает это, чтобы не было сомнений, надо провести независимое исследование со стороны нейтральной организации» - добавила госпожа Бурхонова.

 

Но готов ли АМКО сотрудничать в этом направлении? Алихон Тураев говорит, что все исследования, проведенные в прошлом,  были со стороны тех органов и учреждений, которые не имеют отношение к нашей компании. Он добавил, что Комитет по охране окружающей среды, санитарно-эпидемиологическая служба  и Академия наук Таджикистана дали свои заключения об этом. По его словам, если это какая-нибудь иностранная организация, то его финансовое обеспечение требует больших затрат, что компания не в состоянии оплатить это. «Мы не против, пожалуйста, кто может, пусть делает» - ответил господин Тураев.

 

«Все еще есть время?»

   

Год назад, если бы поехали в село Оби Канапо, слышали бы эту историю. В этом году снова услышите те же слова. Если поедете в следующем году, вероятно, будут говорить о том же. Власти и металлургическая компания «Анзоб» тоже говорили, говорят и, вероятно, будут говорить то же самое и в будущем.
 

Теперь, когда мы пишем последние строки этого исследования, мы находимся под влиянием двух реальностей. С однойстороны, беспокойство, разочарование, отчаяние, надежды и старания жителей села Оби КанапоАйнинского района для того, чтобы получит право дышать, а с другой, утверждения ответственных лиц металлургического завода «Анзоб» о том, что если мы остановим деятельность свалки, также прекратится деятельность завода, с таким значением, что закроются дыхательные пути одного промышленного предприятия. Предприятие, которое превратило Таджикистан в экспортера сурьмы и ртути. 

 

Но существуют два спорных вопроса, на которые никто не дает ясных ответов. Первый вопрос, умышленно или непреднамеренно власти Айнинского района  приняли решения о выделении земельных участков жителям в 2006 году и АМКО в 2013 году? Кто должен исправить эту судьбоносную ошибку? Руководство, которое приняло решение о распределении земли, уже не работает. Нынешнее руководство района стоит одно перед этими трудностями. Второе, металлургическая компания «Анзоб», зная или не зная, построила свалку на территории населенного пункта. Имело все необходимые документы. Но не спросила у хукумата Айнинского района, почему распределили земли компании жителям, и не потребовала у них решить создавшуюся проблему. Почему? Видимо тогда все были заняты своими делами и не подумали о судьбах людей. В этой истории существуют все необходимые акты и документы, кроме одного - акта гуманности, который не выдают и не получают. Но он должен быть!

 

Фахриддини ХОЛБЕК.

 

Опубликовано на сайте Центра журналистских расследований Таджикистана 20 июня 2017 года.

 

Источник: http://sugdnews.tj/ru/razd/rasl/1160-pravo-dyshat-video.html

Статьи / 80 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru