20.12.2017
«Кто остается в прошлом — становится проигравшим»

В кулуарах форума «Экотех`17» экологический журналист Ангелина Давыдова побеседовала с исполнительным директором UN Environment (ООН Окружающая среда) Эриком Солхеймом на тему международной оценки Года экологии в РФ, перспектив «зеленого» развития страны, а также устойчивых экономических моделей.

— Мы встречаемся с вами на V Всероссийском съезде по охране окружающей среды, где подводятся итоги Года экологии в РФ. Как вы оцениваете его результаты?

— Самое важное достижение РФ в 2017 году — создание новых ООПТ: мы очень рады, что идет работа в этом направлении. Второе дальнейшее направление развития, которое я бы хотел выделить, — начало действий в сфере управления отходами. Раньше большая часть отходов захоранивалась на полигонах, сейчас система управления начала потихоньку сдвигаться в сторону переработки. Очевидно, что работы еще много, но стимул уже, как мне кажется, задан. Очень важно смотреть на вопрос управления отходами как на возможность, а не как на проблему. И, наконец, третье направление — зеленое финансирование. Его важно и нужно развивать в РФ, так как деньги необходимы как для борьбы с загрязнением, так и для заботы о природе.

— Но, как говорят российские эксперты, доступ страны к международному «зеленому» финансированию сейчас ограничен вследствие санкций. РФ не может получать средства в международных экологических фондах и банках развития, а российские компании — брать займы на реализацию «зеленых» проектов. Что же делать?

— Я не могу комментировать вопросы, относящиеся к санкциям, их необходимо разрешать на ином, политическом уровне. Однако думаю, что создание устойчивой финансовой системы, в том числе в области зеленых финансов, должно базироваться на предложении стабильных условий инвесторам — российским и международным. Тогда интересные «зеленые» инвестиции станут возможными. Я приехал в Москву из Парижа, с климатического саммита Эммануэля Макрона, где большинство разговоров было о возможности частного финансирования. В мире происходит очень важный переход от больших государственных и межгосударственных «зеленых» проектов к частному финансированию. РФ также необходимо подключаться к этому процессу, с тем, чтобы привлечь «зеленое» инвестирование.

— В последнее время опубликовано немало исследований, демонстрирующих угрозы нового мирового «климатического» режима. В том числе, зеленого и низкоуглеродного развития для российской экономики, основа которой до сих пор — добыча и экспорт природных ресурсов, в основном ископаемого топлива. Какой рецепт «зеленого» перехода можете предложить для таких «сырьевых» стран, как Россия?

— Весь опыт «зелёных» переходов показывает, что тот, кто цепляется за прошлое, — теряет, становится проигравшим. А кто берет на себя роль лидера в трансформации экономики — побеждает. Мобильный телефон не существовал 15 лет назад; те, кто в него поверили, — выиграли. Kodak не поверил в цифровую фотографию — и проиграл. Чем быстрее вы начнете этот путь «зеленых» преобразований, тем лучше для российской экономики, для будущего, для создания новых рабочих мест. Иначе пресловутые рабочие места (для высококвалифицированных специалистов-россиян. — Прим. ред.) появятся в Китае и других странах.

— Вы говорите о росте роли частного сектора в вопросе «зеленого» развития. Готовы ли к этому глобальные компании?

— Кто-то да, кто-то — нет. Одни будут впереди, другие — позади. В Париже мы заключили финансирование с одним из крупнейших европейских финансовых игроков, BNP Paribas, на сумму $10 млрд. Эта сумма будет направлена фермерам Индии и Индонезии, чтобы помочь им перейти на экологически устойчивые практики в сельском хозяйстве.

Там же, на климатическом саммите Макрона, Всемирный банк объявил, что с 2019 года не будет финансировать проекты в области добычи нефти и газа. Мы видим этот переход, скорость которого все увеличивается. Лидер в нем сейчас — Китай. Но другие страны также не отстают; в том числе, Франция и Германия.

— Какие задачи являются приоритетными для программы ООН по окружающей среде и для глобального экологического управления в целом?

— На первом месте — энергетика. Цена генерации на основе солнца и ветра может практически везде по миру конкурировать с углем. Еще несколько лет назад были понятны экологические и климатические выгоды от развития новых возобновляемых видов энергетики, сейчас «подтянулись» и экономические факторы. Вторая ключевая задача — устойчивое развитие городов. Сюда входит и снижение выбросов, и улучшение качества воздуха и воды, и развитие общественного транспорта, и его электрификация в городах, и каршеринг. Третье направление — сельское хозяйство, перевод его на «зеленые» устойчивые практики, снижение потерь. Наконец, еще одно важное направление — защита лесов, что также очень критично и для России.

— Как, по вашему мнению, выглядит устойчивая экономическая модель будущего?

— У нас и так уже не очень плохая экономическая модель, она ежедневно выводит из крайней бедности 150 тысяч человек в мире. Когда я родился, ожидаемая продолжительность жизни составляла 46 лет, сейчас в среднем по миру она достигает 71-72 года. Если вы — женщина, и живете в Южной Корее, то ваша ожидаемая продолжительность жизни — 90. Это невероятный прогресс. Следующая важная задача — «озеленять» эту экономическую систему. Если глобальная экономика будет развиваться и дальше по пути «выведения» людей из бедности, создания новых секторов и направлений «чистого развития», дешевой возобновляемой энергетики, — это именно то, что нам нужно. А вот что нам точно не нужно — рост прибыли бизнеса за счет разрушения природы или производства оружия.

Интервью взяла
Ангелина ДАВЫДОВА.

Опубликовано на сайте +1.

Источник:
http://plus-one.ru/blog....ravshim

НАШ TELEGRAM
Интервью / 24 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru