11.07.2017
«Природных аномалий станет больше»

 

Нынешнее лето уже окрестили аномальным. В июне снег выпал в Челябинской области, Мурманске, Североморске, Кировске. В Хакасии был сильный град. В Москве аномально холодно для этого времени года. А в Краснодарском крае в это время температура бьет другие рекорды, приближаясь к 40-градусной отметке. Местные жители говорят, что давно не припомнят такой жары. Погодные аномалии наблюдаются и в европейских странах. В Софии из-за необычно высоких температур (до 44 градусов) погибли пять человек, а на Берлин обрушился сильный ливень, затопивший несколько станций подземки. Почему участились погодные катаклизмы и стоит ли россиянам ожидать тропических ураганов, «Ленте.ру» рассказал старший научный сотрудник Главной геофизической обсерватории имени А.И. Воейкова, автор книги «Парадоксы климата» Андрей Киселев.

 

 

«Лента.ру»: Снег в июне на Кубани, жара в Сочи, холод и ливни в Москве — пора привыкать к таким аномалиям?

 

Киселев: Климат принято оценивать по тридцатилетнему периоду. За это время может случиться и засуха, и холод, и дождь. Сейчас аномальная погодная ситуация с точки зрения обычного человека. Это законы психологии. Мы к этому не привыкли, а статистически этот год может быть вполне заурядным. У нас ведь часто бывают ситуации, когда одно лето не похоже на другое, и ничего экстраординарного в этом нет.

 

— О том, что было 30 лет назад, мало кто помнит. Но сегодня всех беспокоит, что эти «заурядные» погодные явления с точки зрения обычного человека происходят все чаще. Это так?

 

— Да. По данным Росгидромета, за последние 20 лет количество опасных гидрометеорологических явлений, нанесших ущерб хозяйству, выросло примерно в два раза. Если в прошлом веке их было 150-200 за год, то начиная с 2007 года раз в два года их количество может переваливать за 400. С зарубежной статистикой сложнее: у каждой гидрометеослужбы — свои критерии аномальности, поэтому я оперирую статистикой страховых компаний. По их данным, за последние 35 лет количество страховых случаев, связанных с погодой, увеличилось в три раза. В первую очередь страховщики фиксируют наводнения, засухи, ураганы — то есть те явления природы, ущерб от которых подлежит возмещению.

 

— Получается, что единой статистики природных катаклизмов в мире нет? Каждая страна ведет учет по-своему?

 

— Ученые спорят над критериями, до сих пор не могут договориться, что такое засуха, поэтому не могут посчитать, что в мире было такое-то количество засушливых дней. Для местностей с одинаковым рельефом и схожими погодными условиями все вроде бы понятно, но как вывести общую величину для засухи в горах или в континентальной части страны? Там она проходит совершенно по-разному. Точно так же не могут, допустим, однозначно сказать, что такое сильный ливень: нет общего мнения о том, когда обычный дождь переходит в стадию ливня.

 

— С чем связан рост аномальности?

 

— Ученые склоняются к тому, что в это существенный вклад вносит изменение климата. Официально это еще не доказано, потому что нет достаточной статистической информации. Для того чтобы цифры были репрезентативными, необходимо собрать сотни случаев. В Росгидромете, например, последний документ, регламентирующий, что можно считать опасным явлением, а что нет, вышел в 2009 году — то есть совсем недавно. А как учитывать те вещи, которые были до этого, уже непонятно. То есть существует проблема, связанная с недостатком материала. Но, думаю, в течение нескольких лет это будет преодолено.

 

— Что меняется в нашем климате?

 

— Многие подразумевают под этим процессом только глобальное потепление. Это действительно имеет место, но вместе с тем наблюдается целый комплекс явлений: изменение циркуляции атмосферы и океана, режима осадков. Более высокие температуры — значит, усиливается испарение и другие процессы, с этим связанные: образование облаков, осадки. Все связано, это сложная система, из которой нельзя вырывать какой-то один фактор.

 

— Насколько стало теплее в Центральной России?

 

— С 1880 года по 2012 год потепление составило 0,85 градуса.

 

1/1Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

 

— Обычный человек этого даже не заметит.

 

— Это верно. Но в глобальном смысле это много. Парижское соглашение по климату, которое подписали многие страны, обозначило, что точка невозврата для глобальной смены климата — это изменение средней температуры воздуха на два градуса относительно доиндустриального периода.

 

— Точка невозврата... А что потом? Мы все медленно вымрем?

 

— Классик климатологии академик Андрей Монин писал, что за всю историю Земли не было ситуации, когда климат был несовместим с жизнью. Изменения климата были, причем во все стороны: и сильно тепло, и сильно холодно — ледниковые периоды, например. Но все же в целом человечеству вымирание из-за климата не грозит. Хотя, например, подъем воды в мировом океане может привести к тому, что будут затоплены определенные территории, и местное население либо мигрирует, либо погибнет.

 

Некоторые ваши коллеги высказывали предположение, что человек с его скромными возможностями не способен изменить климат Земли, и куда большее влияние имеют космические процессы.

 

Существует теория, что климат Земли определяется по совокупности некоторых астрономических факторов, по положению планет. Но масштаб этих изменений — десятки тысяч лет, поэтому на таком коротком периоде, как человеческая жизнь, или в рамках одного века это просто не скажется. Астрономические параметры, в которых мы живем, можно считать постоянными. Если бы мы жили 50 тысяч лет — тогда действительно изменения, связанные с астрономией, были бы для нас значительными.

 

— Если говорить о потеплении, то создается впечатление, что оно идет очень уж неравномерно. Почему?

 

— Мы говорим о глобальном потеплении, и надо иметь в виду, что берется среднемировое значение. Это все равно что средняя температура по больнице. К примеру, в Забайкалье в последнее десятилетие наблюдается тенденция к похолоданию, а в остальных местах России и в Европе — к потеплению. На климатическую тенденцию влияют в том числе и локальные, местные факторы. Они накладываются на глобальные. Утверждать, что во всех странах климат становится более теплым, неправильно.

 

Известно, что в России теплело в среднем быстрее, чем по земному шару. А в Арктике, например, этот процесс шел вдвое интенсивнее, чем в среднем. Это значит, что в каких-то регионах потепление идет совсем медленно либо вообще не происходит.

 

— Некоторые считают, что нет ничего плохого в том, что везде станет немного теплее.

 

— Это как сказать. Меняется температура, увеличивается скорость таяния льда. Две трети территории России находятся в зоне вечной мерзлоты. На этом мерзлом грунте есть инфраструктура: дома, дороги, трубопроводы. Когда почва из-за потепления начинает деградировать, происходят техногенные аварии.

 

— К чему готовиться россиянам в обозримом будущем?

 

— Рост средней температуры будет продолжаться. Соответственно, по математическим выкладкам получается, что погодных аномалий станет больше, они будут учащаться.

 

1/1Снегопад в Москве, 11 мая 2017 годаФото: Сафрон Голиков / «Коммерсантъ»

 

— Можно ли составить прогноз для каждого российского региона по вероятным катаклизмам?

 

— Можно руководствоваться здравым смыслом. Если, допустим, вы живете в пустыне, то было бы странно ждать наводнений. За последний месяц в московском регионе мы получили три вида катаклизмов: ураган, потоп и сильная гроза. Соответственно, количество именно этих аномалий может вырасти. Ученые сегодня связывают с изменением климата увеличение зон тепла и холода. В частности, можно вспомнить жаркие два месяца в 2010 году на территории России. Они могут повториться, но никто не сможет этого предсказать. Более-менее можно ориентироваться на прогноз длительностью трех-пяти дней.

 

— Почему же тогда на сайте Гидрометцентра публикуются прогнозы до 15 дней?

 

— Спрос рождает предложение: все хотят знать, что будет. В январе могут спросить, каким будет лето. Метеорологи не врут: они честно считают и говорят, что получилось вот так. Но рассчитывать на то, что эти прогнозы окажутся реальными, могут только неисправимые оптимисты.

 

— Стоит ли ждать, что с каждым годом сила природных аномалий будет нарастать? Грозят ли россиянам тропические ураганы, разрушающие дома?

 

— Нет, существуют некие пределы, за которые природа пока не может выйти. Их определяют процессы планетарного масштаба.

 

— Но человек с его антропогенной деятельностью может этому способствовать?

 

— Деятельность человека, естественно, оказывает существенное влияние на климат. Ученые доказали, что до 1850 года человеческий фактор не играл существенной роли, а когда начался процесс индустриализации — эта роль стала важной. Это очень серьезная проблема, и ею надо заниматься. В России от неё как-то дистанцируются. Когда президент Америки Дональд Трамп отказался от участия в Парижских соглашениях по минимизации влияния человека на климат, европейские страны его осудили. А у нас сказали очень осторожно: будем разбираться, Трамп — человек неглупый, и у него есть основания.

 

1/1Фото: Reuters

 

Думаю, за этим решением стоят интересы крупных компаний. Если они будут ставить на своих предприятиях фильтры, препятствующие выходу парникового газа, — это влетит им в копеечку. Жить по накатанной удобнее, чем делать что-то новое. Но надо иметь в виду, что климатическая система обладает огромной инерцией. Даже если все страны сегодня полностью прекратят выбросы парниковых газов, то накопленное за годы индустриализации будет сказываться в течение столетий. С ходу ничего изменить нельзя. Но если сейчас не начать этого делать — перспективы у потомков не будет.

 

— Существует теория управления климатом. Насколько она состоятельна?

 

— Смотря что имеется в виду. На какие-то мелкие события человек может повлиять: например, разогнать облака в дни праздников и заставить дождь пролиться в другом месте. Но если говорить о том, чтобы регулировать процессы, происходящие в атмосфере, — например, менять направление циклонов — это абсолютно нереально. Я приводил в своей книге такой пример: пустыня Сахара получает за шесть часов столько же энергии от Солнца, сколько человек с помощью всяких электростанций вырабатывает за год. Сравните: несколько часов — и год. Вот масштаб возможностей человека. Они не очень-то велики.

 

Наталья ГРАНИНА.

 

Опубликовано на сайте «Лента.ру» 4 июля 2017 года.

 

Источник: https://m.lenta.ru/articles/2017/07/04/klimat/amp

Интервью / 41 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru