05.03.2019
Технологическое развитие человечества сдерживает его нравственная незрелость

Фрагмент интервью директора Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, члена-корреспондента РАН Владислава Александровича Петрова.

 

 Давайте остановимся на том научном направлении, которое вам наиболее близко.

 

– Я по образованию геолог, который всю жизнь работал с ураном. Это двуединая задача. С одной стороны, как геолог, я нацелен на то, чтобы объяснить, каким образом сформировались урановые месторождения. Здесь очень много сложных процессов, и даже создана целая теория уранового рудообразования, которой занимаются многие поколения ученых, и далеко не всегда мы приходим к какому-то единому мнению.

 

 То есть, единой теории рудообразования урана нет?

 

– Есть основы, тот фундамент, который важен, в том числе с точки зрения практического приложения, однако есть и много расхождений, и жарких научных споров. А с другой стороны, есть еще и другое направление, которым я занимаюсь уже длительное время, и как раз по предложению Николая Павловича Лавёрова я начал этим заниматься. Это изоляция радиоактивных отходов.

 

– Это уже экологическая проблематика.

 

– Да, и здесь, понимая, как и где сформировалось урановое месторождение, мы должны выяснить, где мы могли бы создать такое же месторождение, но уже искусственное, в котором находятся высокоактивные отходы, отработанное ядерное топливо, с тем, чтобы оно, точно так же, как урановое месторождение, пролежало в земле миллионы лет, и найти его было бы сложно.

 

 Спрятать?

 

– Совершенно верно. Это и называется создать искусственное месторождение. То есть, обобщить наши знания о формировании урановых месторождений в природе, а затем использовать этот природный аналог для создания объекта по изоляции радиоактивных отходов, безопасный для человека и природы. Вот такая природоподобная технология. Здесь вот что интересно. Большинство урановых месторождений, находясь в земле многие миллионы лет, ничем не проявляли себя на поверхности. И надо отдать должное труду людей, которым надо было создать и развить такую науку, подходы и технологии в поиске и разведке, чтоб найти эти объекты. Но теперь задача с точки зрения экологической – создать такое хранилище радиоактивных отходов, которое никоим образом себя не проявляло бы на поверхности. Чтобы все эти радионуклиды и тяжелые металлы никак не выходили в экосферу и биосферу, не нарушали условия комфортной жизни людей, не загрязняли природу. Учитывая, что сейчас атомная энергетика серьезно развивается, появляются новые технологии, всё это очень важно. Технологии очистки становятся всё лучше. Но мы не можем до конца освободиться от отходов. Значит, мы должны решать проблему безопасной и долговременной изоляции радиоактивных отходов.

 

– Вы говорите, мы не можем до конца освободиться от отходов. Означает ли это, что мы в какой-то степени от них освобождаемся?

 

– Да, конечно. Действует большая, серьезная программа, которую развивает Госкорпорация «Росатом», над ней работают многие институты, и я очень рад, что наш Институт тоже привлечен к этой работе. Это проект по созданию в Красноярском крае, в районе Железногорска подземной лаборатории, где будет проведен комплекс исследований и мониторинга, чтобы затем можно было использовать этот объект для изоляции высокоактивных отходов. Это будет высокотехнологичный наукоемкий процесс, когда в фокусе сходятся и фундаментальная наука, и поисковые наработки, и новые технологии.

 

– Я слышала, что современные технологии по извлечению полезных ископаемых предполагают меньшее количество отходов, чем раньше. Это так?

 

– Да, по мере развития технологий, конечно, будет уменьшаться количество отходов. Но они все равно останутся.

 

– Однако же не только отходов становится всё меньше, но и самих полезных ископаемых тоже. Вот мы перебороздим океан, извлечем с максимальной глубины все, что можно извлечь. Что дальше? Я слышала прогнозы, что, например, углеводородов нам осталось лет на 15-20.

 

– Мне сложно говорить про углеводороды, поскольку здесь я не специалист, но что касается урана, то наши разведанные ресурсы и запасы настолько велики, что бояться, что вот-вот все закончится, наверное, не приходится. Вопрос несколько в другом. Дело в том, что нужны новые технологии поиска, разведки, доразведки и эксплуатации месторождений, где содержания урана не столь высоки. В этом проблема, но это технологическая проблема, и она самым серьезным образом решается.

 

– Это, наверное, космические технологии, слежение со спутников?

 

 В том числе. Появились новые технологии дистанционного зондирования поверхности Земли, сейчас они очень широко применяются. Сейчас предполагается использовать беспилотные летательные аппараты, для того чтобы производить поиск нужных нам площадей. Раньше геологи, у которых не было таких возможностей, проводили свои экспедиционные работы зачастую в совершенно непроходимых местах, в очень тяжелых условиях. Теперь же не всегда необходимо туда залезать, поскольку есть возможность запустить в разведку беспилотник и получить определенную картину. То есть, развитие этих технологий будет способствовать всё большему вовлечению техники, роботов, и формированию всё более комфортных условий для людей.

 

Но тут возникает вопрос создания инфраструктуры, доступности этих объектов с колоссальными запасами полезных ископаемых, чтобы их можно было транспортировать, вывозить, вести их переработку и так далее. Это инфраструктурные вопросы. И это очень перекликается с теми направлениями работ по организации коммуникационных направлений, которыми Правительство нашей страны занимается. Это вопросы создания путей транспортировки, доступности товаров и услуг на территории России.

 

– Как вы думаете, когда-нибудь удастся создать безотходный процесс извлечения полезных ископаемых? Видится идеальная картина, когда человек научился так себя обслуживать, что отходов не остается, и на Земле царит полная экологическая чистота. Возможно такое или это абсолютная фантастика?

 

– С точки зрения технологии, наверное, это возможно. Но с точки зрения нравственной, с точки зрения воспитания, осознания того, что мусор не надо выкидывать, я думаю, пока мы к этому не готовы. Вот, например, раздельное складирование мусора. У нас уже появились контейнеры для пластика, для металла, для пищевых отходов. Но ведь мало кто этим пользуется. Бросают мусор, как попало.

 

– В том числе и в природоохранных зонах, увы. Свалкам и помойкам несть числа, вы абсолютно правы. Особенно там, где это не очень-то контролируется. И что с этим делать?

 

 Наверное, это надо воспитывать с детства. С этого надо начинать – с воспитания бережного отношения к природе, к ресурсам, в том числе и к себе, к своему здоровью. Ведь всё же взаимосвязано. Конечно, современные технологии шагнули очень далеко, и они будут развиваться достаточно интенсивно. Вот вам пример: первые компьютеры у нас в Институте появились около 30 лет назад. Как раз Николай Павлович Лавёров привез их в Институт. Это были огромные машины, при этом жесткая память всего 256 килобайт. Теперь на маленькой флешке хранятся гигабайты, а то и терабайты информации. А сколько времени прошло? То есть, мы наблюдаем взрывообразное развитие технологии.

 

 И оно ускоряется.

 

– Совершенно верно. Поэтому с точки зрения технологической, мне кажется, всё возможно. Мы можем всё это решить.

 

– Вы считаете, что человечество не успевает в нравственном отношении за своим технологическим развитием?

 

– Мне кажется, что здесь есть серьезное отставание. Конечно, человек по природе своей любопытен, а уж о геологах и говорить не приходится. Им всегда присуще стремление постичь неизведанное, попасть туда, где никто ещё не был, пусть даже рискуя жизнью, найти то, не знаю что.

 

– Как в сказке.

 

– Точно. И находили! Кто-то в космос стремится, кто-то на дно океана хочет спуститься, увидеть подводные курильщики, узнать, какая жизнь на глубине. Это нормально для человека – пытаться найти что-то новое, вырваться за границы ойкумены.

 

– Но таких людей – первооткрывателей – всегда единицы.

 

– Именно. И самое-то интересное – у таких людей как раз нравственный императив заложен. Но если мы говорим в целом об обществе, о пользователях знаний, ресурсов, которые предоставляет цивилизация, то здесь, мне кажется, есть о чем задуматься. Мы видим серьезное отставание именно в плоскости воспитания нравственности.

 

– И это становится тормозом на пути развития технологий?

 

– Думаю, да. Человечество во многом не готово наращивать новые технологии, поскольку не созрело для этого морально. Духовно незрелый человек, бросающий себе под ноги мусор, не может получить в ответ экологически чистую планету. Все наши главные проблемы, и в том числе проблема долговременной и безопасной для биосферы изоляции радиоактивных отходов, могут быть решены только в том случае, если люди осознают свою ответственность и почувствуют нравственную зрелость как главного разумного вида, населяющего нашу планету.

 

Беседовала Наталия ЛЕСКОВА.

 

Опубликовано на портале «Научная Россия» 4 марта 2019 года.

 

Источник: https://scientificrussia.ru/partners/rossijskaya-akademiya-nauk/tehnologicheskoe-razvitie-chelovechestva-sderzhivaet-ego-nravstvennaya-nezrelost

 

Интервью / 30 / Искандер-ака / Теги: человечество, Ран, экология, нравственная незрелость, владислав петров, Технологическое развитие, обращение с отходами / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта