08.02.2019
Действие не должно обгонять знание
В США раскручивается очередной виток политического противостояния на климатической почве. Получив в результате ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс большинство в его Палате представителей (Сенат остался за республиканцами), депутаты от демократической партии пошли в новую атаку на президента Трампа, который вполне разумно и логично вывел США из Парижского соглашения по климату 2015 года.

В стране полно экономических и социальных проблем, многие из которых успешно, несмотря на тотальное противодействие его противников, администрация Трампа решает. Однако не все из них могут быть решены одной политической силой. Именно поэтому сразу после промежуточных выборов Трамп призвал демократов совместно и сплочённо действовать в интересах страны. Но куда там! Демократические лидеры, закусив удила, бросились использовать своё преимущество хотя бы в нижней палате американского парламента.

Одним из проявлений такого ража стали проведённые позавчера в Вашингтоне слушания о необходимости решения проблемы изменения климата и его воздействия на американские сообщества, природные ресурсы и экономическое благополучие, которые организовал Комитет по природным ресурсам Палаты представителей. Вчера я получил текст выступления на них руководителя Сети климатических прогнозов, известнейшего климатолога Джудит А. Карри (Judith A. Curry), бывшей руководительницы Школы Земли и атмосферных наук в Технологическом институте Джорджии. Но это так сказать официальная сторона её профиля. Неофициальная — она до 2010 года была одним из вождей движения активистов борьбы с так называемым глобальным потеплением. Была, пока не вышла из него вследствие разразившегося 8 лет назад «климатгейта», раскритиковав Межправительственную группу экспертов по изменению климата (МГЭИК) ООН, которая перед этим ославилась грубой подтасовкой фактических данных, и приведших к позорному «климатгейту», за продвижение «догмы» и за то, что та придаёт «религиозное значение» своим заявлениям. «Они не терпят инакомыслия и будут пытаться растоптать любого, кто бросает им вызов, — посетовала тогда Карри. — Процесс оценки МГЭИК здорово походит на поведение хулиганов в школьном дворе, пытающихся оградить свою дрянную науку от внешнего контроля и нападок скептиков».

Я был удивлён, что зацикленные на вульгарной горовщине парламентарии вообще позвали г-жу Карри на эти слушания. Но слишком уж она заметная фигура в американской климатологии, чтобы её бесцеремонно игнорировать, ведь это лучше всего подтверждало бы сугубую предвзятость климатических алармистов, засевших в Палате представителей.

Заявление Джудит А. Карри довольно пространное. Она сосредоточилась на следующих моментах:

● Разрыв в знаниях о климате
● Проблема реагирования на изменение климата
● Срочность (?) сокращения выбросов CO2
● Устойчивость, антихрупкость и растяжимость
● Движение вперед, проводя прагматичную политику в отношении изменения климата.

Полный текст заявления можно прочитать или скачать ниже. Я же перевёл лишь его фрагмент, чтобы и не знающие английского языка пользователи ресурса могли составить представление, насколько осторожно (знает, среди кого находится!), но вместе с тем упорно и настойчиво,как подобает настоящему учёному, г-жа Карри внушала алармистам всю шаткость их антинаучных верований в рукотворность так называемого глобального потепления.

Александр ЖАБСКИЙ,
редактор ресурса ЭКО,ЗНАЙ.


Разрыв в знаниях о климате


Климатологи выдвинули убедительный аргумент в пользу будущей угрозы антропогенного изменения климата. Искусственное изменение климата — это теория, в которой основной механизм хорошо изучен, но потенциальная величина крайне неопределённа. Ученые согласны с тем, что с 1880 года температура поверхности Земли повысилась в целом, люди добавляют углекислый газ в атмосферу, а углекислый газ и другие парниковые газы оказывают на планету согревающий эффект.

Тем не менее, существуют значительные разногласия по наиболее важным вопросам: было ли в недавнем потеплении преобладание человеческих причин по сравнению с естественной изменчивостью, насколько планета согреется в XXI веке, является ли потепление «опасным» и радикально ли сокращение выбросов углекислого газа (CO2) улучшат климат и повысит благосостояние людей в XXI веке.

Научный конфликт в отношении теории антропогенного изменения климата превышает уровень нашего невежества в отношении того, что неизвестно о естественной изменчивости климата. Почему климатологи не согласны с относительной важностью естественного и антропогенного изменения климата? Исторические данные редки и неадекватны. Существует разногласие в отношении ценности различных классов доказательств, в частности, ценности моделирования глобальной климатической модели и палеоклиматических реконструкций по геологическим данным. Существуют разногласия по поводу подходящей логической основы для объединения и оценки фактических данных в этой сложной проблеме. Кроме того, политизация науки и сам процесс достижения консенсуса становятся источником предвзятости.

Помимо этих обширных источников разногласий, есть два источника неправильных представлений и неопределенности, которые имеют особое отношение к разработке политики в области климата:

● прогнозы изменения климата в XXI веке;

● связь экстремальных погодных явлений с антропогенным изменением климата.

Что касается прогнозов изменения климата в XXI веке, в разделах 11.3.1.1 и 12.2.3 5-го Оценочного доклада (AR5) Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) описываются неопределенности в прогнозах на основе климатической модели. Климатические модели постоянно указывают на то, что средняя глобальная температура планеты будет расти с увеличением выбросов CO2. Тем не менее, эти модели демонстрируют систематические ошибки в моделируемой глобальной температуре, которые по величине аналогичны величине исторических изменений, которые мы стремимся понять. Вероятный диапазон оценок чувствительности глобального потепления к удвоению CO2, о котором сообщает AR5 МГЭИК, изменяется в 3 раза — от 1,5 до 4,5оС. Помимо неопределенности в прогнозах климатической модели, которые в основном направлены на воздействие увеличения парниковых газов, у нас нет достаточного для прогнозирования понимания будущих изменений солнечной активности, будущих колебаний вулканических извержений и десятилетних вариаций циркуляции океана. Наконец, существующие климатические модели не способны имитировать реально возможные экстремальные результаты, такие как резкое изменение климата или быстрая дезинтеграция западно-антарктического ледяного щита. Следовательно, глобальные климатические модели предоставляют мало актуальной информации относительно очень маловероятных, но потенциально катастрофических воздействий — либо вызванных антропогенным воздействием климата, либо естественными процессами, либо какой-либо их комбинацией.

Одной из самых серьезных проблем, связанных с изменением климата, является его «вина» в экстремальных погодных явлениях, таких как наводнения, засухи, жара, лесные пожары и ураганы. Тем не менее, имеется мало свидетельств того, что недавнее потепление усугубило такие события. В специальном докладе МГЭИК об экстремальных явлениях признаётся, что пока нет свидетельств изменений в глобальной частоте или интенсивности ураганов, засух, наводнений или лесных пожаров. В недавнем Специальном отчете по климатологии из Четвертой Национальной Оценки Климата (NCA4) были сделаны следующие выводы относительно экстремальных явлений и изменения климата:

● «Недавние засухи и связанные с ними тепловые волны достигли в некоторых регионах Соединенных Штатов рекордной интенсивности; тем не менее, эпоха Пыльного котла 1930-х годов (серия катастрофических пыльных бурь, происходивших в прериях США и Канады между 1930 и 1936 гг. — Прим. А.Ж.) остаётся эталоном засухи и сильной жары».

«Наблюдаемые изменения в некоторых классах частоты наводнений произошли в некоторых частях Соединенных Штатов и представляют собой сочетание повышений и снижений. Наблюдается увеличение количества экстремальных осадков. Тем не менее, формальные подходы атрибуции не установили существенную связь увеличения речных разливов с антропогенным изменением климата».

«Данные о пожарах государственного масштаба за ХХ век показывают, что площадь, сожженная на западе Соединенных Штатов, уменьшилась с 1916 года до 1940 года, находилась на низком уровне до 1970-х годов, а затем увеличилась в более поздний период».

«По-прежнему низка уверенность в том, что любое зарегистрированное долгосрочное увеличение активности [ураганы] надежно, если учитывать былые изменения в возможностях наблюдений».

Что касается восприятия (и статистики ущерба) того, что суровые погодные явления кажутся в последнее десятилетие более частыми и более серьезными, то здесь есть несколько факторов.

Во-первых, это растущая уязвимость и подверженность ущербу, связанные с увеличением концентрации богатства в прибрежных и других подверженных стихийным бедствиям регионах.

Второй фактор — естественная изменчивость климата. Многие экстремальные погодные явления имеют документально подтвержденную связь с естественной изменчивостью климата; в США экстремальные погодные явления (например, засухи, жара и ураганы) были значительно губительнее в 1930-х и 1950-х годах.

В то время как климатические модели предсказывают нарастание экстремальных погодных явлений, обусловленных будущим потеплением, время появления какого-либо искусственного сигнала о большой естественной изменчивости в экстремальных погодных явлениях не ожидается до конца XXI века — даже для самых апокалиптических сценариев грядущего потепления.

При рассмотрении прогнозов дополнительных воздействий изменения климата в NCA4, обратите внимание на уровень достоверности, приписываемый их выводам. NCA4 определяет уровни достоверности следующим образом:

● «Низкий: неубедительные доказательства (ограниченные экстраполяции источников, противоречивые результаты, плохая документированность и / или непроверенные методы и т.д.), разногласия или отсутствие мнений среди экспертов».

● «Средний: доводы, побуждающие задуматься (несколько источников, ограниченная согласованность, неполные модели, новые методы и т.д.), конкурирующие школы мысли».

● «Высокий: умеренные доказательства (несколько источников, некоторая согласованность, разные методы и / или ограниченная документация и т.д.), неполный консенсус»

● «Очень высокий: убедительные доказательства (устоявшаяся теория, многочисленные источники, согласованные результаты, хорошо документированные и принятые методы и т.д.), полный консенсус»

Эти категории пренебрегают общим пониманием выражений, используемых для их описания. К выражениям, используемым для описания «высокой достоверности», относятся «умеренные доказательства, неполный консенсус», которые в большей степени описывают общее понимание средней достоверности. Слова, используемые для описания «средней достоверности», включают: несколько источников, ограниченная согласованность, неполные модели, появляющиеся методы; конкурирующие школы мысли, которые более описывают общее понимание с низким уровнем доверия.

Помимо этих семантических проблем, в NCA4 очень мало выводов о значимых воздействиях, связанных с «очень высокой», да и просто «высокой» уверенностью. В отношении выводов, имеющих низкий, средний и даже высокий уровень достоверности, открывается широкий простор для научных разногласий.

Джудит А. КАРРИ (Judith A. Curry).

Перевод с английского Александра ЖАБСКОГО.



Статьи / 22 / Искандер-ака / Теги: глобальное потепление, экология, климат, конгресс сша, палата представителей джудит а. кар, климатический алармизм, Климатология / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта