08.08.2017
Полуостров возобновляемых блэкаутов

 

Развитие энергетики Крыма этим летом – тема горячая во всех смыслах. На слуху – скандал с немецкой Siemens, которая требует возврата якобы поставленных в обход санкций турбин для строящихся на полуострове ТЭЦ. А также не снятые до сих пор проблемы энергодецифита и повторяющихся блэкаутов. Крым мог бы стать оазисом развития ВИЭ в стране, но пока его вписывают в традиционную парадигму российской энергетики.

 

На момент присоединения Крыма к России собственное производство электроэнергии на полуострове составляло чуть больше 20%, остальное шло по сетям с Украины. При этом потенциала территории с лихвой хватило бы на то, чтобы Крым стал энергетическим донором для соседних регионов. Полуостров обладает месторождениями нефти и газа – топлива для традиционной энергетики, а также почти бескрайним для РФ потенциалом возобновляемых источников. Доля ВИЭ в энергобалансе Крыма уже сейчас является уникальной для страны. К 2014 году, по данным Украинской ветроэнергетической ассоциации, установленные мощности ветровой энергетики Крыма равнялись 87,7 МВт, а солнечной – почти 230 МВт. Выработка электроэнергии с помощью ВИЭ на тот момент составляла треть от общего объема генерации. Для сравнения: доля ВИЭ в энергобалансе РФ и тогда, и сейчас не превышает и 1%, а в выработке – и того меньше.

 

СХЕМА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ КРЫМА В СОСТАВЕ УКРАИНЫ - В КОНЦЕ 2015 ГОДА ЛЭП БЫЛИ ВЗОРВАНЫ РАДИКАЛАМИ

 

 

Эксперименты с лампочкой Ильича

 

Черноморский полуостров еще в годы СССР стал экспериментальной площадкой для всей страны – здесь отрабатывались все доступные на тот момент технологии получения энергии. Использовать ВИЭ в Крыму начали в период советской электрификации. Революционная власть приняла решение строить электростанции, использующие энергию ветра. К началу 1930-х годов во всех странах мощность подобных установок составляла до 60 кВт, а в Крыму тогда начали строительство сразу со ста. В 1931 году около Балаклавы построили мачту для ветряка высотой 65 метров по проекту Владимира Шухова. Все развивалось, естественно, на базе советских разработок. Станция успешно проработала до боевых действий 1941 года, когда была взорвана.

 

По советским планам развития энергетики Крым должен был стать полностью энергодостаточным за счет атомной электростанции (АЭС), проектная мощность которой должна была составить 2 ГВт. Строить ее начали в 1975 году у города Щелкино, на берегу соленого Акташского водохранилища. За основу был взят проект Балаковской АЭС. В 1980-м стройку даже объявили ударной комсомольской. Но после Чернобыльской аварии от этого проекта отказались, хотя готовность первого блока составляла 80-90%, и на станцию даже завезли ядерное топливо. Крымская АЭС оказалась бесполезной для энергетики, но снялась во множестве фильмов (например, в «Обитаемом острове» Федора Бондарчука) и «подарила» поклонникам электронной музыки знаменитый КаZантип – первый фестиваль в 1995 году был проведен в турбинном зале станции. После распада СССР станцию практически растащили на металлолом.

 

Кстати, рядом с этой АЭС в 1986 году была построена экспериментальная (первая в СССР) солнечная электростанция СЭС-5. Возле нее на восточной части берега Акташского водохранилища расположены также экспериментальная ВЭС и восемь старых неработающих экспериментальных ветряков, установленных еще в советское время. Неподалеку находится и Восточно-Крымская ВЭС, состоящая из 15 ветроагрегатов мощностью по 100 кВт и двух мощностью 600 кВт каждый.

 

 

Крымскую АЭС начали строить еще в 1975 году, но после Чернобыля стройку остановили. А после распада СССР объект растащили на металлолом

 

Под газом

 

Тем не менее, нельзя сказать, что Крым целенаправленно делали возобновляемым. Первые промышленные объекты энергетики были построены в сталинское время, и они были газовыми. Старейшие теплоэлектростанции (ТЭС) – Севастопольская, Камыш-Бурунская, Сакская и Симферопольская (суммарной мощностью 143 МВт) – были введены в строй еще до Великой отечественной войны. Эти объекты после нескольких апгрейдов продолжают работать и до сих пор остаются базовыми в системе энергоснабжения Крыма. Кроме того, порядка 338 МВт мощностей с 2014 года обеспечиваются мобильными газотурбинными установками: девять перекинули из олимпийского Сочи, еще четыре – из Подмосковья (к началу 2016 года в Крыму действовало уже 15 МГТЭС, которые обеспечивало до 70% производства всей электроэнергии на полуострове).

 

Первая передача Крыма Украинской советской социалистической республике в 1954 году накрепко связала территории Крыма и Украины друг с другом, превратив узкий Перекопский перешеек в пуповину, по которой на полуостров с тех пор и поступала большая часть воды, газа и, естественно, электроэнергии. Поэтому вторая историческая передача Крыма уже независимой Украине в 1990-е годы прошлого века с точки зрения объединения энергетических мощностей регионов прошла практически незаметно и безболезненно. Основную часть электричества полуостров получал от Запорожской АЭС, а крымские электростанции работали в «щадящем» режиме – этому способствовал и экономический спад начала 1990-х. Украинская энергосистема компенсировала пики и провалы электропотребления, а открытое в 1991 году Глебовское подземное хранилище, накапливая газ летом, позволяло полуострову мягко проходить зимний пик газопотребления. Но оно всегда отличалось резкой сезонностью: 4 млн кубометров в сутки летом и более 12 млн кубометров — зимой.

 

На момент перехода к России Крымский полуостров полностью обеспечивал себя газом – как раз в 2014 году Крым впервые смог обойтись без дополнительных поставок «голубого топлива». Разведанные запасы крымских месторождений составляют около 15 млн тонн условного топлива. В Крыму на суше открыто 26 месторождений газа и нефти, еще восемь – в Черном море. В условиях политического противостояния Украины и России добыча «летучего» ископаемого топлива резко снизилась. Проблема с добычей обострилась в конце 2015 года, когда на буровые установки был наложен арест по иску «Нафтогаза Украины». В итоге произошло падение добычи газа более чем на 30%. В ответ на это российская сторона ускорила строительство газопровода из Краснодарского края.

 

Труба в Крым (почти 360 км, на 2 млрд кубометров газа в год с перспективой расширения до 4 млрд кубометров) была запущена в декабре 2016 года. Строил газопровод «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга. Окончательная стоимость энергетической линии не раскрывается, но по данным на 2015 год она оценивалась более чем в 300 млн долларов. Если учесть темпы строительства, то можно предположить, что реальная стоимость газопровода была значительно выше. В итоге вопрос газоснабжения Крыма временно решили. Но перспективы развития добычи газа в Крыму пока можно назвать плачевными: из-за санкций местный шельф фактически закрыт для крупных компаний. Некоторые эксперты констатируют, что в составе РФ полуостров полностью лишился газовой независимости. Проблема обострится в ближайшем будущем, после того, как в Крыму достроят новые ТЭС.

 

 

Газовые ТЭС суммарной мощностью 143 МВт построены еще до великой отечественной войны, но работают до сих пор

 

 

Мост… под проливом

 

Наличие собственного ископаемого топлива в Крыму и в целом политика Минэнерго РФ во многом предопределило «традиционную» стратегию развития энергетики после присоединения полуострова к России. После череды отключений энергии с украинской стороны правительство РФ утвердило три документа для ликвидации энергокризиса на «изолированных территориях». Для обеспечения стабильного энергоснабжения были запланированы новые мощности и полное включение крымской энергосистемы в российскую сеть. На период 2015-2018 расписано строительство двух газовых электростанций общей мощностью 940 МВт (стоимостью 1,2 млрд долларов, их строит «Технопромэкспорт»), а также кабельного перехода и газопровода через Керченский пролив – энергомоста стоимостью около 50 млрд рублей.

 

Первая нитка энергомоста была запущена в декабре 2015 года. Россию с Крымом соединил привезенный из Китая высоковольтный кабель, проложенный по дну пролива. На полную мощность энергомост был выведен в мае прошлого года. С учетом собственной генерации и резервных мощностей, суммарные энергомощности составят 1800 МВт. В качестве основной точки подсоединения и источника генерации на данный момент используется атомная генерации – но теперь не Запорожская, а Ростовская АЭС. Фактически, интеграция Крымской энергосистемы в ЕЭС России завершилась 1 января 2017 года с вводом основных объектов энергомоста. И с тех пор Крым утратил статус территориально изолированного региона.

 

«Баланс электроэнергии достаточен для обеспечения Республики Крым и Севастополя, в том числе, в период пиковых нагрузок»,– уверяет министр энергетики РФ Александр Новак. В июле он заявлял, что потребность Крымского полуострова в электроэнергии сейчас покрывается за счет собственной генерации, генерации мобильных ГТЭС и ВИЭ, а также перетока мощности со стороны ОЭС Юга по энергомосту. Общий объем выдаваемой мощности составляет до 1280 МВт (без учета альтернативных источников электроснабжения).

 

По словам Новака, запуск первых блоков Симферопольской и Севастопольской ТЭС состоится ближе к началу 2018 года. В целом же энергодефицит в Крыму, по планам Минэнерго РФ, будет ликвидирован к 2020 году. Причем реализация российских энергопланов в полном объеме может обернуться и значительными излишками энергоресурсов на полуострове. На модернизацию сетей в самом Крыму до 2020 года государство потратит до 12 млрд рублей, на полуостров уже заходят «Россети». «Мы должны построить здесь независимую электрогенерацию, чтобы избежать каких-либо проблем», - заявил недавно вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович.

 

 

Глава Минэнерго РФ Александр Новак: «Баланс электроэнергии достаточен для обеспечения Республики Крым и Севастополя, в том числе, в период пиковых нагрузок».

 

 

Дорого и не стабильно

 

Соединение энергосистемы Крыма с ЕЭС России, безусловно, повысило надежность снабжения местных потребителей и укрепило независимость полуострова от Украины. Но энергосистема полуострова по-прежнему уязвима – на пике нагрузок полуостров потребляет 1,4 ГВт. 28 июля из-за системной аварии в ОЭС Юга (отключение линии энергопередачи в Кубанской энергосистеме и срабатывание релейной защиты автоматики произошло в результате ДТП с участием большегрузной машины) почти на три часа прекратилось электроснабжениепотребителей и работа энергомоста в Крым. Кстати, 6 августа в крымской энергосистеме был достигнут новый исторический максимум летнего потребления — 1192 МВт. Увеличение нагрузок на энергетическое оборудование, как и высокая температура воздуха, угрожают отказами в работе оборудования, сообщала газета «Коммерсант».

 

Кроме того, процесс объединения энергосистемы Крыма с либерализованной ЕЭС России сам по себе - дорогое удовольствие. Дотируемые Украиной энерготарифы в Крыму были ниже российских; теперь же их пытаются удержать на уровне более низком, чем в среднем в РФ. Это обходится России в миллиарды рублей субсидий ежегодно. Больно ударяют по энергетическим планам России в Крыму и международные санкции. Скандал с немецкой Siemens, разгоревшийся этим летом – самое яркое тому подтверждение.

 

При этом Крым – готовая площадка для усиленного развития ВИЭ, недооцененная российскими энергетиками. Мировых примеров успешного использования технологий ВИЭ для практически 100% энергоснабжения островов и полуостров достаточно много, включая острова Дании и Швеции. По мнению экспертов, причина, по которым процесс развития возобновляемой энергетики на полуострове в советское время не пошел так бойко, как в других индустриально развитых странах, в том, что программы эти разрабатывались без учета мировых стандартов, позволяющих эффективно использовать энергию солнца и ветра. Выбор моделей ветротурбин и площадок для их размещения производился, как правило, административно-силовым методом. И не всегда совпадал с научно-техническими расчетами.

 

С начала 1990-х годов в украинском Крыму на средства национальной комплексной программы было построено около 90 МВт государственных ВЭС, а мощность четырех солнечных парков доходила до 227,3 МВт. «Главной задачей госпрограммы была загрузка бывших военных заводов, а не производство эффективных ветротурбин, – рассказал «Кислород.ЛАЙФ» глава правления Украинской ветроэнергетической ассоциации, вице-президент Всемирной ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков. – Крым всегда был самым перспективным, но и самым проблемным регионом для развития ВИЭ. С одной стороны, высокий ветровой и солнечный потенциал и огромный интерес со стороны украинских и европейских инвесторов. С другой – коррупция на полуострове просто зашкаливала. Ни один вопрос не решался в рамках действующего законодательства».

 

Об уникальной доле крымских ВИЭ говорит один тот факт – по итогам 2015 года производство электроэнергии ветроустановками в России составило 148 ГВт/часов. Так присоединение небольшого полуострова обеспечило рост более чем в 20 раз от имеющегося внутри «материка». Однако, как отмечает Андрей Конеченков, по сей день эффективно в Крыму работает лишь одна ВЭС – Керченский ветропарк. Он принадлежит «Ветряным паркам Украины» и управляется из Николаевской области, но зарегистрирован как российское предприятие. Это – самое мощное ветропредприятие, которое вырабатывает около 60 млн кВт/часов, тогда как вся крымская остальная ветроэнергетика – не более 45 млн кВт/часов в год.

 

 

Процесс объединения энергосистемы Крыма с либерализованной ЕЭС России сам по себе дорогое удовольствие

 

«Зелёный тариф» для Крыма

 

Пока Крым был украинским, на полуострове действовал тариф, при котором электроэнергия у производителя покупалась дороже, чем за нее платил потребитель, а оплачивали его методом усреднения все потребители Украины. Россия дотировать эти тарифы (около 0,446 евро за 1 кВт/час) не стала. Это сделало работу возобновляемых источников энергии на полуострове нерентабельной, и станции оказались в залоге у российских госбанков. «Проблема в том, что эти электростанции построены на кредиты российских банков, которые сегодня перешли в категорию инвесторов, а их окупаемость была обусловлена высоким «зеленым тарифом». С отменой зеленого тарифа возврат инвестиций стал невозможен. Для того чтобы обеспечить этот возврат, нужны соответствующие политические регуляторные решения. В противном случае вложения банков будут списаны в убыток», – поясняет ситуацию генеральный директор АНО «Институт энергоэффективных технологий в строительстве» Владимир Cидорович.

 

На ОРЭМ в России крымские ВИЭ не работают, поэтому возврат инвестиций пока под вопросом. По словам Андрея Конеченкова, «зеленый» тариф» был бы самым прозрачным механизмом поддержки развития «чистой» энергетики. Предусмотренные российским законодательством механизмы господдержки ВИЭ пока крымским производителям энергии недоступны. Главный барьер – требования к локализации производства оборудования. Уже в 2016 году она должна была составлять не меньше 25% с постепенным возрастанием отечественной составляющей до 65% к 2019-му. К примеру, действующему объекту Останинской ВЭС для возврата инвестиций надо серьезно «перевооружиться»: ее базовое оборудование почти полностью импортное. «Десять ветротурбин производства украинской компании FuhrlaenderWindtechnology LLC, - рассказывает заместитель директора ООО «Ветряной парк Керченский» Валерий Шило. – Часть комплектующих – украинские, часть – импортные. Башни полностью украинского производства, рамы гондол – тоже». Впрочем, Шило уверяет, что «мы многое сделали для производства ветротурбин в России и планируем обеспечить локализацию наших проектов на уровне, предусмотренном действующим законодательством России».

 

Тем не менее, наличие огромного энергетического потенциала солнца и ветра на Черноморском побережье отмечают не только специалисты, но и руководство Минэнерго РФ. Однако в ведомстве традиционно занимают выжидательную позицию. «Есть намерения в регионе построить 110-мегаваттную солнечную электростанцию. Посмотрим, смогут ли инвесторы реализовать этот проект», - озвучил мнение российских чиновников заместителя министра энергетики РФ Алексея Текслера. Ранее, кстати, два проекта СЭС были приостановлены из-за высокой стоимости электроэнергии.

 

Вариантом развития энергетики Крыма является распределенная энергетика, подразумевающая строительство компактных и мобильных установок по производству энергии и соответствующих распределительных сетей. Это направление требует гораздо меньших инвестиций, чем глобальные энергетические проекты. С технической же точки зрения альтернативная энергетика может полностью обеспечить потребности полуострова, но, как следует из проекта Энергетической стратегии РФ до 2035 года, основной упор в России по-прежнему планируется делать на традиционные виды топлива. А потому пока российские чиновники традиционно ссылаются на высокую себестоимость и нерегулярный характер возобновляемой энергии.

 

Крым – практически готовый полигон для возобновляемой энергии. Еще во времена Украины здесь было запланировано строительство порядка 2 ГВт мощностей ВИЭ. Вкупе с газовыми ТЭС полуостров мог бы стать настоящим оазисом «чистой» энергетики. Но пока главенствует традиционный подход – тепловые станции, сети, газопроводы. Издержки этого выбора мы наблюдаем наяву – от скандала с турбинами Siemens до постоянных блэкаутов.

 

Ольга ПОДОСЕНОВА.

 

Опубликовано на сайте Кислород.LIFE 8 августа 2017 года.

 

Источник: http://kislorod.life/keysy/poluostrov_vozobnovlyaemykh_blekautov/

Статьи / 73 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru