16.04.2018
Обесцененные активы

В условиях быстрых технологических перемен в энергетическом секторе долгосрочное прогнозирование стало неблагодарным занятием. Помимо неуверенности и широкого разброса оценок будущего глобального спроса на энергию, рост числа энергетических альтернатив повышает неопределенность относительно технологических способов удовлетворения этих потребностей.

В результате мы наблюдаем ежегодные и значительные корректировки самых авторитетных долгосрочных прогнозов, которые делают, например, Международное энергетическое агентство, EIA, BP. Это девальвирует их ценность для принятия инвестиционных и политических решений. Причина сложившейся ситуации — историческая недооценка потенциала возобновляемой энергетики и климатического фактора.

К слову, «климатический скептицизм» — довольное распространенное явление, хотя среди ученых выработан консенсус о том, что глобальное потепление — доказанный факт и что его триггером с очень большой вероятностью стало антропогенное воздействие. Ученые согласны, что на данный момент единственный способ хоть как-то противодействовать изменению климата — сокращать выбросы.

Vattenfall: отказ от ископаемого топлива

В конце марта один из крупнейших европейских энергетических концернов — шведский Vattenfall заявил, что откажется от ископаемого топлива «в течение одного поколения». Он не только производит электроэнергию, но и является крупным поставщиком тепла, а это значительно более сложный сектор с точки зрения перехода на ВИЭ.

Новая стратегия Vattenfall находится, с одной стороны, в русле общего тренда европейского энергетического бизнеса на полную декарбонизацию выработки электричества (см., например, Меморандум союза европейской электроэнергетики), а с другой стороны, соответствует решению Стокгольма достичь климатической нейтральности к 2045 году.

Пример Vattenfall отражает фундаментальные глобальные перемены в структуре потребления энергоносителей, обусловленные как развитием технологий, так и политическими решениями. Посмотрите, например, на новую австрийскую «Климатическую и энергетическую стратегию». Само название подчеркивает неразрывное единство двух направлений.

BP и Shell: реализация Парижского соглашения

Фактор климата все чаще включается в сценарный анализ энергетического будущего. Нефтегазовая компания BP в своем Energy Outlook 2018 презентовала сценарий «еще более быстрой трансформации», в целом предполагающий достижение целей Парижского соглашения. А компания Shell на днях опубликовала «Сценарий Sky», реализация которого с вероятностью 50% позволит остановить рост мировой температуры на уровне «существенно ниже 2°C».

Развитие глобальной экономики в соответствии с этими документами однозначно предполагает снижение объемов сжигания углеводородов. Согласно сценарию Sky их доля в глобальном потреблении первичной энергии падает ниже 50% уже в 2040-х годах, что, разумеется, приведет к изменению структуры активов энергетического сектора.

Соответственно, в сырьевом бизнесе обостряется вопрос о так называемых «обесцененных активах» (stranded assets). Речь идет об инвестициях, которые могут оказаться «лишними» в результате технологических и регуляторных изменений. Наглядный пример — угольные электростанции в США, которые, несмотря на риторику президента Трампа, закрываются ударными темпами.

Потери сырьевой индустрии

Еще в 2014 году инвестиционно-консалтинговая фирма Kepler Cheuvreux подсчитала, что в случае солидарного проведения на международном уровне политики ограничения глобального потепления 2°C мировая сырьевая индустрия за два следующих десятилетия недосчитается ни много ни мало $28 трлн выручки — при этом большую часть, $19,4 трлн, потеряет нефтяная отрасль. Разумеется, в таком случае активы, призванные создавать данный доход, становятся «избыточными» и обесцениваются.

Вступление в силу Парижского соглашения повысило вероятность такого развития событий.

В марте организация Carbon Tracker опубликовала новое исследование, посвященное рискам обесценения активов сырьевых компаний с учетом различных вариантов «климатических путей», которые выбирает общество.

При реализации «сценария 1,75°C» под риск попадают капиталовложения объемом $1,6 трлн, которые сырьевой бизнес собирается осуществить в период 2018–2025 годов в рамках своей «обычной текущей деятельности». Основная часть этих инвестиций приходится на нефтяную промышленность — $1,3 трлн, $550 млрд из которых составляют риски для компаний США. Для российской экономики вероятные потери также велики: суммарно во всех сырьевых отраслях они превышают $100 млрд.

Инвесторы не рискуют вкладывать в уголь и нефть

Естественно, подобные перспективы вызывают озабоченность инвесторов, которые, по выражению Reuters, «возможно, вступают в эпоху обесценившихся активов, и это, скорее всего, будет обусловлено как технологическими, так и климатическими изменениями». Акционеры все чаще требуют от менеджмента сырьевых компаний корректировки структуры активов, внятных стратегий диверсификации, а многие портфельные инвесторы ликвидируют свои вложения в ценные бумаги угольных и нефтегазовых предприятий, оценивая их как чрезмерно рискованные.

В России главный ответ на рассматриваемый вызов находится за пределами сырьевого сектора. Он состоит в расширении внутреннего рынка товаров и услуг и создании механизмов, обеспечивающих рост экономики и благосостояния независимо от конъюнктуры на рынках углеводородов.

Владимир СИДОРОВИЧ,
кандидат экономических наук, сооснователь и генеральный директор Института энергоэффективных технологий в строительстве, создатель сайта RenEn.ru.

Опубликовано на сайте «+1».

Источник:
http://plus-one.rbc.ru/blog/economy/obescenennye-aktivy

НАШ TELEGRAM
Статьи / 21 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru