19.03.2018
Китайский экологический разворот: историческая перспектива

За последнее десятилетие в Китае произошли глубинные и радикальные изменения в подходе к вопросам охраны окружающей среды и климатической политики. В прошлые годы китайское «экономическое чудо» достигалось за счет мало чем ограниченного перекладывания издержек на окружающую среду, а обсуждение мер по снижению выбросов парниковых газов воспринималось как желание ограничить конкурентные преимущества страны. Однако сейчас КНР стала одним из мировых лидеров по вводу в эксплуатацию новых электростанций на основе ВИЭ, резко сворачивает планы по развитию угольной генерации и прилагает колоссальные усилия по снижению загрязнения воздуха и воды — в том числе и ценой закрытия промышленных предприятий.

При этом этот поворот осуществляется в принципиально мало изменившейся политической среде Китая. Его проводит тот же авторитарный и фактически однопартийный режим, ставящий прагматические цели в экономическом развитии страны и не склонный к эмоциональной переоценке таких вопросов, как сохранение экологического равновесия и борьба с глобальными климатическими изменениями. Однако внимание к воздействию экономики на окружающую среду стало восприниматься неотъемлемой частью такого прагматического подхода.

Сейчас КНР стала одним из мировых лидеров по вводу в эксплуатацию новых электростанций на основе ВИЭ


Формально власти КНР начали декларировать экологические цели довольно давно. Первая национальная конференция, посвященная этой тематике, состоялась в 1973 году, еще во времена правления Мао Цзэдуна. В определенной мере это было связано с проводившейся в 1972 году в Стокгольме конференцией ООН по проблемам защиты окружающей среды, в работе которой принял участие и Китай.

Однако, помимо актуальной мировой повестки, внимание к экологическим вопросам диктовалось складывавшейся в стране ситуацией: индустриализация, проводившаяся без учета воздействия на природу, и интенсивное использование пестицидов в сельском хозяйстве уже в те годы привели к серьезным проблемам — росло загрязнение воздуха, а вода в китайских индустриальных центрах становилась непригодной для использования. Принятые тогда меры имели ограниченный характер и в основном были связаны с борьбой с наиболее опасными загрязнителями.

Начавшиеся во второй половине 1970-х гг. экономические реформы, бурное развитие экспортоориентированной промышленности, а также интенсификация частного сельского хозяйства после роспуска большинства сельских коммун, организованных в эпоху Мао Цзэдуна, отодвинули вопросы экологии на далекий задний план.

Нельзя сказать, что Китай решил полностью игнорировать «зеленую» повестку. КНР проявляла симпатию к различным инициативам «левых» движений, в конце XX века уделявших большое внимание экологическим издержкам капиталистической экономики. Китай принял активное участие в работе «Саммита Земли» в Рио-де-Жанейро в 1992 году и разработал в 1994-м национальный план в соответствии с «Повесткой дня на XXI век» — утвержденной на саммите в Рио программой по переходу на принципы устойчивого развития.

Начавшиеся во второй половине 1970-х гг. экономические реформы и развитие экспортоориентированной промышленности отодвинули вопросы экологии на задний план


Впрочем, подобные документы не имели особого влияния на фактически проводимую экономическую политику, мало обращавшую внимание на проблемы окружающей среды. Для обеспечения все новых и новых предприятий, интенсивно потреблявших природные ресурсы, в стране строились электростанции, работающие на угле — наиболее дешевом и доступном для Китая виде топлива. Местные власти закрывали глаза на большинство экологических издержек, поскольку главной задачей было добиться увеличения валового продукта: отчет о росте производства влиял на оценку эффективности работы функционеров центральными властями.

С 1996 по 2000 годы инвестиции на контроль за загрязнением окружающей среды составляли почти 1% ВВП, а к 2003-му увеличились до 1,39%


Однако на контроль за загрязнением окружающей среды выделялись немалые средства. С 1996 по 2000 годы подобные инвестиции составляли почти 1% ВВП, а к 2003-му увеличились до 1,39%. Правда, по мнению экспертов, эти траты не отличались эффективностью, а быстрый рост экономики, основанный на развитии промышленности и интенсивном сельском хозяйстве, значительно обесценивал эти усилия.

Побочные эффекты подобной экономической политики отчетливо проявились на рубеже нового столетия, радикально изменив отношение властей.

Катастрофическое наводнение на Янцзы в 1998 году лишило крова 15 млн человек, а размеры ущерба составили более $20 млрд. Одной из главных причин бедствия стало сведение лесов. После этого китайские власти запретили вырубку в нижнем и среднем течении Хуанхэ и Янцзы и запустили программы восстановления лесов и сохранения естественных озер и болот. Теперь экологические риски стали непосредственным образом влиять на перспективы экономического развития.

С 2006 года Министерство защиты окружающей среды начало анализировать воздействие, оказываемое экологической деградацией на экономический рост. Тогда потери за 2004 год оценили в 3% ВВП. Цифра за 2008 год, согласно анализу, проведенному в 2010-м, увеличилась до 3,9%. По данным Министерства водного хозяйства, до 40% рек Китая по состоянию на 2011 год считались сильно загрязненными, а 20% — настолько токсичными, что людям рекомендовалось избегать каких бы то ни было контактов с ними.

В 2016 году министерство признало 80% грунтовых вод на территории крупнейших речных бассейнов Китая небезопасными для любого использования. По данным доклада Азиатского банка развития от 2012 года, лишь в 1% из 500 крупнейших городов Китая состояние воздуха соответствовало нормам безопасности ВОЗ. Густой смог, вызванный работой угольных ТЭЦ, стал постоянным явлением во многих городах страны, включая Пекин.

В 2016 году 80% грунтовых вод на территории крупнейших речных бассейнов Китая были признаны небезопасными для любого использования


Кроме того, деградация окружающей среды начала выступать фактором постоянного социального напряжения. Благодаря экономическому росту Китая в течение почти четырех десятилетий сформировался средний класс — один из самых многочисленных в мире по абсолютным показателям. Его представители имеют свои представления о жизненных стандартах, в которые не вполне вписывается черное небо над Пекином.

По данным китайских исследователей, с 1996 по 2013 годы число общественных протестов, связанных с проблемами экологии, ежегодно росло в среднем на 29%. Чаще всего участие в них принимали горожане с высоким уровнем доходов. Исследование, проведенное в Китае американским аналитическим центром Pew Research Group, показало, что в 2013 году загрязнение воздуха признавали «очень серьезной проблемой» 47% опрошенных. Подобные протесты оказываются одной из отдушин для выдвижения претензий властям: озабоченность этими проблемами не воспринимается в Китае как покушение на политический авторитет режима.

В 2013 году загрязнение воздуха признавали «очень серьезной проблемой» 47% опрошенных жителей Китая


Все это привело к тому, что игнорировать экологические проблемы стало невозможно. Этому способствовали развитие новых технологий, достижение определенных пределов роста экспортоориентированной экономикой страны — Китай утратил преимущество в виде дешевой рабочей силы — и желание сделать новым драйвером развития внутренний спрос и развитие сферы услуг, а также стремление к повышению энергоэффективности экономики — эта цель декларировалась КНР достаточно давно, однако до последнего времени не выражалась в количественных показателях.

Несомненно, изменения в стратегии развития китайской экономики, с учетом ее гигантского объема, имели далеко идущие глобальные последствия. Менялось и поведение КНР на международной арене. Если в 2009 году разногласия между Китаем и США в подходе к решению проблемы изменения климата фактически привели к срыву Копенгагенской климатической конференции, то в 2014 году успех Парижского соглашения стал возможен благодаря предварительной договоренности между Пекином и Вашингтоном. Поставленные Китаем цели по снижению выбросов, связанных прежде всего с угольной индустрией, укладываются в глобальные планы по борьбе с эмиссией парниковых газов.

В 2014 году успех Парижского соглашения стал возможен благодаря предварительной договоренности между Пекином и Вашингтоном


И даже сейчас, когда президент США Дональд Трамп объявил о выходе страны из Парижского соглашения, Китай не собирается пересматривать свои обязательства, поскольку они сильно увязаны с объективными потребностями экономики и общества КНР.

На примере Китая можно видеть, что даже бюрократическая и авторитарная власть может осознать важность системного подхода к экологическим вопросам. Правда, для этого она сначала может дойти до крайней точки в их игнорировании.

Стас КУВАЛДИН.

Опубликовано на сайте +1.

Источник:
http://plus-one.rbc.ru/blog....chast-1 и http://plus-one.rbc.ru/blog....chast-2
Статьи / 69 / Искандер-ака / Теги: кнр, виэ, загрязнеение среды, экология, Китай / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru