01.02.2017
ХИМИЧЕСКИЕ СПУТНИКИ ЗЕМЛИ И ХИМИЧЕСКИЕ БУМЕРАНГИ: ПРОБЛЕМЫ ХИМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 

 

 

 

На прошедшей в 2002 году в Йоханнесбурге Межправительственной Конференции ООН по устойчивому развитию был сделан не обнадёживающий вывод о том, что проблема негативного воздействия токсичных веществ на здоровье человека и окружающую среду продолжает усугубляться. Было принято решение регулярно обсуждать эту проблему и совершенствовать стратегические подходы к международному управлению химическими веществами.

 

При рассмотрении эффектов воздействия на человека токсикантов из Табл. 11 и 13 становится очевидным, что некоторые из них (пестициды, ГББ, ГХБ, октил— и нонилфенолы, оловоорганические препараты, ПБДЭ, ПХБ, ПХФ, свинецорганические соединения, фталаты) оказывают это воздействие в том виде, в каком они используются человеком (автор предложил их называть химическими бумерангами 1-го рода). Те токсичные вещества в Таблицах 11 и 13, которые не используются человеком непосредственно (ПАУ, «метилртуть», диоксины и фураны), но образуются при использовании других соединений (сжигание топлива, биометилирование в водоемах неорганических солей ртути, горение ПВХ и других хлорорганических соединений на свалках и при пожарах), предложено называть химическими бумерангами 2-го рода.

 

Следует понимать, что негативные эффекты химических бумерангов определяются в значительной мере их химической природой (электронным и пространственным строением молекул, наличием в них металлов, связанных с органическими и неорганическими лигандами, количеством атомов хлора и другими свойствами). В большинстве случаев, однако, основным фактором, обуславливающим токсическое воздействие и химический стресс, является концентрация токсиканта, так или иначе попавшего в организм человека.

 

Чрезвычайно важно также учитывать, что из всей последовательности происходящих в организме процессов — поглощение, биотрансформация, детоксикация, выведение и биоаккумуляция — ключевую роль играет последний, определяющий накопление токсиканта в организме. При этом нужно сознавать, что биоаккумуляция представляет собой накопление токсиканта в организме из всех источников (воздух, вода, пища) и отличается от биоконцентрирования, которое представляет собой только накопление токсиканта из воды.

 

Сегодня не вызывает сомнений, что важнейшими источниками химических стрессов населения являются: продукты питания с попавшими в них токсикантами, хлорированная питьевая вода с различными хлорорганическими соединениями, а также атмосферный воздух, включающий в себя, прежде всего, значительные количества высокотоксичных монооксида углерода, оксидов азота и бенз(а)пирена.

 

Эколого-эпидемиологические исследования показывают27-40, что существуют корреляции между химическим загрязнением и здоровьем населения. Для критической оценки негативных эффектов необходимо проводить сравнение данных, полученных в экспериментах с лабораторными животными, с результатами эколого-эпидемиологических исследований различных воздействий, а также с эффектами, наблюдаемыми для населения.

 

Большие сложности вызывают попытки выявить причинно-следственные отношения между воздействием на человека малых доз токсикантов и негативными эффектами на здоровье населения, в частности потому, что в каждый конкретный момент человек оказывается подверженным воздействию широкого круга химических веществ. В человеческих тканях по всему миру обнаруживают заметные количества ПХБ, диоксинов и различных хлорорганических пестицидов, а загрязнение пищевых продуктов, включая грудное молоко, является сегодня также повсеместным явлением.

 

В последние годы опубликовано большое количество сообщений о загрязнении окружающей среды в Российской Федерации приоритетными токсикантами30-33. Например, указывалось, что самые высокие уровни загрязнения атмосферного воздуха полиядерными ароматическими углеводородами (5-15 нг/м3) наблюдаются в сибирских городах Братск, Красноярск, Магнитогорск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Челябинск и Шелехов, где расположены крупнейшие в мире алюминиевые и сталелитейные заводы.

 

Суммарные выбросы наиболее канцерогенного ПАУ, бенз(а)пирена, ещё 10 лет назад оценивались на уровне 100-200 тонн в год. Что касается ПХБ, то одним из наиболее печальных примеров является город Серпухов (в 100 км на юг от Москвы), где расположено крупное электротехническое предприятие. В 1988 году концентрации ПХБ в почвах в 2 км на север от завода составляли 35.7 ppm, а в 0.3 км на юг от завода — до 11 000 ppm. В молоке кормящих матерей, живших вблизи от завода, ПХБ содержалось от 1 093 to 2 392 мкг/л.

 

В Российской Федерации имелось, по крайней мере, две «горячих точки», Чапаевск (Самарская область) и Уфа (Республика Башкортостан), в которых большие заводы, выпускавшие хлорорганическую продукцию (преимущественно, ПХБ и пестициды), выбрасывали в окружающую среду большие количества диоксинов. В Чапаевске в 1990 году на заводе по производству пентахлорфенола почвы содержали 18.7 ppb 2,3,7,8-ТХДД (тетрахлордибензодиоксина). В Уфе в 1987 году концентрации ТХДД в почвах около завода по производству 2,4,5-трихлорфенола достигали 9.6 ppb. Загрязнение иловых осадков в реке Белой на расстоянии 150 метров от места сброса было на уровне 4 ppb.

 

Измерения диоксинов в главном источнике питьевой воды города, реке Белой, дали следующие концентрации: TХДД — 80 пг/л, ГкХДДД (гексахлордибензодиоксина) — 88 нг/л, ГпХДД (гептахлор-дибензодиоксина) — 120 нг/л и OХДД (октахлордибензодиоксина)— 760 нг/л.

 

Эпидемиологические исследования, проведённые в Чапаевске с 1969 по 1998 годы показали28,30, что для рабочих завода по производству хлорорганических препаратов типичными заболеваниями были: хлоракне, эндокринные болезни, гепатит, уменьшение количества сперматозоидов, ослабление иммунной системы, уровень смертности в 17,5% от злокачественных новообразований. Наиболее типичными являлись рак лёгкого и гортани для мужчин, и рак груди — для женщин. Для населения города весьма распространёнными явились спонтанные аборты, поздние гистозы, повышенные концентрации диоксинов в грудном молоке, повышенная частота рождения недоношенных детей, задержка в развитии половых органов у мальчиков, нарушение нормального соотношения при рождении девочек и мальчиков, высокое содержание гормонов в крови мальчиков.

 

Эпидемиологические исследования, проведённые в Уфе, показали29, что воздействия на рабочих аналогичных заводов были весьма высокого уровня. В частности, они болели хлоракне и другими болезнями, включая спонтанные аборты и половые диспропорции среди новорождённых (с превышением числа девочек над числом мальчиков).

 

В последние годы показано29, что количество диоксинов в сперме мужчин, живущих в промышленных районах Башкортостана, находится на уровне 42,1-182,5 пг/г жира и 67-181 пг/г крови. Эти величины значительно превышают соответствующие уровни для ветеранов американской войны во Вьетнаме и значительно выше уровней содержания диоксинов в грудном молоке кормящих матерей (8-74 пг/г).

 

Исследование динамики латентных патологических эффектов на центральную и периферическую нервную систему, обусловленных малыми дозами ртутьорганических соединений (25 человек в течение 2-3 месяцев кормили мясомолочными продуктами, содержавшими 1-10 нг/г ЕtHgX), показало рост жалоб, указывающих на патологию гипоталамовых структур мозга, и уменьшение жалоб, связанных с патологией периферической нервной системы .

 

Особую тревогу вызывают химические стрессы детского населения, приводящие, как теперь стало понятно, к печальной статистике по здоровью детей России. Достаточно привести результаты недавнего исследования, согласно которым загрязнение атмосферного воздуха в Прокопьевске определяет более чем на 60% детскую заболеваемость бронхиальной астмой, пневмонией, болезнями верхних дыхательных путей, анемией и на 50% — сумму экологически значимых заболеваний и врождённой патологии34.

 

Таким образом, уже краткое рассмотрение проблемы химических стрессов человека, обусловленных, в первую очередь, химическими бумерангами, показывает приоритетную важность данной проблемы с точки зрения сохранения здоровья человека.

 

В связи с тем, что до сих пор даже на уровне ООН нет общепринятого толкования понятия «химическая безопасность населения», автор предлагает в данной работе свое определение этого понятия.

 

Итак, по мнению автора, «химическая безопасность населения это когда человек не испытывает химических стрессов, т.е. воздействия приоритетных органических, неорганических и металлоорганических токсикантов осуществляются на безопасном для физиологического и психического состояния человека уровне, в результате чего удаётся сохранять здоровье населения».

 

IV. Заключение.

 

Для России сегодня, помимо вышеуказанных, остаются актуальными, по крайней мере, ещё две проблемы:

 

1) экологически безопасное уничтожение запасов химического оружия, хранящегося в семи различных регионах страны, для чего необходимо использовать наиболее безопасные технологии, разработанные российскими специалистами;

 

2) реализация систематического и повсеместного контроля качества пищевых продуктов и питьевой воды, в том числе и бутилированной, а также домашних фильтров доочистки воды, поставляемых в магазины и на рынки страны как российскими, так и зарубежными производителями.

 

В современной экологической ситуации химические стрессы населения играют решающую роль в проблеме сохранения здоровья человека. А если к этим химическим стрессам добавить расширяющийся круг физических (радиация, электромагнитные, вибрационные и шумовые воздействия) и биологических (вирусы, бактерии, генетически модифицированные продукты) стрессов, то понятно, что при обсуждении проблемы выживания населения страны в первую очередь необходимо обсуждать именно эти факторы.

 

Литература.

1. В.С. Петросян, Вестник РАЕН, 5, 58 (2005)

2. M. Scheringer, Environ. Sci. Technol., 30, 1652 (1996)

3. F. Wania, D. MacKay, Environ. Sci. Technol., 30, 390A (1996)

4. Региональная оценка стойких токсичных веществ. Европа, региональный доклад. Издание ГЭФ, 2002.

5. A. Ryaboshapko, I. Ilyin, A. Gusev, O. Afinogenova, T. Berg, A.G. Hjellbrekke, Joint Report of EMEP Centres: MSC-E and CCC, Moscow, 1999.

6. V. Shatalov, A. Malanichev, T. Berg, R. Larsen, EMEP Report 4, Parts I-II, Moscow, 2000.

7. I. Ilyin, A. Ryaboshapko, O.Travnikov, T.Berg, A.G. Hjellbrekke, R. Larsen, EMEP Report 3, Moscow, 2000.

8. Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях, ЮНЕП, Женева, 2001.

9. Regionally based Assessment of Persistent Toxic Substances. Global Report 2003, UNEP Chemicals, Geneva, 2003.

10. O.V. Poliakova, A.T. Lebedev, N.K. Karakhanova, V.A. Shmorgunov, A.V. Funtov, and V.S. Petrosyan, in “Water Pollution V: Modelling, Measuring and Prediction”, Eds. P.Anagnostopoulos and C.A. Brebbia, WITpress, 1999, p. 419.

11. A.T. Lebedev, O.V. Poliakova, N.K. Karakhanova, V.S. Petrosyan, A. Renzoni, The Science of Total Environment, 212, 153 (1998).

12. E. Milaeva, N. Berberova, L. Pellerito, Yu. Pimenov, V. Petrosyan, Appl. Bioinorg. Chem., 2, 69-91 (2004).

13. H. Iwata, S. Tanabe, N. Sakai, R. Tatsukawa, Environ. Sci. Technol., 27, 1080 (1993)

14. F. Wania, D. MacKay, Ambio, 22, 10 (1993)

15. J. Munch, F. Axenfeld, Datenbasis Historisher Emissionen Ausgewahlter Persistenter Organischer Stoffe in Europa (1970-1995), Umweltbundesamt, Berlin, 1995.

16. В.С. Петросян, Бюлл. Центра Экол. Политики, 6, 16 (1999).

17. The Environmental Monitoring Report on the Persistent Organic Pollutants (POPs) in Japan. Ministry of Environment, Government of Japan, Tokyo, 2002.

18. Frontiers in Assessing Human Exposure to Environmental Toxicants, Report of a Symposium, National Academy Press, Washington, D.C., 1991.

19. Basel Convention on the Control of Transboundary Movements of Hazardous Wastes and Their Disposal, UNEP, Geneva, 1992.

20. Парижская конвенция по уничтожению химического оружия, ООН, Нью-Иорк, 1993.

21. Монреальский протокол по защите озонового слоя, ООН, Нью-Иорк, 1995.

22. Rotterdam Convention on the Prior Informed Consent Procedure for Certain Hazardous Chemicals and Pesticides in International Trade, UNEP, Geneva, 2005 (Revised).

23. Рамочная Конвенция ООН об изменении климата, ЮНЕП, Женева, 1992.

24. Киотский протокол по глобальному изменению климата, ЮНЕП, Женева, 1998.

25. Программа действий. Повестка дня на 21-ый век, SRO-Kundig S.A., Женева, 1993.

26. Байская декларация по химической безопасности, ВОЗ, Женева, 2000.

27. В.С.Петросян, Природа, 2, 13 (2000).

28. Н.А. Клюев, Б.А. Курляндский, Б.А. Ревич, Б.Н. Филатов, Диоксины в России, М., 2001.

29. Галимов Ш.Н., Камилов Ф.Х., Гонадотропные эффекты феноксигербицидов в мужском организме, Уфа, 2001.

30. Ревич Б.А., Загрязнение окружающей среды и здоровье населения, М., 2001.

31. В.В. Худолей, Е.Е. Гусаров, А.В. Клинский, Г.А. Ливанов, А.А.Старцев, Стойкие органические загрязнители: пути решения проблемы, С-Пб., 2002.

32. Ю.П. Гичев, Загрязнение окружающей среды и здоровье человека (Печальный опыт России), СО РАМН, Новосибирск, 2002.

33. В.С. Петросян, в сб. 8-я Международная конференция «Экологическая безопасность как ключевой фактор устойчивого развития», 2004, Москва, с. 20.

34. Здоровые дети — будущее России, Сб. материалов под ред. В.А. Соболева, Центр экореабилитации здоровья «Зелёный дом», М., 2004.

35. В.С. Петросян, в «Экологическая безопасность как ключевой фактор устойчивого развития», М, Изд. РГГУ, 2006, с. 16.

36. Women and their Toxic World, WECF, Utrecht, 2006.

37. В.С. Петросян, в сб. «Россия в окружающем мире: 2006», под ред. Н.Н. Марфенина и С.А. Степанова, МНЭПУ, М., 2007, с. 149.

38. А.В. Яблоков, Россия: здоровье природы и людей, Галерея Принт, М., 2007.

39. В.С. Петросян, в «Глобальные экологические проблемы России», ред. Яншина Ф.Т., 2008, «Наука», М., стр.89-99.

40. А.В. Яблоков, Окружающая среда и здоровье москвичей, АВК-Групп, М., 2009.

 

 

Ключевые слова и использованные термины на английском языке.

 

Chemical Boomerangs

Chemical Safety

Chemical Sputniks

Ecotoxicity

Polar distillation

Priority Toxicants

Toxicity

Статьи / 254 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта