25.03.2017
Закон и выгода тут правят бал

 

По данным Greenpeace, в России ежегодно образуется около 11 млн тонн макулатуры. До переработчиков доходит менее трети от этого объема. Российские участники рынка жалуются, что западные компании перекупают значительную часть сырья. «+1» поговорил с коммерческим директором «Кнауф Петроборд» Валерием Рыжовым о том, помог ли внутреннему рынку запрет на экспорт макулатуры и как раздельный сбор мусора может способствовать увеличению ее объёма.

 

— Как вы оцениваете текущее положение дел в переработке макулатуры и сколько сырья нужно для производства готовой продукции?

 

— Чтобы произвести тонну картона, нужно как минимум 1,1 тонны макулатуры. Последние три-четыре года в отрасли наблюдается реальная нехватка сырья. Связано это прежде всего с нестабильной экономической ситуацией и курсами валют. Как только курс начинает расти, экспорт макулатуры за рубеж становится выгоднее, в то время как на внутреннем рынке спрос и предложение были более или менее сбалансированы — чуть больше 3 млн тонн в год собиралось, примерно такое же количество перерабатывалось. Как только макулатура начинает уходить за рубеж, здесь образуется ее нехватка. И это при том, что перерабатывающие предприятия загружают мощности лишь на 75–76%, поскольку оборудование устарело. Это средний показатель — например, у нашего предприятия стопроцентная загрузка. Именно из-за устаревания техники предприятия работают не в полную силу и иногда выпускают продукцию, которая не соответствует всем требованиям. Сейчас большинство предприятий отрасли активно модернизируется и наращивает мощности, чтобы повысить качество и объемы выпуска. У нас модернизация запланирована на 2018 год. Согласно плану, мощности возрастут на 40 тыс. тонн.

 

По данным Лиги переработчиков макулатуры, производство бумажной картонной продукции с начала 2000-х годов выросло с 600 тыс. до 4 млн тонн в год. Этот объем обеспечивают 120 перерабатывающих предприятий. В то же время объем собираемой макулатуры не превышает 3,25 млн тонн в год из-за снижения товарооборота у ритейлеров. Текущий уровень сбора вторсырья не обеспечивает производственные мощности, а цена макулатуры из-за валютных колебаний и увеличения экспорта за последние пять лет увеличилась почти вчетверо. Представители отрасли опасаются, что это приведет к вытеснению с рынка российской продукции и закрытию перерабатывающих предприятий, что, по их оценкам, чревато сокращением 100 тыс. рабочих мест и потерей более 500 млрд руб. бюджетных отчислений.

 

— Как можно увеличить поставки сырья?

 

— Пока все идет к тому, что дефицит будет только возрастать, поскольку объем сбора макулатуры в настоящий момент ограничен. Источников сырья для переработки всего три. Первый — это наши потребители — переработчики картона. В процессе переработки образуется всего 10% отходов, то есть 100 кг макулатуры с тонны картона. Практически 100% макулатуры из этих источников собирается и снова поступает на переработку. Второй — основной — это ритейл, продуктовые сети, которые отправляют на переработку всю упаковку из-под товаров. Но они устраивают для потенциальных переработчиков тендеры на повышение, поэтому закупать макулатуру у сетей дороже всего. И, наконец, третий источник, которому после развала СССР перестали уделять внимание,— это сбор макулатуры у населения. Раньше его спонсировало государство — люди, сдававшие макулатуру, могли купить дефицитные товары, книги, а теперь эта система бонусов разрушена. Для того чтобы активизировать этот источник, нужно провести очень большую работу, в том числе государственную.

 

— Прошлогоднее четырехмесячное ограничение экспорта макулатуры оправдало себя?

 

— Локально этот запрет оказался очень эффективным — цены с 12 руб. за 1 кг снизились до 7,5 руб. Но, как только запрет был отменен, цена достаточно быстро выросла до 10 руб. Началась ценовая гонка, в которой западные покупатели опережают отечественных.

 

— Государство поддерживает переработчиков макулатуры?

 

— Мы эту поддержку не ощущаем, а то, что сейчас происходит в сфере госрегулирования, напоминает однобокое видение картины. Вводятся половинчатые законы — например, введены экологические сборы с предприятий за утилизацию, а как они будут распределяться и кто будет простимулирован этими деньгами,— совершенно непонятно. То ли это будут сборщики макулатуры, то ли те, кто занимается сборкой и переработкой мусора. При поддержке последнего варианта, скорее всего, большее внимание может быть уделено мусоросжигательным заводам. Макулатура таким заводам тоже необходима — чтобы хоть что-то горело. Это вызовет очередной перекос рынка.

 

Сейчас по всем регионам вводятся территориальные схемы обращения с отходами, определяющие, кто будет заниматься их сбором, а кто — утилизацией. Многие региональные власти отрапортовали, что такие схемы разработаны и утверждены, но в них не попало практически ни одно перерабатывающее предприятие, занимающееся утилизацией макулатуры. В том числе и компания «Кнауф Петроборд» — хотя мы находимся в Ленинградской области и перерабатываем в год 240 тыс. тонн макулатуры, основной источник которой Санкт-Петербург и Ленинградская область. При этом на рынке вводятся новые мощности, которые, кстати, строятся безо всякого стимулирования со стороны государства, но не обеспечены сырьевой базой. Это подталкивает к росту цен и удорожанию продукции.

 

— Были ли позитивные госинициативы?

 

— Отмена с 1 октября 2016 года НДС при реализации макулатуры, безусловно, принесет громадную пользу с точки зрения обеления этого рынка. Но на это уйдут годы.

 

— Раздельный сбор мусора может исправить ситуацию с нехваткой сырья?

 

— Это сейчас очень популярная тема. Но, чтобы внедрить раздельный сбор, нужно создать целую инфраструктуру. Неизвестно, кто этим займется — государство или те, кому будут выделять деньги от экологического сбора. Культуру раздельного сбора тоже нельзя привить в один миг. В мусоре, который в России все сваливают в одно ведро, огромное количество макулатуры, его необходимо разделять. Лучше делать это непосредственно в жилищных хозяйствах, потому что на полигонах ее сложнее отсортировывать — проще сжечь. Но первый шаг к раздельному сбору мусора — это выработка законодательной базы.

 

— Как можно стимулировать население к участию в сборе макулатуры?

 

— Главный реальный стимул — это личная выгода для тех, кто это делает, и штрафы для тех, кто не сортирует отходы. За рубежом действует и то и другое. То есть стимулирующие и запретительные меры должны дополнять друг друга.

 

Интервью взяла

Екатерина СЕЛИВАНОВА.

 

Опубликовано на сайте «Коммерсантъ+1».

 

Источник: http://plus-one.kommersant.ru/blog/ecology/stimulirovat-razdelnyy-sbor-othodov-mozhet-tolko-zakonodatelnaya-baza-i-vygoda-dlya-naseleniya

Интервью / 250 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта