25.04.2016
Возрождение Чимганского леса
По сложившейся традиции к весне и весенним праздникам в Узбекистане готовятся загодя: тщательно расчищают и облагораживают города и поселки, с любовью сажают деревья, кустарники, цветы, проявляя свойственную местным жителям заботу о земле. С Наврузом — днём весеннего равноденствия, который встречают как новый день очередного года — связаны народные торжества во всех странах мусульманского Востока и республиках Средней Азии. Более того, с 2010 года по решению Генеральной Ассамблеи ООН этот день отмечается как Международный день Навруза, а с 2013 года еще и как Международный день лесов.

Нашу страну лесной не назовешь. Тем не менее, здесь произрастает большое число видов древесных пород, и леса в Узбекистане были и есть, хотя не столь богатые и, к великому сожалению, всё более оскудевающие. Вопросами их жизни ведает Главное Управление лесного хозяйства в Узбекистане, имеется также Республиканский научно-производственный центр декоративного садоводства и лесного хозяйства. Принят и закон «О Лесе», в котором четко обозначено: «Задачами лесного законодательства являются регулирование лесных отношений в целях обеспечения охраны, защиты, рационального использования, воспроизводства и повышения продуктивности лесов, а также охрана прав юридических и физических лиц. Леса выполняют преимущественно экологические (водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические, оздоровительные, рекреационные), эстетические и иные функции, имеют ограниченное эксплуатационное значение и являются государственной собственностью — общенациональным богатством, подлежат рациональному использованию и охраняются государством». Кроме того, в январе 2015 года было опубликовано Постановление Кабинета Министров «О дополнительных мерах по заготовке, выращиванию и переработке лекарственного и пищевого растительного сырья, развития системы лесного хозяйства на 2015-2017 годы ». Ведь лесные хозяйства служат не только источником древесной продукции и гарантом чистоты атмосферного воздуха, но щедро одаривают плодами, орехами, ягодами, лекарственными растениями.

Не будем говорить сейчас о не имеющих, по большому счёту, морального оправдания действиях по участившейся вырубке деревьев в населенных пунктах — для их объяснения находят причины. Это отдельная тема, она обсуждается в электронных СМИ, организуется сбор подписей против выкорчевывания здоровых деревьев ценной породы в столице и в других городах. Общественные обращения делу сохранения деревьев, к великому сожалению, не дали ощутимых результатов. В то же время нельзя не признать, что природоохранная деятельность у нас проводится, осуществляется также поддержка и популяризация экологических движений по охране природы. В Ташкенте создан Эколого-ресурсный центр «Ekomaktab», в Газалкенте действует клуб «Зелёный мир».

Не первый год организуются разного рода акции для привлечения внимания к проблемам сохранения леса. Так, ежегодно в Чимгане проводится эко-фестиваль, в 2015 году прошел экологический марафон «Леса ждут защиты». Пропаганде сохранности экосреды служат «Экологический вестник Узбекистана», Экологический портал econews.uz, сайт sreda.uz, Детский экологический журнал “Buloqcha” (“Родничок”), да и все средства массовой информации так или иначе освещают темы охраны окружающей среды.

Но воз нерешенных проблем всё тяжелее и, того и гляди, завалится на каком-либо повороте. Наболевшие вопросы экологии часто становятся предметом обсуждения в социальных сетях. Да, «перетирать» в комментариях недостатки тех или иных сторон жизни «легко и приятно», и в этом обмене мнениями тоже есть резон, если они конструктивны. Но как самому хоть что-то сделать, как призвать людей к исполнению долга перед природой рядом со своим домом или протянуть руку помощи тем, кто по службе занят улучшением экологической среды? Будет ли принята такая помощь, найдёт ли она поддержку?

Разговор пойдёт именно о таком случае.

Многие слышали о проекте «Возрождение Чимганского леса» — о нем рассказывали в телепередачах и в интернете, в социальной сети фейсбук открыт аккаунт с таким именем.

Проект жив, благодаря самому обычному, казалось бы, человеку — фотохудожнику из Ташкента Петру Стальбовскому. Шаг за шагом этот человек воплощает задуманное в реальность, а если его инициатива сегодня и в дальнейшем найдёт всемерную поддержку, Чимганскому лесу, о котором он мечтает, быть.

В горах наступает сезон весенних посадок, и наша встреча с главным застрельщиком и воплотителем идеи возрождения леса в Чимгане была посвящена делу, которому он не первый год отдаёт немало сил и времени.

— Пётр, вы фотограф-пейзажист. Что привело вас к делу возрождения леса в Чимгане?

— Когда-то Ильяс Хамидович Тухватуллин хотел сделать более благоустроенными и зелеными альпинистcкие лагеря в Чимгане. Инженер-физик, изобретатель, альпинист международного класса, носивший звание «Снежный барс», многим молодым ребятам он помог полюбить горы и найти себя в жизни, став человеком романтичного, но трудного и рискованного призвания — альпинистом. Помогал им в сложный период после распада Союза найти работу: в 1995 году основал фирму ЭКИП по всем видам промышленного альпинизма, вплоть до разработки декораций для фестивалей, презентаций, выставок, шоу-концертов; в 2008 — ООО «ClimberCA», став директором этой компании.

— Хотелось бы отдать дань памяти замечательному человеку и спортсмену, расскажите немного о нём.

— В 1998 году Ильяс Хамидович впервые покорил Эверест, повторив затем успешное восхождение на эту самую высокую точку земли по другим маршрутам, в том числе, совершив первопрохождение по западной стене. На его альпинистcком счету все семитысячники бывшего Союза. Он постоянно заботился о развитии альпинизма. В июне 2011 года по его приказу при ООО «ClimberCA» открылась спортивная секция по альпинизму. Ильяс Хамидович считал ее правопреемницей альпинистского клуба имени В.И. Рацека, который был основан в 1973 году его наставниками в альпинизме И.А. Поповой и В.В. Целовахиным. Возглавляемая им компания присоединилось к Международному консорциуму «ClimberCA». Благодаря этому Ильяс Хамидович и спортсмены секции получили возможность совершать новые восхождения. В июле — августе 2011 года он поднялся с российскими альпинистами на пик Е. Корженевской, в одиночку покорил пик Коммунизма

В сентябре 2012 года в качестве капитана узбекистанской команды альпинистов вместе с нашим альпинистом Иваном Лобановым он прибыл в Непал. Они и до этого брали «восьмитысячники», имели опыт покорения «семитысячников» Памира и Тянь-Шаня. Все шло хорошо, пока 7 октября 2012 года Ильяс Тухватуллин и Иван Лобанов не попали в лавину на Аннапурне в Гималаях — десятой по высоте вершине мира. И навсегда остались в горах.

До этой экспедиции, весной 2012 года Ильяс Хамидович начал воплощать свою задумку посадить в альплагерях деревья. Он умел зажечь своим энтузиазмом и объединить людей, потому нашёл единомышленников. Человек широкого кругозора и опыта, побывавший во многих альпинистских лагерях, он хотел создать и для узбекистанских альпинистов достойные условия. Сам вместе со своим другом и компаньоном Дмитрием Пятиримовым, возглавлявшим тогда детскую секцию альпинизма, выбирал можжевеловые саженцы. Помогали им ребята из клуба. Каждый из них посадил по одному-два дерева, и тренер-ветеран В. Целовахин, который постоянно жил в альпинистском дачном поселке «Двенадцать ключей» в Чимгане, присматривал за саженцами, поливал их. Конечно, уставал. К сожалению, все или почти все саженцы погибли, так что первый опыт был нерадостным и, возможно, Ильяс Хамидович видел гибель своих посадок. Но он был спортсмен и руководитель компании, клуба — у него были свои задачи. Не успел продолжить посадки.

— Светлая память Ильясу Тухватуллину. Незадолго до его гибели познакомилась с ним на экофестивале «Чимганское эхо», куда он приехал со своей семьей. Выглядел таким счастливым... У меня сохранилось несколько фотографий того дня. Так что теперь с его идеей посадить деревья в Чимгане?

— Это был очень жизнелюбивый и энергичный человек, трудно примириться с мыслью, что его и Ивана Лобанова не стало. Первую весну все ещё не пришли в себя, а после годовщины я начал напоминать о его желании озеленить альплагеря, и весной 2014 года решил засадить деревьями западный склон Чимгана, посвятив возрождаемый лес памяти погибших альпинистов. Обратились в лесхоз и дирекцию Угам-Чаткальского государственного национального природного парка. Там порадовались, что нашлись энтузиасты, готовых помочь им работе: выделили посадочный материал, прислали человек 12 рабочих, которые выкопали лунки для саженцев — это очень тяжелый труд. Помочь в посадке деревьев вызвались волонтёры. Посольство, которое в то время возглавлял Джорж Кролл по своим каналам хорошо освещало акцию, собрало много людей и предоставило транспорт. Добровольцы привезли с собой для посадки декоративные можжевельники, которые, безусловно, не подходят для гор. Но если в 2012 году погибли все три десятка высаженных ребятами из альпклуба можжевельников, то какая-то часть из посаженных в 2014 году прижилась — правда, приняв примятую, стелющуюся, неестественную форму. Лиственные саженцы прижились полностью. Для высокой приживаемости на склонах лучше сажать местные клёны и ясени, каркас южный и другие подходящие для гор деревья.

— В какое время вы сажаете деревья в горах? И кто вам помогает?

— В начале мая в горах ещё весна. Потому я наметил в 2014 году посадку на 3 мая. Инициативу поддержали. Мы заранее подготовили лунки для посадки 50 деревьев в проталинах, увлажняли посаженное снегом — он тут же у лунок лежал. В 2015 году деревья помогали сажать волонтёры Посольства США в Узбекистане вместе с послом Памелой Спратлен; компания Usell — она активно поддерживает экодвижение и альпинисткие виды спорта, ЗАО «Дженерал Моторс Узбекистан». Самыми юными волонтёрами были ребята из детского экоклуба "Зелёный мир" в Газалкенте, которыми руководит педагог Пулат Серикбаев. Лес решили возродить в память об альпинистах, и для воодушевления ребят на довольно трудную работу, подготовили и растянули у места посадок баннер с портретами и именами Ильяса Тухватуллина и Ивана Лобанова. Проект назвали «Возрождение Чимганского леса».

Всего за весну 2015 года было заранее подготовлено к посадке необходимое число лунок и в апреле — начале мая высажены двух-трехлетние саженцы с хорошей корневой системой. Они прижились, разветвились, выпустили листву. Надо сказать, в тот год экологическую акцию по посадке деревьев на склоне Чимгана проводили 16 мая и в ней участвовали работники Посольства США, журналисты, школьники из Чирчика. Но день выпал неудачный — в Чимгане лил холодный дождь, столичные жители не были экипированы для работы с землей в горах, многие промокли и даже простудились. Посадки, начатые в конце апреля, к тому времени в основном были завершены: середина мая — довольно поздний срок, саженцы могли не прижиться. Но другого времени у дипломатов, рабочие дни которых строго расписаны наперед, не было. Посадив по деревцу-другому, гости вынуждены были спасаться от дождя.

— Но ведь нужны какие-то официальные разрешения для проведения таких масштабных акций? Вряд ли вам удавалось действовать по принципу «пришёл, увидел, посадил».

— Безусловно, один бы я не справился. Признателен за поддержку Наталье Шивалдовой и возглавляемому ею Эколого-ресурсному центру «Ekomaktab» в Ташкенте. Несколько лет назад они обращались к нам с просьбой о помощи в акции по очистке Чирчика. Акция проходила при поддержке Посольства США в Ташкенте. Нашли замусоренное место на реке Чирчик, к которому могла подъехать машина. Пригласили ребят центра «Ekomaktab», журналистов и объявили конкурс по сбору мусора. За полчаса территорию расчистили, а победителем стал Джордж Кролл, возглавлявший тогда посольство США — результаты его работы оказались лучшими. Никто ему не помогал — соревновались честно. Это место на реке Чирчик и год спустя оставалось довольно чистым. Стоит даже однократно очистить какую-либо зону, чтобы ощущался результат. Но в местах скопления туристов такие акции приходится проводить ежегодно и постоянно поддерживать чистоту — примером может служить туристический комплекс в Чимгане, где каждый год проводят экологические акции.

Вместе с нами Наталья Сергеевна ходила по всем официальным инстанциям. Весной 2015 года проект обрёл размах. В общей сложности на склоне за два года высажено около 600 саженцев. Вот-вот начнём посадки нового сезона — скоро май. И добровольная, скоординированная с нами помощь проекту «Возрождение Чимганского леса» придётся очень кстати.

— Скоро у вас начнётся пора новых работ в Чимгане. В апреле я участвовала в посадке миндаля в саду комплекса «Чинарас» в Ходжикенте. В предгорьях снег давно сошел, и почва там не каменистая, как в Чимгане, дожди саженцы поливают. И все же обеспокоена: примется ли посаженное мною деревце, как перенесёт лето? Вырастить сад непросто, это требует затрат, как понимаю. Ведь лето и в горах засушливое, не так ли?

— Да, в Чимгане без полива лес не вырастет. Из посаженных нами в 2014 году деревьев прижилась лишь часть. Лучше развивались бричмуллинские саженцы, но всем деревцам не хватало воды. С самого начала стало понятно, что надо искать возможность подвести к посадкам воду, ведь сколько бы людей ни помогало, в руках воду не наносишь ... Искали разные возможности, и первую трубу диаметром в 15 мм мы прокинули в конце лета, тут же начав полив.

— Но ведь в Чимгане есть Аксай. Почему бы не сажать деревья вдоль его берегов?

— По руслу любого горного сая проходит магистральный поток лавин и селей. Вы видите речку в начале июня на фестивале, потому она кажется вам мирной. По весне речка Аксай бурная из-за тающего снега, она несет камни, заваливая и шлифуя все, что растёт непосредственно у речки. Год назад, 4 мая сошла лавина и хорошо, что никого не оказалось в сае на её пути. Горы — не просто красивые склоны и вершины, это — природная стихия. Снега на гребнях за зиму надуваются карнизами. Чаще всего с Западного гребня, примерно от Грота, известного всем, кто совершал восхождение на Большой Чимган, этот навес обламывается. И тянет за собой лавину, протаскивая, словно широким бульдозером, всё, что попадёт по дороге. В прошлом году эта лавина прошла по Аксаю до альпинистских лагерей, куда на моей памяти не дотягивала никогда. Остановилась прямо у порога палаток... Страшно за людей. Ну, и если бы там были посажены деревца, их бы тоже смело.

— Так где именно вы сажаете деревья? И что растёт на Чимгане сейчас?

— К самому ручью Аксаю я не подхожу, стараюсь занимать западный склон ущелья — это наиболее безопасно для саженцев. Хотя, отодвигаясь от речки, мы упираемся в «сыпуху» — мелкие обломки скал. Земляной слой лишь местами, и весной этот теневой склон долго в снегу. На каменистой почве кое-где растут корявые деревца, подушковидная стелющаяся дикая вишня и другие колючие кустарники. Можно увидеть здесь и тяньшанскую рябину, дикую яблоню. Пасущиеся в таких местах стада и отары выбивают растительность настолько, что она впадает в спящее, угнетённое состояние или заменяется другими растениями. Мы довольно поздно замечаем влияние антропогенного фактора, учитывая лишь изменения, которые происходят на нашем веку. И не замечаем, как заменяются растения, как выживают лишь те, которые приспособлены к выпасу скота, вырубке.

— А арча, известное многим из нас горное дерево? Как с нею?

— в Аксайском ущелье арча сохранилась лишь на скалах. Сплошного арчового леса здесь нет, хотя это места его природного произрастания, и лет двести назад, до освоения человеком, тут мог быть густой арчовник. Я исхожу из того, что вижу в соседних ущельях и по склонам на том же уровне — в Козлином ущелье, к примеру, или в Гулькаме, где даже березы сохранились. Думаю, что когда-то и здесь было урочище. Спортсмены-альпинисты воспринимают горы более ответственно, нежели туристы или барды. Для альпинистов горы — среда обитания, так как вся работа и учеба у них проходит на скалах — на льду и на лавиноопасном снегу. Но есть постоянные альплагеря, которые хочется сделать более комфортными. Многие из них находятся на западном борте ущелья, который мы и засаживаем деревьями, всегда означавшими для человека уют. Люди, которые любят горы, — романтики и потому рассуждают так: будь природа нетронутой, сохрани человек лес, мы бы чувствовали себя уютнее. Ильяс Хамидович Тухватуллин эти идеи разделял.

— Подходит третья весна. Какая помощь нужна вам, чтобы возрождение Чимганского леса продолжалось? Кто ваши друзья, кто поддерживает?

— Самые надежные друзья Леса — ребята из детского клуба "Зелёный мир" в Газалкенте. В 2014 и 2015 годах были акции поддержки и внимание со стороны СМИ.

Казалось бы, кому это нужно — сажать лес? Кто сломал деревья, пусть тот и восстанавливает. Но в результате исчезновения древесной растительности и кустарников склоны Чимгана деградируют. Возникают оползни, повышается угроза селей.

В ведении лесничества и работников Угам-Чаткальского государственного национального природного парка есть питомники. Но им удобнее сажать и выращивать деревья в долинах, в руслах рек, на пологих, не каменистых склонах. Если в горах, внизу, у воды — на доступных склонах организовать лесные фермерские хозяйства, они будут приносить выгоду, давая фермерам древесину, орехи, миндаль и фисташки, ягоды и фрукты. Лесоводство приносит природные и денежные дивиденды. Один только горный воздух в Чимгане чего стоит — он не хуже альпийского.

— Почему вы не сажаете миндаль или орешины?

— Чимганский лес возрождается не ради продукта. Такой рациональной задачи я перед собой не ставлю. Кто-то может подумать, что высаживая новый лес, мы хотим что-либо с него получить: орехи, миндаль, фисташки. Даже если вырастут дубы, то найдутся люди, которые позавидуют урожаю желудей.

Цель у нас иная — в восстановлении экологической ниши. Это значит — не только деревьев, но и животного мира, и птиц, которые будут привлечены посадками. Надеюсь, сейчас в этом Лесу будет 200 больших крон каркаса — лиственного дерева, которое выращивают в питомниках.

Так что пока не знаю, кто и когда нас захочет и сумеет поддержать. Но если бы какой-либо «Дед Мороз» принес в апреле-начале мая 200 -500 саженцев, то я мог бы их посадить и летом поливать — трубы для полива на той территории, где идут первые посадки, проложены. Сажать в сухую каменистую землю на Чимгане неразумно.

Кроме того, не помешало бы иметь при посадке машину-две листовой земли — на одну весну хватило бы и помогло делу.

В постоянных помощниках у меня всего несколько человек. Само собой наших сил физически не хватает. Хотя могли бы возродить лес на десятках гектаров, и уже в самом ближайшем будущем склон выглядел бы зеленым. Но нет средств, чтобы оплачивать земляные работы. Хорошо бы нанять бригаду рабочих-копателей за нормальные деньги, вот тогда можно было бы поставить дело возрождения Чимганского леса на прочную основу.

— В чём ещё проблемы?

— Очень важно заниматься подготовкой к посадкам загодя, следуя народной мудрости «готовь сани летом, а телегу зимой». Это природа, в ней всё отработано издавна.

Посадка деревьев — не поезд, на который надо успеть, наскоро схватив что-то в дорогу. Ни к самой посадке, ни к посадочному материалу так подходить нельзя. Люди, которые хотели принять участие в посадке деревьев 3 мая 2014 года, звонили мне 2 мая поздно вечером и спрашивали, что нужно привезти. Но заказывать саженцы тех пород деревьев, которые приживутся в горах, надо минимум за год вперед, в питомнике должны знать, кто и когда оплатит заказ. Так что планировать расширение посадок и браться за новые участки нельзя, не получив первые результаты с посадкой леса по склону в Аксайском ущелье.

— Кто же может и должен решать эти вопросы?

— Мне трудно ответить. Директор Угам-Чаткальского государственного национального природного парка не будет заниматься этим, у него хватает другой работы. Я признателен, что они сочувствуют и не мешают — даже иногда присылали рабочих в помощь — это для нас была большая помощь, когда во второй год нам помогли выкопать 50 лунок. Я не могу настаивать на помощи, в их планах не указана эта работа.

Сейчас посадки проведены на трех гектарах, и они вскоре, как станет теплее, зазеленеют. Высажено 600 деревьев, они принялись, дали летом молодые побеги, крона развивается. Это клёны, ясени, багряники, есть катальпы, другие деревья; посажена и маклюра, но она трудно приживается. Стремлюсь украсить склоны и к каждому растению отношусь не как к статистической единице.

Большая проблема в том, что почва склона — это каменистая супесь, мелкий камень — он не плодороден, неплохо бы до посадки заполнить лунку плодородной почвой — потому говорил выше, что нужна машина-другая листвой земли. Нужны и удобрения. Мы собираем перепревший навоз, оставшийся от отар. Я могу делать это с ребятами — очень хорошие ребята из Газалкента! Могу собрать коллектив и при какой-то помощи сделать ущелье полностью зеленым — пока хотя бы один борт склона, аэрографически он левый, юго-западный.

— В последние годы я бывала в Чимгане лишь в начале июня, на фестивале «Чимганское эхо». В горах в это время кругом зелено, свежо…

— В конце июня этой зелени уже нет — всё радикально меняется; в июле и августе травы выгорают, склоны желтеют. Когда будут деревья, они, естественно, до осени будут зеленеть.

Но пока это саженцы первого-второго года, надо бы их полив с июля по сентябрь обеспечить — тогда и стыдно не будет.

Есть и другая проблема. В Национальном парке не должен проводиться выпас скота, но скот правдами и неправдами привозят на фурах даже из дальних долин. Гуляют и табуны. Они не объедают кору деревьев, но трутся о стволы. Вопросы экологического плана связаны с социальными. Интересы людей, конечно, в приоритете.

— Интересы эти могут иметь печальные последствия в перспективе. В середине апреля видела в Ходжикенте местных жителей, охапками продающих занесённые в Красную книгу тюльпаны.

— Да, таким образом уничтожаются первоцветы и тюльпаны. Их несут связками, по сотне-другой тюльпанов. В мае я каждый день в горах. Взрослые посылают на рассвете детей не старше 16 лет в горы, и каждое утро подростки уносят со склонов до тысячи тюльпанов. Где их набраться в ближайшем будущем? Луковица тюльпана затухает, даже если она не задета, а лишь вырван стебель. То же и с другими лекарственными растениями. И о деревьях надо думать, пока горы совсем не обезлесели. Для восстановления флоры достаточно оставить растения в покое, и если их не истреблять бездумно, они сами разрастутся.

Но работа по восстановлению леса требует затрат. Нужны средства, ведь даже лунки обычной лопатой не выкопать — нужны сильные рабочие руки, кирка и лом. Нам необходимы свои инструменты и хотя бы какой-то металлический тяжелый ящик для их хранения, который с горы вряд ли кто утащит. Вагончик без присмотра для этого дела не пойдёт, найдутся желающие его вскрыть и прибрать инструмент к рукам, если и не сам вагончик.

Словом, кроме энтузиастов, готовых разово выехать для посадки деревьев, нужны финансы.

— Посвятите людей, которые с участием относятся к делу возрождения в Чимгане леса, какие нужны расходы. Народ у нас отзывчивый, неужели не откликнемся?

— Прежде всего — оплата саженцев. Лето — пора полива. Я благодарен ташкентцам, которые иногда делают добровольные пожертвования и верят, что средства будут использованы по-честному. На эти деньги я смог купить трубы и провести воду. Могу нанять поливальщиков, добросовестно поливаю сам. Приезжаю в горы с одним рюкзаком, в котором лишь несколько лепешек — вода есть в горах. Мои друзья точно так же, можно сказать, все своё носят с собой — в горах мы живем под открытым небом. Никто не требует отчетности. Но добрая слава идет, а дурная бежит, как говорится. Любое мое упущение или неясность могут погубить доверие. Наверное, есть возможность организовать финансовую поддержку, но я не хочу лишних разговоров. Мне дали 1 млн 600 тысяч сумм на покупку трубы для полива. В итоге я провел хороший водопровод от Черного водопада. Он не замерзает, сделан с большим уклоном, не засоряется, напор — фонтан. Сейчас он завален снегом, но как сойдет снег, трубу нужно прикопать. На это необходимы хотя бы небольшие деньги — на проезд, рабочие руки и инструмент.

Имеются и прочие элементарные расходы. Нужно обновить баннер с фотографиями Ильяса Тухватуллина и Ивана Лобанова. Этот плакат — призыв к людям помогать Возрождению Чимганского Леса и беречь посадки. Имея воду и саженцы, буду подсаживать за весну до 500 деревьев — они приживутся. Деревья живые. Ухаживая за ними, не только устаешь — происходит взаимообмен энергией между человеком, землёй, деревьями. Человек — часть экологии, и как существо разумное, должен понимать свою ответственность по отношению к природе, понимать свою роль в экологической среде.

Завершая беседу, пожелала Петру Стальбовскому сил и успешности в Возрождении Чимганского Леса. Думаю, найдутся люди, способные поддержать это благое дело. И мы постараемся рассказать, как пройдет новый сезон посадок в Чимганском лесу.

Тамара САНАЕВА.

НА СНИМКЕ: Пётр Стальбовский.

Опубликовано на сайте «Новости Узбекистана» 25 апреля 2016 года.

Источник:
http://nuz.uz/intervy....-1.html
Интервью / 342 / Искандер-ака / Теги: узбекстан, Чимган, лес, экология, Ташкент / Рейтинг: 5 / 2
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта