28.12.2017
Некуда девать: как Россия выметает мусор


Госдума РФ приняла закон, обязывающий проводить общественные слушания перед тем, как решить, где именно располагать полигоны, мусоросжигательные и мусороперерабатывающие заводы, а также сортировочные станции для бытовых отходов. Парламентарии рассчитывают, что это частично решит проблему свалок, в буквальном смысле отравляющих жизнь россиянам. «Газета.Ru» выяснила, почему одного этого закона не хватит, чтобы избавиться от переполненных помоек.

 

Полигон ТБО «Кучино» в подмосковной Балашихе, декабрь 2017 года

 

Полигон ТБО «Кучино» в подмосковной Балашихе, декабрь 2017 года.



«Кучино» свалило все в кучу

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект, закрепляющий раздельный сбор мусора в России. Он, в частности, предусматривает возможность отправки определенных отходов (например, бумаги или батареек) на переработку без получения соответствующей лицензии.

Кроме того, теперь территориальные схемы обращения с отходами, включая расположение полигонов, мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов, а также сортировочных станций, можно будет утвердить только после процедуры общественного обсуждения. Также в законе прописано, что

можно делать отдельный полигон для какого-то определенного вида мусора, например, стекла, для нормальной его последующей переработки: до сих пор часто даже раздельно собранный мусор в итоге оказывался смешан, либо в мусоропроводе, либо уже непосредственно на свалке, что нивелировало саму идею.

По словам председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимира Бурматова, закон позволит снять напряжение, которое периодически возникает между региональными властями и местными жителями. Последний месяц это особенно было заметно на примере Москвы: с начала декабря жители столицы и области активно жаловались на неприятный запах в некоторых районах. 19 декабря столичная прокуратура выяснила, что виновником «многократных превышений сероводорода (более 5,00 мг/м куб при допустимых значениях максимум в размере 0,008 мг/м куб)» оказался полигон твердых бытовых отходов «Кучино», расположенный в Балашихе. Роспотребнадзор также выявил превышение ПДК сероводорода (в 25 раз) и меркаптана (1,3 ПДК).

Прокурорская проверка также выявила нарушения на мусоросжигающем заводе №4 ГУП «Экотехпром». В отношении предприятия составили протоколы «О несоблюдении экологических требований при осуществлении градостроительной деятельности и эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов». Роспотребнадзор проверил еще несколько потенциальных источников загрязнения воздуха — полигоны «Некрасовка», «Саларьево», Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения, но объективных причин загрязнения воздуха так и не выявил.

Бывший замглавы Росприроднадзора Олег Митволь заявил «Газете.Ru», что«тухлая капуста», которую в декабре учуяли москвичи, на самом деле является запахом так называемого концентрата-фильтрата. «Он появляется после того, как свалочные воды прогоняют через фильтры. Этот концентрат необходимо утилизировать на специализированных полигонах третьего класса, которых в московском регионе вообще нет. В итоге этот концентрат попадает на открытые и закрытые свалки»,— сообщил он.

Чужая свалка

По данным Росприроднадзора, в Москве и области ежегодно образуется 7 млн тонн твердых бытовых отходов. При этом, отмечает экс-замглава ведомства Олег Митволь, на легальных свалках сегодня размещается только 3-4 млн тонн отходов.

Весь мусор москвичей свозится на полигоны, расположенные в Подмосковье — на один «Кучино» до его закрытия свозилась четверть всего московского мусора.

Жители близлежащих к свалкам населенных пунктов постоянно жалуются на экологическую обстановку. Так, летом 2017 года в Подмосковье прошел ряд «мусорных бунтов» с требованием незамедлительного закрытия подмосковных полигонов ТБО и отставки губернатора Подмосковья. Митингующие отмечали, что полигоны ТБО, которые были переполнены еще при губернаторе Борисе Громове, обещали закрыть еще несколько лет назад, когда Воробьев был исполняющим обязанности губернатора области.

В департаменте ЖКХ Москвы «Газете.Ru» сообщили, что места на столичных полигонах «на данный момент хватает». С закрытием «Кучино» в Балашихе отходы Москвы и области стали оправлять на «Торбеево» в Люберецком районе, а также на полигон бытовых отходов в Алексинском карьере (город Клин). В подмосковном Клину после возросшей нагрузки на свалку в близлежащих районах появился неприятный запах, вызвавший ряд митингов недовольных запахом и завозом «чужого» жителей.

Осенью столичные власти одобрили строительство еще одного полигона в 10 км от Троицка на месте ранее закрытого полигона. На «Малинки» планируется вывозить только инертные грунты для оздоровления территории и купирования негативного влияния на экологию. Согласно документу, площадь объекта будет расширена с 10 до почти 60 га. Мэр Москвы Сергей Собянин 19 декабря заявил, что на новом полигоне не станут «захоранивать» мусор. Он также отметил, что, закрыв полигон, город прекратил «длившуюся годами экологическую катастрофу».

Отделять мух от котлет

В Москве, как и во многих других городах России, не первый год пытаются внедрить альтернативную систему переработки бытовых отходов, которая подразумевает раздельный сбор, вторичную переработку и сжигание мусора. Такая практика широко применяется в европейских странах. К примеру, в Германии раздельный сбор запустили в конце 1980-х годов — тогда система регулировалась местными властями. К 1996 году власти ввели общенациональный закон, регулирующий обращение с отходами.

Мусорные баки в Европе нередко закрываются на замок, право на выбор мусора в контейнер имеют лишь жильцы определенного дома.

По средним оценкам, вывоз мусора жителям одного берлинского дома обходится в €16 тыс. в год. В общественных местах и берлинских домах располагаются пять-шесть пластмассовых контейнеров разных цветов: коричневый — для органических отходов, синий — для бумаги, желтый — для пластика и упаковки. Для стекла выделяют два отельных контейнера: в зеленый идет цветное стекло, а в такой же, но с белой полосой — бесцветное. Если же мусор не поддается сортировке, то его отправляют в черный контейнер.

Первые раздельные контейнеры в рамках эксперимента появились в Москве в 2013 году, в ЦАО. Со временем подобные контейнеры распространились по всему городу. Кроме того, в столице налажена система обращения с отработанными ртутьсодержащими отходами, добавили в департаменте ЖКХ. В еще не принятой экологической стратегии столицы говорится, что к 2030 году мусор будет чаще отправляться на вторичную переработку, а «захораниваться» его будет на 35% меньше, сообщили «Газете.Ru» в департаменте природопользования города.

Однако эти подвижки в эковопросе не приблизили Россию к идеалу. «Сегодня законодательство адаптируется к западной системе переработки и уже позволяет ее внедрять. Проблема заключается в инфраструктуре и инертности. На Западе система внедрялась десятки лет, у нас пытаются внедрить за три года», — заявил «Газете.Ru» доцент Высшей школы урбанистики им. А.А. Высоковского НИУ ВШЭ Николай Кичигин.



Он отметил, что введение новой системы переработки — постепенный, пошаговый алгоритм действий, распланированный на десятилетия. По прогнозам главы Минприроды Сергея Донского, на введение раздельного сбора мусора в стране понадобится 10-15 лет, поскольку отсутствует соответствующая инфраструктура.

Прежде всего нужны сортировочные комплексы. «Мусор можно бесконечно сортировать, однако его все равно отвезут и свалят в одну кучу. Раздельный сбор также будет сложно реализовать в условиях многоквартирной застройки. С учетом того, что у нас людям проще выкидывать все в одну кучу, сложно ожидать, что все перестроятся», — заявил он. Специалист НИУ ВШЭ подчеркнул, что сегодня в Москве практически нет объектов, которые бы сортировали мусор. «Мусоросжигательные вроде как есть, но отдельные крупные сортировочные объекты мне не известны», — рассказал Николай Кичигин.

Он отметил, что строительство мусоросжигательных заводов в столице всегда сопровождалось сильной критикой со стороны общественности. «Немецкие специалисты, с которыми я общался, заявили, что не видят в мусоросжигании криминала.

Действительно, в Европе значительный объем мусора сжигается. Так как у них нет свободной территории для его хранения, они вынуждены сжигать около 50% мусора.

Однако перед самим сжиганием мусор тщательно сортируют — у нас этого не хватает. Они отбирают батарейки, ртутные лампы — те отходы, которые при сжигании выделяют самые большие канцерогены», — сообщил доцент НИУ ВШЭ.

Кроме того, подчеркнул специалист, важно соблюдать технические регламенты заводов — вовремя менять фильтры, следить за их состоянием.

«Наши чиновники удивляются, что в Вене или Лондоне мусоросжигательные заводы располагаются в центре города. Это действительно так, но для такого результата нужно не просто их поставить, но и выполнить массу предварительных шагов.

В России об этом забывают, а потом жалуются, почему у нас не получается», — считает эксперт.

Более того, убежден Кичигин, должна вестись серьезная разъяснительная работа. «Людям ничего не рассказывают, мы можем узнать о зарубежном опыте максимум из интервью. Поэтому когда люди слышат слово «мусоросжигательный завод», у них возникает отрицательная реакция. Однако в этом не будет большой проблемы, если подходить ответственно и осторожно», — сказал специалист.

Экс-замглавы Росприроднадзора Олег Митволь считает, что нежелание властей расширять систему переработки мусора объясняется дороговизной процесса.

«Мусоросжигательные и перерабатывающие заводы — они все дорогие, и содержать их тоже дорого. Зачем внедрять дорогой процесс, если можно просто складировать мусор.

Чиновники этот процесс просто не стимулируют. А какой смысл, если у них никто не спрашивает, куда делся мусор. Деньги заплатили, а дальше — куда хотите. Компания взяла деньги за вывоз концентрата, а никто не проверит, куда она его дела», — сообщил Олег Митволь.

Обращаться в международные инстанции по этому поводу можно, но все это закончится штрафом или компенсацией — люди не перестанут дышать загрязненным воздухом, говорит эксперт НИУ ВШЭ.

«Однако важно понимать, что мы все дышим одним загрязненным воздухом — в том числе наши руководители. У них нет другого воздуха. Поэтому была такая реакция на запах протухшей капусты 8 декабря. То же самое с пожарами 2010 года, когда были приняты оперативные и жесткие меры, ведь все дышали. Воздух один, вне зависимости от уровня дохода и статуса человека. Нельзя создать отдельный микроклимат и как-то оградиться», — убежден Кичигин.

Яков ЛЫСЕНКО.

Опубликовано на сайте «Газете.Ru» 28 декабря 2017 года.

Источник:
https://www.gazeta.ru/social/2017/12/20/11503610.shtml

НАШ TELEGRAM

Статьи / 20 / Искандер-ака / Теги: мусор, Москва, МСЗ, экология, обращение с ТБО, сжигание мусора, Кучино, полигон, мусоросжигательные заводы / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru