06.02.2016
Полигон «Красный Бор»: довести до коллапса

В ответ на лавину сообщений в СМИ о крайне тревожной ситуации на полигоне опасных промышленных отходов «Красный Бор», что расположен у самой границы Петербурга, связанной с обводнением каналов полигона и переполнением карт-котлованов, пресс-секретарь Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечения экологической безопасности Петербурга Анна Титоренко от имени неких «специалистов-экологов», чьи имена так до сих пор и не названы, поспешила разъяснить общественности, что представляет из себя этот полигон сегодня (http://ecoznay.ru/publ/urbi_et_orbi/prekrasnodushnye_anonimy/5-1-0-300). Однако это «разъяснение» требует, по убеждению автора публикуемой ниже статьи, некоторых уточнений.

К комментарию пресс-службы Комитета об открытых котлованах (картах) полигона «Отходы II-IV классов опасности размещаются в отведенных картах по типам: Органические (Карты №№ 64, 68); Нефтесодержащие (№ 68); Кислотные и щелочные (№№ 59,66,67)», следовало бы добавить следующее.

Карта № 68 действительно предназначена для захоронения отходов органического состава (водорастворимые органические соединения, органические растворители, нефтепродукты отработанные, хлорорганические соединения). Однако в нарушение техрегламентов в карте вследствие несанкционированного захоронения содержатся также фенолы, трансформаторы, конденсаторы с остатками совтола, полихлорированные бефинилы и терфинилы, при сжигании которых возможно образование диоксинов. Карта № 64 предназначена для захоронения твердых отходов (тара, потерявшая потребительские свойства). Однако в нарушение техрегламентов в карте захоронено большое количество отходов различного состава: пестициды, литий-ионные батарейки, кислородные баллоны, окись мышьяка, отработанные клеи, пены, добавки для производства шин, латексные отходы, различная тара (пластик, стекло, железные бочки), трансформаторы, содержащие ПХБ ПХТ (совтол, совол). Кроме того, карта обводнена осадками. В картах каскада — №№ 59, 66 и 67 — так называемых кислотных и щелочных, также несанкционированно захоранивались отходы другого состава в нарушение технологических регламентов.

Данные нарушения техрегламентов невозможно подтвердить документами на захоронение отходов (они отсутствуют на предприятии за длительный период даже по официальным приемам, не говоря уже о несанкционированных захоронениях), однако нарушения технологических регламентов инструментально подтверждаются исследованием химического состава содержащихся в картах отходов. В частности, нарушение техрегламентов подтверждает исследование состава жидких отходов, проведенные специалистами ФБУ «ЦЛАТИ по Северо-Западному ФО» в ходе плановой проверки 4.06.2014 г. В исследованиях компании к «Бента», на странице 98 Отчета приведены данные анализов ЦЛАТИ: в верхнем слое карты № 67 обнаружены хром и кадмий, карты №№ 66 и 67 — фенолы, нефтепродукты и др. вещества, которые должны отсутствовать в отходах, захораниваемых в картах в соответствии с технологическим регламентом.



Там же приведены данные о том, что в верхнем жидком слое карты № 67 находится кислота, что не соответствует требованиям технологического регламента.



Следовательно, при переливе содержимого карт происходит распространение заражения химическими соединениями неизвестного состава и широкого спектра вредных для организмов химических соединений.

При этом официальная информация Комитета о том, что «сегодня в картах есть запас для того, чтобы не допустить протечек и выхода воды, загрязненной нефтепродуктами», призванная успокоить горожан, не соответствует выводам органов госнадзора, отозвавшим «Декларацию безопасности ГТС» у полигона ещё осенью прошлого года. «Декларация безопасности ГТС» была отозвана Ростехнадзором по причине обрушения обваловки карт и превышения критического уровня отходов, накопленных в картах. С тех пор за прошедшие несколько месяцев на открытое зеркало карт добавилось дополнительное количество осадков, что ещё больше повысило уровень отходов, содержащихся в котлованах. В результате произошла утечки отходов из карты № 64.



Данная утечка была ликвидирована в начале февраля после снеготаяния силами предприятия в отсутствие финансирования: на описанной судебными приставами технике пионерским способом хоть как-то в этом месте протечки была поднята обваловка.

Именно критические значения уровня водомерных реек, определенные в «Декларации безопасности ГТС», являются научно обоснованными, официально установленными и юридически ответственными. Данные по критическим уровням для водомерных реек по каждой карте из «Декларации безопасности ГТС» приводятся ниже.



Расчёт этих критических значений производился с учётом возможного поступления осадков на открытое зеркало карт, с учётом весеннего паводка, а также возможного объёма поступающих осадков через грунтовое таяние. Именно поэтому существенное превышение официально установленных «Декларацией безопасности ГТС» критических значений на водомерных рейках в картах свидетельствует об аварийном состоянии объекта, небезопасного для жизни и здоровья жителей города и области. И Комитет по природопользованию обязан был обеспечить финансирование, чтобы уровень отходов в открытых котлованах был ниже официально установленного критического уровня в «Декларации безопасности ГТС».

Однако, несмотря на то, что критические уровни отходов в котлованах полигона были превышены ещё осенью, Комитетом по природопользованию ничего не было предпринято для того, чтобы понизить уровень отходов в картах: не был проведён мониторинг цены на вывоз и размещение вне полигона объёма отходов, находящихся выше критического уровня, не был проведен и конкурс на такое размещение, не проведено финансирование вывоза, при этом также не было своевременно подобрано оборудование для возможного обезвреживания данных отходов на месте, более того — не были даже сделаны паспорта отходов, которые являются основой для техзадания на вывоз и размещение, либо основой техзадания на подбор оборудования. Не были погашены долги предприятия, оставшиеся от старого руководства, что повлекло за собой арест счетов предприятия и описание техники полигона судебными приставами.

Обваловка котлованов, некачественный ремонт который был выполнен в 2014 году по государственному контракту, пришла в негодность и стала осыпаться уже на следующий год до момента прихода нового руководства предприятия, которое сейчас пытается хоть как-то справиться с протечками своими силами, в отсутствие финансирования со стороны руководства города, эксплуатируя описанную судебными приставами технику полигона и поднимая обваловку в местах её обрушения с помощью самого обыкновенного грунта.

Между тем, за состояние ГТС несет ответственность собственник — казна Петербурга (см. стр. 12 «Декларации Безопасности ГТС»; регистрационные данные о праве собственности ГТС приводятся там же на стр. 10).



То есть именно правительство Петербурга несёт ответственность за содержание не только открытых карт-котлованов, но и каналов полигона. Из казны города в 2016 году планируется выделить на содержание ГТС порядка 50 млн руб., вот только на основании каких расчетов установлена именно такая сумма, не ясно. Фактически, её не достаточно даже для того, чтобы обеспечить вывоз обводнённых отходов из карт до достижений критического уровня водомерных реек, а тем более — чтобы произвести подбор и закупку оборудования для обезвреживания этих отходов.

Обратимся к следующему комментарию Комитета по природопользованию, распространенного Комитетов от имени «специалистов-экологов»: «По внешнему контуру полигона создан обводной канал для перехвата поверхностных вод с прилегающей территории к полигону. Общественность обеспокоилась тем, что из обводного канала вода может выйти и попасть в реки. Вода в обводном канале — это вода, с прилегающей к полигону территории, территории лесных массивов, в том числе».

Данный комментарий об обводном канале, в котором якобы находится вода с прилегающей территории, а не с территории полигона, вводит в заблуждение. Функция обводного канала как канала для перехвата поверхностных вод с прилегающей территории была установлена в первые десятилетия эксплуатации полигона. На старой карте полигона мы видим, что территорию полигона должны были опоясывать два канала: внешний обводный и внутренний каналы.

Обводный кольцевой канал ранее действительно должен был служить для перехвата вод с прилегающей к полигону территории, а внутренний — для перехвата токсичных стоков с территории полигона. Оба канала по старой схеме водоотведения должны быть кольцевыми. При этом ранее периметральное заграждение полигона находилось между внешним обводным каналом и внутренним. Однако по мере эксплуатации полигона при расширении территории, заполненной картами-котлованами с отходами, и дополнительными захоронениями в земле отходов первого класса опасности, внутренний канал получил разрывы, т.е. перестал опоясывать всю территорию полигона, и его функцию принял на себя обводный канал. В результате в обводный канал систематически стали поступать стоки, загрязненные инфильтратом из старых рекультивированных карт, и качество воды в обводном канале перестало удовлетворять нормативным показателям.

Этому способствовал и вынос по грунтовым водам токсичных отходов из действующих карт при их переполнении и обустройстве обваловки, которая не обеспечивала должную герметичность котлованов. После многочисленных проверок надзорных органов состояния стоков в обводном канале, проведенных в конце 1990-х годов, и выявивших систематическое загрязнение обводного канала, было принято решение о переносе периметрального заграждения полигона за обводный канал таким образом, чтобы канал оказался внутри территории полигона.

Тогда же была установлена шандора (запорное устройство) для перекрытия сброса загрязненных сточных вод из обводного канала в ручей Большой Ижорец. В программе Производственного экологического контроля (ПЭК) полигона предусмотрен забор проб в обводном канале. Данные ПЭКа, предоставляемые полигоном на протяжении нескольких лет в Росприроднадзор, свидетельствуют о том, что вода в обводном канале загрязнена вредными химическими соединениями на порядок выше нормативов. Поэтому сейчас сброс загрязненных стоков из обводного кольцевого канала в ручей Большой Ижорец запрещён в том числе и решением суда по иску Межрайонной ленинградской природоохранной прокуратуры к полигону «Красный Бор».

Более того, после присоединения к 67 гектарам полигона новой территории площадью 7 гектаров с северо-западной стороны кольцевой канал, предназначенный ранее по старой схеме водоотведения для перехвата вод за территорией, теперь пересекает территорию полигона. В том числе, поэтому кольцевой канал уже не может выполнять функцию перехвата поверхностных вод за территорией полигона, и есть необходимость для этой цели сделать дополнительную кольцевую дренажную канаву за территорией полигона, охватывающую по периметру всю территорию с учётом новых 7 га. К тому же, данный кольцевой канал в реальности в настоящее время не является кольцевым, т.е. имеет разрывы. Все эти нарушения привели к тому, что сама система водоотведения перестала быть рабочей, и в кольцевой канал стали одновременно поступать и токсичные стоки с территории полигона, и стоки с прилегающей территории. В результате этого сейчас мы имеем переполнение кольцевого канала и токсичные стоки в нём.

Надо отдать должное новому руководству предприятия, пришедшему на полигон в октябре 2015 года, что за очень короткий срок оно смогло разобраться в имеющихся нарушениях системы водоотведения, однако выполнить работы по обустройству новой системы водоотведения, восстановив её работоспособность, возможно только при наличии финансирования на эти цели, которое должно быть обеспечено собственником гидротехнических сооружений — казной Петербурга. При этом необходимо ещё выполнить мероприятия по разработке новой схемы водоотведения и утверждения её в Невско-Ладожском бассейновом водном управлении.

Предыдущее руководство полигона вовсе не заботили проблемы нормативности и работоспособности системы водоотведения, поскольку оно не обезвреживало стоки, и в отсутствие оборудования — очистных сооружений для очистки стоков и обводненных отходов в картах-котлованах — токсичные стоки полигона попросту сливались в ручей Большой Ижорец и далее по существующей гидросети поступали в Неву. На протяжение всего 2015 года активисты-экологи в ходе рейдов общественного контроля в ночное время и в выходные дни документально фиксировали эти несанкционированные химические сливы, вызывали полицию, представителей МЧС, передавали документы в ФСБ, Следственный комитет и Генпрокуратуру.



А исследования химического состава поверхностных вод в ручье Большой Ижорец, которые проводили органы надзора сразу после несанкционированных химических сливов отходов, заактированных полицией, показывали превышения нормативов в несколько сотен раз.



Но в оправдание данных сливов загрязненных стоков из кольцового канала через магистральный канал с территории предприятия руководство предприятия и Комитет по природопользованию СПб прикрывалось старой схемой водоотведения, по которой «кольцевой канал служит для перехвата стоков вне территории полигона». В итоге материалы проверок легли в основу судебных дел, и сливы загрязнённых стоков их кольцевого канала были остановлены судебными решениями.

При наличии вышеуказанных нарушений трактовка обводного кольцевого канала как «канала для перехвата поверхностных вод с прилегающей к полигону территории» как официальной информации Комитета по природопользованию со стороны его пресс-секретаря, а также отсутствие финансирования мероприятий на приведение системы водоотведения полигона в нормативное и рабочее состояние свидетельствует о том, что именно Комитет (а вовсе не руководство полигона!) является фактическим виновником систематически происходивших ранее экологических преступлений по сбросу неочищенных стоков полигона в ручей Большой Ижорец и Неву. Именно Смольный несет ответственность за эти сбросы как собственник ГТС (обводный канал входит в состав гидротехнических сооружений) и как ведомство, которое должно обеспечить своевременное финансирование мероприятий, разработанных руководством предприятия для приведения схемы водоотведения полигона в рабочее состояние для того, чтобы избежать сброса неочищенных стоков полигона в Неву и попадание их частиц в краны петербуржцев.

Вызывает недоумение и заявление пресс-секретаря Комитета о том, что «специалисты предприятия имеют возможность при экстремально высоком уровне воды в канале откачать ее в пруды-накопители». Все четыре пруда-накопителя были заполнены неочищенными стоками ещё осенью, более того, уровень в прудах после откачки стоков из обводного канала был значительно превышен, что повлекло за собой обратный сброс через систему переполненных дренажных колодцев. В результате при закачке стоков из канала в пруды-накопители при переполнении последних неочищенные стоки стали поступать обратно в обводный канал через вышедший из строя дренажный колодец.



Надо отдать должное новому руководству предприятия и в том, что был организован временный ремонт дренажного колодца в отсутствии финансирования (фактически, это временное латание дыр). При этом пруды накопители остались заполненными с осени до весенне-паводкового периода, поскольку очистные сооружения мощностью 20 кубов в час за короткое время пусконаладочных работ до наступления заморозков не позволили обеспечить очистку объёма загрязнённых стоков в прудах-накопителях. Таким образом, сейчас полигон имеет и заполненные пруды накопители, и переполненные каналы. А также отсутствие финансирования со стороны правительства Петербурга на ремонт дренажных колодцев, закупку оборудования для второй очереди очистных сооружений и на ремонт прудов-накопителей (произошла разгерметизация стенок между секциями).

Информация заместителя директора предприятия Алексея Трутнева, данная 2 февраля каналу Лайфньюс 78 от имени руководства предприятия, о том, что 50 млн руб. субсидий поступили на полигон, к сожалению, не соответствовала действительности. На 2 февраля эти субсидии на предприятие так и не поступили. Фактически, работники предприятия оказались оставлены один на один с объектом, который они получили в ведение в состоянии аварийности, при отсутствии финансирования на приведение объекта в безаварийное состояние, при долгах предприятия и, как следствие, с заблокированными счетами, с описанной судебными приставами техникой, в отсутствие фонда заработной платы.

Не соответствует действительности и информация заместителя председателя Комитета Игоря Березина о том, что на полигоне имеются резервуары, куда предприятие может откачать отходы из карт в случае перелива из переполненных котлованов. Данные резервуары не находятся на балансе предприятия, следовательно, полигон не может ими пользоваться, а поставить их на баланс уже никак не успеть в срок до наступления весеннего паводка, не говоря уже о том, что объёма данных резервуаров совершенно недостаточно для того, чтобы достичь уровня отходов в картах ниже критического.

И уж совсем нелепым звучит заявление пресс-службы Комитета о том, «паводок на территории полигона происходит ежегодно, и эта ситуация никогда не выходила из-под контроля, что свойственно и 2016 году». Очистные сооружения вовсе не работали на полигоне последние несколько лет, включая весь период до октября 2015 года, когда на полигон пришло новое руководство (хотя контракт на модернизацию очистных сооружений был оплачен ещё в 2014 году!). То есть предприятие в отсутствие очистных сооружений вообще не имело оборудования для очистки поверхностных стоков — хоть в паводковый период, хоть в любой другой.

Куда же тогда уходили неочищенные стоки предприятия? Все в тот же ручей Большой Ижорец, о чем свидетельствуют приведенные выше данные из материалов рейдов общественного контроля. И эта ситуация на протяжении всего 2015 года действительно «не выходила из под контроля» — но только из-под контроля экологов-активистов, а не Комитета по природопользованию, который не предпринимал реальных шагов для того, чтобы обеспечить необходимую очистку стоков полигона в полном объёме, а лишь убаюкивал горожан: «всё в порядке», что и делает до сих пор.

В итоге новое руководство полигона «Красный Бор», которое действительно прилагает усилия, чтобы разобраться в проблеме, и пытается хоть как-то разрешить её в невозможных для работы условиях, унаследовало объект в аварийном состоянии, превышение критического уровня отходов в котлованах, отсутствие оборудования для понижения уровня отходов в открытых котлованах, переполненных вследствие поступления дождевых осадков на открытое зеркало карт, переполненные токсичными стоками пруды-накопители и обводный канал полигона, не сданную в эксплуатацию первую очередь очистных сооружений, отсутствие второй очереди очистных сооружений для очистки стоков (мощности имеющихся очистных не достаточно), не работающую систему водоотведения полигона и отсутствие финансирования для приведения объекта в нормативное экологическое и финансовое состояние. Плюс к этому отсутствие фонда заработной платы, арестованные счета предприятия и описанную судебными приставами технику. А также заявление пресс-службы питерского Комитета по природопользованию представителям СМИ о «намеренной дискредитации работы органов исполнительной власти».

Виктория МАРКОВА,
председатель Межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности (МИГ) Петербурга и Ленобласти.

Статьи / 3877 / Искандер-ака / Теги: загрязнение среды, Комитет по природопользованию, экология, виктория маркова, полигон опасных промышленных отходо / Рейтинг: 5 / 3
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru