28.05.2019
Cостояние научного освещения проблемы климатических изменений безобразно!
На «климатические» вопросы нашей редакции отвечает российский метеоролог, доктор физико-математических наук, профессор, главный научный сотрудник Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, член Европейского общества экологической истории, академик Российской академии естественных наук (РАЕН) Дмитрий Михайлович СОНЕЧКИН.

1. Что в климатической науке применительно к изменению климата, на ваш взгляд, бесспорно, а что — спорно или вообще неверно?

Бесспорно то, что с середины 19 века климат теплеет почти повсеместно. Спорно как преобладающее мнение, что главной причиной этого потепления является человек, так и мнение так называемых скептиков, что это потепление является, в основном, естественным. Среди объяснений естественными причинами наиболее широко распространенными являются:

1) изменение солнечной активности;

2) циклическая природа вековых и многовековых изменений климата.

Нередко эти два предположения переплетаются. Отдельные ученые указывают на увеличение общей неустойчивости климатической системы в связи с приближающимся концом современного межледниковья — Голоцена. Согласно моим знаниям, шведские климатологи Дентон и Карлин первыми указали, что такая неустойчивость носит колебательный характер. Это приводит к увеличению размаха тысячелетних колебаний глобального климата, возникших в среднем Голоцене (примерно за 6 тыс. лет до нашего времени). Очередным максимумом этих колебаний как раз и является современное потепление. Я сам (с соавторами) опубликовал статьи, поддерживающие эту точку зрения, основанную на сравнении Голоцена с межледниковьем, имевшим место примерно за 400 тыс. лет до нашего времени. Большинство палеоклиматологов считают это межледниковье лучшим аналогом Голоцена.

2. Что первично: рост выбросов углекислого газа предопределяет изменение климата или наоборот изменением климата обусловлен рост количества углекислого газа в атмосфере планеты?

Это было по-разному в разных геологических эпохах и в разных временных масштабах. Например, пионерский анализ данных ледникового керна станции «Восток» в Антарктиде показал, что в циклах смены ледниковых и межледниковых эпох за последние примерно 800 тыс. лет колебания температуры всегда предваряли соответствующие колебания концентрации СО2 в атмосфере.

В более недавних исследованиях было показано, что это же верно для колебаний климата в Плиоцене (за примерно 3 — 4 тыс. лет до н. э.).

Однако в совсем недавних работах, основанных на более точных исходных данных, французскими учеными, а затем ими же с нами было показано, что при переходе от самого последнего оледенения к Голоцену вариации температуры лидировали только на стадиях относительного похолодания. Когда же переход к Голоцену ускорялся, лидировал рост атмосферной концентрации СО2.

Наконец, сравнительно недавно норвежские ученые показали, что междугодовые вариации температуры были лидерами в современном потеплении по отношению к атмосферной концентрации СО2. В нашей работе (Вакуленко Н.В., Котляков В.М., Сонечкин Д.М. О связи антропогенного роста концентрации углекислого газа в атмосфере и современного потепления. Доклады АН, 2017, т. 477, № 1, 87-91) было уточнено, что за последние примерно 50 лет вариации температуры с периодами до 40 лет всегда опережали соответствующие вариации атмосферной концентрации СО2. Так что последние просто не могли быть причиной таких вариаций температуры.

Однако, когда периоды вариаций были длиннее, чем 40 лет, то один раз за все пятидесятилетие (в 1980-х — 1990-х годах) концентрация начинала расти раньше, чем температура. Это, конечно, не доказывает, что эта вариация СО2 была причиной, а вариация температуры — следствием ускорения потепления в конце 20-го века. Но, по крайней мере, такая причинно-следственная связь физически возможна (причина должна опережать следствие).

3. Насколько современные возможности человечества велики, чтобы оказывать заметное, а тем более — решающее воздействие на такие глобальные аспекты существования биосферы как климат?

Это — вопрос скорее философский, чем научный. Обычно для изменения какого-то процесса требуется затратить много энергии. Но наука знает и исключения, когда кажущееся совершенно ничтожным воздействие на динамическую систему заставляет последнюю кардинально менять свое поведение. Имеется целый раздел в математике (системы дифференциальных уравнений с малыми параметрами), посвященный этой возможности.

4. На что должны быть направлены усилия человечества в данное время — на сдерживание глобального потепления, адаптацию к нему или разъяснение того, что оно — миф, как утверждал ещё два десятилетия назад выдающийся российский геофизик Кирилл Кондратьев?

Я имел честь контактировать с Кириллом Яковлевичем в работах по созданию советской системы метеорологических спутников «Метеор». Благодаря помощи К.Я. состоялась моя защита докторской диссертации! Он никогда не отрицал существования современного потепления, но указывал на многочисленные нонсенсы в его описании и объяснении, особенно связанные с недоучетом роли атмосферного аэрозоля. В последующем многие его рекомендации были учтены (но ссылок на К.Я. в соответствующих зарубежным работах не очень то видно!).

5. Как простому человеку относиться к росту количества углекислого газа в атмосфере — как к потенциальной опасности, как к очевидному благу или как-то иначе?

Нынешней уровень атмосферной концентрации СО2 способствовал росту урожайности многих сельскохозяйственных культур. Это доказано прямыми экспериментами. Для России в современном потеплении, как мне кажется, благоприятные последствия перевешивают неблагоприятные. Ведь Россия — северная страна. Да, алармисты говорят: смотрите на зону вечной мерзлоты, занимающую значительную часть нашей территории. Она сокращается, и это приводит к разнообразным дурным последствиям. Например, рушатся строения, построенные при Сталине на мерзлых грунтах и т. п. На это можно ответить, что ликвидация последствий снегопадов в Москве стоит больше, чем замена сталинских бараков на Чукотке на современные сооружения. Еще, кто будет недоволен, если пылящие тополя в Москве сменятся цветущими каштанами, как в Киеве? Разумеется, дальнейший безудержный рост СО2 в атмосфере может привести к неблагоприятным последствиям не только, а, может быть, и не столько климатическим. Точно сказать никто не может.

6. Считаете ли вы необходимым развернуть ныне широкое всепланетарное обсуждение проблемы изменения климата, чтобы все точки зрения были выслушаны одинаково внимательно и беспристрастно, поскольку возникло большое недоверие к оценочным докладам МГЭИК?

Нынешнее состояние научного освещения проблемы климатических изменений не просто неудовлетворительно. Оно безобразно и инициировано коммерческими интересами. Опубликовать статью «скептического» направления почти невозможно. Например, известный американский метеоролог Р. Линдзен смог опубликовать свою статью, указывающую на несоответствие распределения современного потепления по широтам и высотам в климатических моделях с реальностью только в каком-то никому не известном Сборнике.

Упомяну собственный опыт в этом отношении. В начале 2000-х я послал статью в Известия РАН, ФАО, в которой показывал, что, если убрать из имеющихся метеоданных тренд современного потепления, то нарушается пространственно-временной скейлинг (линейная в двойном логарифмическом масштабе зависимость между площадью аномалий приземной температуры воздуха и временем жизни этих аномалий. Значит, тренд потепления — это внутреннее свойство, присущее климатической системе наряду с многомасштабными колебаниями. Главный редактор журнала акад. Г.С. Голицын написал мне в ответ: все думают иначе, поэтому публикуйтесь где-нибудь еще.

Совсем свежее: в конце 2017 мы с Н.В. Вакуленко направили статью в журнал Climatic Change, в которой все вариации средней глобальной и полушарных приземных температур воздуха с периодами до половины столетия объяснили естественными причинами. Это находится в согласии с нашей с акад. В.М. Котляковым вышеупомянутой работой по соотношениям лидирования — запаздывания вариаций температуры и атмосферной концентрации СО2. Журнал держал статью несколько месяцев, а потом ответил нам, что его (журнала) политикой является антропогенное происхождение современного потепления. Поэтому он (журнал) не может опубликовать нашу статью.

Мы послали свою статью в середине 2018 в другой западный журнал (Theoretical and Applied Climatology). До сих пор статья находится «under review» и редколлегия нам отвечает, что такой срок (почти год) это — нормально. Ждём-с!

Интервью / 19 / Искандер-ака / Теги: Climate change, global warming, изменение климата, AGW, климатический алармизм, Дмитрий Сонечкин, антропогенное глобальное потепление, Dmitry Sonechkin / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта