10.03.2019
Изменение климата — это «экстремально зелёный» обман

Оголтелым климатическим алармистам противостоят не только выдающиеся российские и американские учёные, но и немало видных деятелей науки других стран. Ниже вы можете прочитать перевод статьи южноафриканского физика-ядерщика Кельвина Кемма (Kelvin Kemm) — генерального директора Nuclear Africa (Pty) Ltd, председателя Южноафриканской корпорации по ядерной энергии, который также входит в Совет советников Комитета по конструктивному завтра, базирующегося в Вашингтоне.

 


 

Прочитал в национальной деловой газете очередную газетную статью из серии «мы все обречены на гибель»  об изменении климата. Хуже всего, что она написана руководителем отдела экологического права в юридической фирме.

 

Статья обильно напичкана ​​словом «может»: например, может идти дождь или может не идти дождь, может быть ущерб, погода может повлиять на запас ресурсов... и далее везде. Словом, автор полностью поглощён тем, что независимо от того, что «может» произойти в будущем, он может указать, что он сказал «может».

 

Одно из его многочисленных рассуждений о суровой погоде, которая может случиться, заставившая меня взвиться, была такова: «Эти воздействия также будут иметь экспоненциальный эффект, так как отказ или задержка в предоставлении ресурса из-за его недоступности или из-за повреждения инфраструктуры может сказаться на многих предприятиях».

 

Этот пассаж действительно читается так, как будто его написал адвокат, но плохой, с адвокатским «или» и так далее. Тем не менее, автор говорит, что суровая погода «будет» оказывать «экспоненциальный эффект» на бизнес, но затем говорит, что это «может оказаться эффект домино».

 

Не думаю, что ему ведом смысл математической концепции «экспоненциального», но он говорит, что это «произойдет», но, тем не менее, всего лишь «может» иметь последствия. Да сколько ж можно!

 

Адвокат-писатель пытается напугать читателей, полагая, что «изменение климата» опустошит бизнес. Он повторяет мантру, что «дефицит воды» будет серьезным риском для мировой экономики. Это трескучая фраза. Общее количество воды на всей планете сейчас точно такое же, как и во времена динозавров. Оно не может измениться и в будущем, если только какой-нибудь астероид, прилетевший из межпланетного пространства, не грохнется на землю. Вода перемещается по планете; она никуда не девается — и нигде.

 

Теперь, в который раз, позвольте мне заявить твёрдо. Я не верю, что есть какие-либо изменения климата, вызванные человеком, с какими-либо последствиями. Нет также никаких свидетельств каких-либо суровых погодных явлений где-либо на планете Земля, которые являются необычными. Вся драма о «суровой погоде» была вызвана как мистификацией экстремистской «зелени».

 

Десятилетием, когда наибольшее количество ураганов обрушилось на береговую линию США, были 1940-е годы. Несколько десятилетий назад, задолго до появления разжигателей страха, в Питермарицбурге и на Пиет-Ретифе выпал снег. В 1893 году, когда Махатма Ганди прибыл молодым адвокатом в Южную Африку, в центральной части Претории произошло  сильное наводнение — с 8 по 11 февраля почти непрерывно шел дождь. 17 января 1904 года сильный шторм в Блумфонтейне разбушевался так, что в отеле Royal, на улице Фонтейна погибли 29 человек. В 1921 году, когда впервые стартовал Товарищеский марафон, в общей сложности 48 бегунов, в весеннем сентябрьском месяце в Квазулу-Наталь Мидлендс и южном Свободном штате снег шёл так сильно, что снежный покров оказался более полуметра.

 

Мир всегда переживал экстремальные погодные явления. Единственное нынешнее отличие заключается в том, что телевидение и интерактивные технологии развились настолько, что весь мир может видеть их в режиме реального времени или вскоре после их появления, отчего и возникла иллюзия, что стихийные бедствия теперь случается чаще.

 

Южноафриканскому бизнесу и промышленности изменения климата или усиления экстремальных погодных условий не угрожают. Им всегда приходилось бороться с штормами, наводнениями, засухами и т.п. Мы только что пережили серьезную засуху. Вообще-то мы еще не вышли из неё до конца, но, что интересно, страна вырастилала при этом рекордный урожай кукурузы.

 

Почти нет доказательств того, что антропогенный диоксид углерода (СО2) имеет какое-либо отношение к любому изменению климата. Насколько мне известно, ни у кого практически нет причин уменьшать выбросы CO2 и, безусловно, нет необходимости в каких-либо налогах на эти выбросы в любой форме. Единственная причина для беспокойства по поводу выбросов CO2 заключается в том, что большая часть остального мира кричит об этом. Поздравляем президента Дональда Трампа с выводом США из Парижского соглашения на КС-21. Мне только жаль, что он сказал правду — что практически нет доказательств того, что рост количества CO2 в атмосфере имеет значение — вместо того, чтобы сказать, что он делал это для защиты рабочих мест в США.

 

Небольшое повышение температуры примерно на 1ºC, которое наблюдалось на планете Земля задолго до бурской войны, может быть гораздо более научно связано с магнитными изменениями в солнечном магнитном цикле, чем с любым увеличением CO2.

 

Наблюдаемое небольшое изменение климата является естественным, и существует связь между нулем и почти нулем деятельности человечества.

 

Наконец, почему любое изменение климата должно приводить только к негативным последствиям, о чем рыдает юрист-писатель? Любые изменения должны быть на 50% хорошими и на 50% плохими. Задумайтесь об этом.

 

Опубликовано в южноафриканской деловой газете «Инженерные новости» (Engineering News) 8 сентября 2017 года.

 

Перевод с английского Александра ЖАБСКОГО.

 

Оригинал статьи.

 

Статьи / 11 / Искандер-ака / Теги: kelvin kemm, ЮАР, изменение климата, кельвин кемм, климатический алармизм, обман / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта