12.12.2018
Над Байкалом сгущается тьма

Заканчиваются приготовления к победоносному наступлению на «последний окоп» законодательной защиты Байкала. Уже в 2019 году решится его судьба. В течение многих лет Священное Море являлось символом упорной борьбы и славных побед отечественного экологического движения, но теперь может стать синонимом поражения. На «экологический Сталинград» надежды практически нет, «экологическая Цусима» — очень вероятна.

 

Год 2018-й стал рекордным по количеству и силе ударов, нанесенных Байкалу, точнее — защищающим его правовым нормам. В первую очередь следует назвать сокращение водоохранной зоны (ВЗ) Священного Моря. Многие годы происходящие здесь безобразия официальные лица объясняли отсутствием законодательно установленных границ этой зоны. В 2015 году они были утверждены. Почти сразу СМИ наполнили статьи, в которых утверждалось, что режим ВЗ создает невыносимые условия местному населению, перечеркивает развитие туризма, а также не поселений оформлять земельные участки в собственность, и вообще "вводит чрезмерный контроль за хозяйственной деятельностью, затрудняет любые проводимые работы».

 

Этого мнения придерживались не только чиновники и депутаты ГД, но даже многие общественные деятели.

 

Распоряжением правительства от 26 марта 2018 года  площадь водоохранной зоны была сокращена в 10 раз (!). — с 57,2 тысяч квадратных километров, до примерно 5,9 тысяч. Якобы при этом использовался "научный подход».

 

Коричневым цветом обозначена граница 2015 года, лиловым — «скорректированная». Источник — презентация «К вопросу о границах водоохранной зоны озера Байкал» (Институт географии СО РАН).

 

Но вопреки обещаниям, жизнь местного населения данное решение не облегчило, зато открыло широкие перспективы для добытчиков полезных ископаемых.

 

Региональные власти не были этим обескуражены и сразу же заявили о решимости продолжить борьбу за лучшую жизнь населения и бизнеса, а именно — добиваться «изменения Центральной экологической зоны Байкальской природной территории».

 

В 2018 году появились и другие законодательные новации, облегчающие «хозяйственное освоение» берегов Колодца Планеты. Точнее — они облегчат после того, как будет изменена Центральная экологическая зона. Первое чтение прошел законопроект, разрешающий строить жилые дома на землях сельскохозяйственного назначения.  Предприниматели нередко лишь числятся фермерами, в реальности занимаясь турбизнесом. А теперь появился важнейший дополнительный «бонус» — возможность застраивать природные территории вне поселений.

 

«Сельскохозяйственные» земли Байкала, исключенные из Прибайкальского национального парка.

 

Этот закон непременно усилит стремление земельных спекулянтов и «сотрудничающих» с ними чиновников переводить участки лесного фонда в категорию земель сельскохозяйственного назначения — для последующей застройки.

 

Пока еще здесь лес, но скоро будет «улица».

 

Решением президента восточный берег Байкала (в пределах Бурятии) 4 ноября 2018 года был присоединен к Дальневосточному федеральному округу.

 

Следовательно, на него распространится и программа "дальневосточного гектара". А в целом, по мнению эксперта, «для Байкала это означает жесткий конфликт между приоритетами сохранения участка Всемирного наследия и крайне антиэкологической политикой Министерства РФ по развитию Дальнего Востока, которая освящена освобождением ТОР (территорий опережающего развития) от важнейших процедур экологического контроля и экспертизы».

 

Чиновники делают успокаивающие заявления: Байкалу ничего не грозит, т.к. в Центральной экологической зоне раздавать землю запрещает закон.
Но умалчивают о своих же усилиях, направленных как раз на резкое сокращение этой самой зоны.

 

Противоположный берег теперь относится к Дальневосточному федеральному округу. Скоро там начнут раздавать «дальневосточные гектары».

 

2 ноября опубликован проект закона, позволяющего исключать из границ заповедников и нацпарка земли населённых пунктов, дороги, линии электропередачи, месторождения полезных ископаемых и сельхозугодья. Он способен разрушить целостность особо охраняемых природных территорий России, его последствия для природы будут непредсказуемыми


Для Байкала, впрочем, кое-какие предсказания можно сделать и сейчас. Из Прибайкальского нац. парка (ПНП) уже дважды безуспешно пытались изъять 112 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения, имеющих огромную природную ценность.

 

Тажеранская степь включена в Прибайкальский национальный парк, имеет статус земель сельскохозяйственного назначения.

 

Принятие этого закона позволит их изъять без всяких проблем Кроме того, появляется возможность асфальтировать пересекающие ПНП дороги, не заботясь об экологических последствиях. И тем самым усиливать потоки туристов в районы, доселе не страдавшие от запредельных рекреационных нагрузок. Руководство Прибайкальского нац. парка прорабатывает эту идею и планирует заполнить туристами ценные природные территории за.

 

В 2018 году появилась информация о новых инициативах иркутских бизнесменов, несущих гибель байкальской природе. Поражает своими масштабами и откровенным цинизмом проект под названием Экополис "Ворота Байкала". Его реализация уничтожит не только берега (и чистоту вод) Иркутского водохранилища, но также наиболее хорошо сохранившийся в природном отношении участок побережья Южного Байкала. Причем в пределах Прибайкальского национального парка. Это экологическое преступление авторы проекта называют «мировым образцом экологического хозяйствования человека».

 

Проект «Экополис» содержит и такое вот транспортное кольцо, проходящее по уникальной природной территории национального парка. Источник. 

 

Армию желающих получить на Байкале "дальневосточный гектар", строить в реликтовой байкальской степи турбазы и особняки под вывеской "жилых помещений крестьянско-фермерских хозяйств", осуществлять сулящие выгоду «инфраструктурные проекты», заниматься «санитарными» рубками леса, и пр., и т.п., сейчас сдерживает единственное препятствие — Центральная экологическая зона Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ). Её границы и режим.

 

На эту последнюю "линию обороны" Байкала и идет наступление. Столь мощное, что эти укрепления вот-вот падут. Те же руководители регионов, чиновники, депутаты, ученые, общественники, что добивались десятикратного сокращения "водоохранки", теперь проделывают подобный «фокус» с границами ЦЭЗ БПТ.

 

Используются все средства. Например, коллективные письма местных жителей. Которые действительно столкнулись с трудностями в получении прав на земельные участки и строения, разрешений на строительство. Но - в населенных пунктах. Однако зачем же они требуют отменить целиком пункт Постановления Правительства РФ от 30 августа 2001 г. № 643, содержащий запрет строительства «на незатронутых природных территориях, включая земли лесного фонда, водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы озера Байкал и впадающих в него рек»?

 

В мае 2018 года создан Научно-исследовательский институт правовой охраны Байкала ИГУ (Иркутского гос. университета).  В действующем законодательстве много прорех и недоработок, не говоря уже о его «правоприменении». Закон об охране Байкала принят 20 лет назад и примерно тогда же перестали контролироваться природоохранные запреты и ограничения. Результат виден даже из космоса. Безжизненные просторы бывшей тайги, «пройденные» пожарами и рубками, обширные прилежащие к берегам Священного Моря территории, застроенные турбазами, дачами, особняками. В 2017 году на Байкал наведалась проверка Генпрокуратуры, затем была создана Байкальская природоохранная прокуратура. Наконец-то стал проводится контроль за выполнением природоохранных законов. И началось: письма турбизнеса и местных жителей во все инстанции, петиции, обращения в верховный суд, информационная война в СМИ. Не хотят энергичные люди выпустить то, что успели прибрать к рукам. Более того - желают прибрать гораздо большие территории, до которых пока еще не дотянулись.

 

 

На их пути должен стоять закон, лишенный "прорех" и прочих изъянов. Но те, кто озаботились "модернизацией законодательства об охране озера Байкал", очень далеки от задачи сохранения Священного Моря. Из интервьюруководителя нового НИИ: "Проблема не в том, например, чтобы запретить туристов, а в том, чтобы их поток приносил пользу региону". Приоритеты ясны. Концовка замечательна: "Но прокуратура, как орган, надзирающий за соблюдением законов, как правило, выбирает наиболее жесткий вариант запрета». И то правда. Гораздо лучше вариант, когда запрет существует лишь на бумаге, не мешает, широкомасштабной и разнообразной эксплуатации Байкала, которая "приносит пользу". Формально — региону, а в реальности — узкой группе господ.

 

Этот НИИ появился в момент, когда возникла необходимость в его услугах. И почти сразу "включился в работу": "По инициативе депутата Государственной Думы Николая Николаева стартовал проект по реформированию нормативно-правовой базы в сфере охраны Байкала. Работа по разработке научно обоснованной концепции модернизации законодательства об охране озера Байкал поручена Научно-исследовательскому институту правовой охраны Байкала ИГУ". Статья, из которой этот абзац, имеет подзаголовок: "Проблемы ведения бизнеса на Байкальской природной территории обостряются с каждым годом. Во многом причиной тому является несовершенное законодательство об охране озера Байкал".

 

Теперь понятно, какая именно организация подготовит свод поправок (или и вовсе новый закон "Об охране озера Байкал"), разрушающий последнюю линию обороны — границы и режим ЦЭЗ БПТ. Озвучена информация о том, что новый законопроект должен быть сдан уже в первой половине 2019 года.

 

Уже через несколько месяцев будет решаться судьба Священного Моря. Останется ли оно Колодцем Планеты, либо будет "отдано на поток и разграбление", что и обусловит гибель экосистемы, работающей как фабрика по производству чистейшей питьевой воды. Массовая застройка захлестнет берега Байкала. В том числе и на ООПТ - в национальных парках (из которых вырежут ценнейшие земли), даже и на "биосферном полигоне" в глубине Баргузинского заповедника. И ничего с этими застройщиками уже нельзя будет сделать. Сейчас на один снесенный "по суду" незаконный объект приходятся сотни новых, столь же незаконных. Потоки нечистот с застроенных территорий пойдут в Байкал. Зона байкальского мелководья уже непригодна для питья, а после широкомасштабной массовой застройки берегов загрязнение будет губить само "водное теле" Байкала.

 

Борьбу за ЦЭЗ БПТ можно считать нашим "последним смертным боем» за Священное Море. Очень хочется назвать это сражение "экологическим Сталинградом", но... В Великую Отечественную красная армия постепенно наращивала свою мощь. Общественные силы, оберегавшие Байкала, лишь слабеют. В конце 1980-х иркутянам удалось сорвать проект по переброске стоков БЦБК через хребет Хамар-Дабан в реку Иркут, в начале 2000-х - не пустить нефтяную трубу на берег Байкала. Это были самые массовые протестные экологические акции (и в СССР, и в РФ). С тех пор многое изменилось. Деэкологизация всей государственной и общественной жизни дала свои "плоды". Для подавляющего большинства соотечественников вопросы выживания оттеснили "экологию" на самый задний план. Многие экологические активисты "отошли от дел", уехали из Иркутска, ушли из жизни... А сколько иркутских экологических общественных организаций кануло в Лету! Пожалуй, последним последовательным защитником оставалась «Байкальская экологическая волна». Она была объявлена иностранным агентом и в 2016 году самоликвидировалась.

 

В сети почти нет фотографий экологических протестов в Иркутске. Эта — из статьи, очерняющей противников "нефтяной трубы". Источник. 

 

Кое-какие новые НКО возникают. Например, МОО «Межрегиональное природоохранное общество», созданное в ноябре 2018 года по инициативе депутата ГД РФ Николая Николаева. Разумеется, оно поддержит «реформирование байкальского законодательства".

 

За последние 22 года доля россиян, обеспокоенных состоянием природной среды, уменьшилась вдвое. Лишь в 2015-2018 понемногу росла, но и сейчас составляет всего 15%.  В такой ситуации надеяться, что Байкал станет нашим «экологическим Сталинградом" не приходится. Вероятнее всего его последние защитники потерпят поражение, произойдет "экологическая Цусима". Беда еще и в том, что мало кто понимает значение ЦЭЗ БПТ. Нефтяная труба на Байкальском берегу - очень наглядная и понятная угроза. А тут - какой-то набор букв.

 

Ох, плохи дела Байкала... Конечно, у него есть еще и международный защитник - ЮНЕСКО. Разрушение ЦЭЗ БПТ не оставят без последствий. Наверняка Байкал будет включен в список объектов Всемирного природного наследия, находящихся под угрозой уничтожения. Еще недавно такая мера могла оказать серьезное воздействие на нашу власть. Но сейчас... Мы же "страна-изгой". Одной "санкцией" меньше, одной больше, не все ли равно?


Боюсь, что в нынешней ситуации спасти Байкал может лишь чудо....

 

Плюс - наши отчаянные усилия. "Врагу не сдается наш гордый "Варяг"!

 

P.S. Заголовок статьи ассоциируется с "Властелином Колец". И надо же такому случиться, но именно сейчас на берегу Байкала появилось зримое воплощение мордорских чудовищ.

 

Источник фото.

 

На Ольхоне, вопреки мнению большинства его жителей и многих иркутян, в нарушение запретов ЦЭЗ БПТ спешно устанавливают скандальную статую. Кошмарного облика "Хранитель Байкала", работы Даши Намдакова. В разобранном виде его привезли на остров 7 декабря, установили тремя днями позже.

 

Виталий РЯБЦЕВ.

 

Опубликовано на портале ЭкоДело 11 декабря 2018 года.

 

Источник: https://ecodelo.org/rossiyskaya_federaciya/sibirskiy_fo/irkutskaya_oblast/44384-nad_baykalom_sgushchaetsya_tma?fbclid=IwAR1Bg8IMizb861ZvR9OWMAdujwkLLQMY7Ou2jiKsMjuVeqw9Nwy8ngoihpY

Статьи / 28 / Искандер-ака / Теги: экология, охрана природы, байкал / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта