26.03.2018
Дайте напиться

Около 6 млрд человек в 2050 году будут страдать из-за нехватки водных ресурсов, сообщается в докладе ООН. Дефицит пресной воды уже приводил к межгосударственным конфликтам — и их число только будет расти. Во Всемирный день воды, учрежденный 25 лет назад Генассамблеей ООН, «Газета.Ru» вспомнила страны, готовые уже сегодня бороться за пресную воду самыми радикальными методами.

3,6 млрд человек по всему миру потенциально испытывают нехватку воды, а к 2050 году их число возрастет до 4,8–5,7 млрд человек. Об этом говорится в докладе ООН о состоянии водных ресурсов, представленном 19 марта в Бразилии. Среди причин будущих проблем с водой эксперты называют изменение климата, увеличение спроса на этот ресурс и загрязнение водоемов

Люди нередко готовы отстаивать доступ к воде с оружием в руках, а из-за быстрого роста населения и водопользования ситуация усугубилась. Эксперты Организации Объединенных Наций опасаются, что в связи с истощением водных ресурсов количество конфликтов, касающихся доступа к воде, в будущем только продолжит увеличиваться.

Нил

В Африке — на самом жарком и засушливом континенте планеты, большую часть территории которого составляют пустыни, — водные конфликты не редкость. Наиболее неспокойным в этом плане африканским районом является бассейн Нила — самой протяженной в мире речной системы. Главным борцом за нильские воды является Египет.

Египетская экономика почти полностью зависит от Нила — единственного источника пресной воды для этой страны. При этом 95% всего водотока приходит в Египет из других стран региона, что ставит Каир в зависимость от государств, расположенных выше по течению.

С Египтом за нильские воды борются Судан и Эфиопия. В 2011 году Эфиопия решила возвести гидроэлектростанцию «Хидасэ» на правом притоке Нила. По задумке эфиопских властей, эта ГЭС станет крупнейшей на африканском континенте. «Хидасэ» сможет покрыть потребности Эфиопии в электричестве и даже позволит экспортировать электроэнергию в другие страны. Запуск ГЭС должен состояться уже в этом году.

Между тем египетские власти изначально выступали против этого проекта, полагая, что функционирование гидроэлектростанции приведет к сокращению пресного водопотока в Египет. В марте 2015 года Египет, Эфиопия и Судан подписали Декларацию о принципах совместного использования вод Нила, призванную помочь сторонам прийти к соглашению.

После долгих переговоров с Эфиопией Египет отказался идти на компромисс и потребовал привлечь Всемирный банк в качестве посредника. Тем не менее, Аддис-Абеба отвергла это предложение, заявив, что стороны смогут самостоятельно решить все имеющиеся проблемы. Как бы то ни было, диалог пока продолжается.

Тигр и Евфрат

За водные ресурсы рек Тигр и Евфрат конкурируют сразу несколько ближневосточных игроков — Турция, Сирия и Ирак. Турции повезло больше всего: страна контролирует истоки обеих рек, что ставит ее в выгодное положение относительно Ирака или Сирии. Водный конфликт между этими странами до сих пор не решен, в том числе из-за того, что каждая из сторон преследует исключительно свои интересы и пытается увеличивать свой гидропотенциал в одностороннем порядке.

Поскольку Евфрат является основным источником водных ресурсов для Сирии, испытывающей сильный водный дефицит, Дамаск зачастую идет на открытые враждебные действия против Турции. Дело еще и в том, что, находясь ниже по течению реки, Сирия и Ирак получают воду неудовлетворительного качества из-за деятельности турецких гидростанций и использования турками воды в сельскохозяйственных целях.

Претензии у сирийской и иракской стороны есть не только к Турции, но и друг к другу. В 1974 году Сирия и Ирак едва не вступили в войну из-за строительства сирийской дамбы Аль-Табка на Евфрате. Тогда Ирак грозился разбомбить плотину, а также стянул войска к границам Сирии.

Конфликт между тремя странами особенно накалился в 1990-е годы, когда Турция возвела на Евфрате дамбу Ататюрка. Плотина снизила объем воды, поставляемой странам ниже по течению.

В ответ Ирак и Сирия заявили, что дамба является турецким «оружием для ведения войны». Страны объединились против Турции и подписали совместный договор о распределении водных ресурсов. Сирия и Ирак считают Тигр и Евфрат международными водами и настаивают на том, чтобы их ресурсы делились между соседями поровну. Однако Турция придерживается иной точки зрения, называя реки межграничными водами. Такое определение предполагает, что ресурсы бассейна принадлежат стране, контролирующей исток реки и большую его часть.

Иордан

Фактор воды играет серьезную роль в палестино-израильском конфликте. После шестидневной войны и аннексии палестинских территорий на западном берегу Иордана в 1967 году Израиль установил свою собственную систему водного менеджмента.

Страна, в частности, ввела квоты на забор воды и строительство новых колодцев, а в 1986 году на 10% урезала квоты на использование воды из колодцев, предназначенных для палестинского населения.

В 1990-е годы начали появляться и другие ограничения: палестинским фермерам запрещалось использовать воду из колодцев для своих сельскохозяйственных нужд после 4 часов дня, а палестинские колодцы не могли быть глубже 70 м, тогда как израильский поставщик воды Mekorot роет колодцы глубиной до 300-400 м. В итоге объем палестинских колодцев достигал всего 13 тыс. куб. м в год, а израильских — 750 тыс. куб. м.

Эта дискриминация в отношении Палестины продолжалась до 1995 года, после чего стороны подписали официальное соглашение, согласно которому управление водным сектором перешло к Палестинской национальной администрации.

При этом Израиль не утратил контроля — за страной оставалось право вето на любой палестинский проект. И все же с тех пор ситуация с водой в Палестине стала улучшаться.

Это, однако, не отменяет противостояния между Палестиной и Израилем — и до, и после подписания договора водные ресурсы нередко становились объектом атак. В 2001 году, например, палестинцы разрушили трубопровод, снабжавший водой израильские поселения Ицхар и Кицуфим. Как заявили сами палестинцы, это было сделано из-за блокирования израильтянами поставок воды в страну.

Инд

Индо-пакистанский территориальный спор по поводу Кашмира тоже непосредственно связан с водным вопросом. Практически все реки, протекающие в Пакистане, берут истоки в Кашмире, в том числе на территориях, контролируемых Индией.

Конфликты по поводу вод Инда начались всего через год после провозглашения независимости Индии и Пакистана. В 1948 году возникли серьезные разногласия по поводу использования воды в целях ирригации — в итоге Индия перекрыла снабжение водой каналов, орошавших поля в пакистанской провинции Пенджаб.

В 1960 году решение, казалось, было найдено: Всемирный банк предложил сторонам подписать «договор о водах Инда», разделив бассейн реки так, чтобы Индии достались реки Сатледж, Беас и Рави, а Пакистану — Чинаб, Джелум и Инд. Тем не менее, с тех пор Индия неоднократно в одностороннем порядке нарушала положения заключенного с Пакистаном соглашения.

Один из сравнительно недавних эпизодов произошел в 2005 году, когда Индия собралась строить гидроузел на подконтрольной Пакистану реке Чинаб. Пакистан, разумеется, запротестовал, требуя от Дели соблюдения договора 1960 года. Разбирался в ситуации, опять же, Всемирный банк. Заключение по ситуации с Чинабом было вынесено в 2007 году, но его содержание не разглашалось.

В 2016 году разгорелся еще один скандал: Индия заявила, что намерена пересмотреть договор и приостановить работу постоянной двусторонней Комиссии, которая регулировала водопользование между Индией и Пакистаном.

Эти новости вызвали негодование Пакистана и новое обострение отношений. Стоит отметить, что и у Индии, и у Пакистана есть ядерное оружие, и эскалация напряженности между этими странами угрожает безопасности в Южной Азии.

Ганг

Сторонами водного конфликта за ресурсы бассейна реки Ганг являются Индия и Бангладеш. Стоит отметить, что суть этого спора заключается скорее не в количестве, а в качестве воды. Впрочем, разногласия возникают и по поводу объемов водных ресурсов — Индия, находящаяся выше по течению, забирает очень много воды, и Бангладеш попросту не достается ее в нужном количестве.

И все же сильная загрязненность Ганга является главной проблемой. От рек Ганг и Брахмапутра зависит ситуация со здравоохранением и санитарными условиями в Бангладеш.

В 2016 году правозащитная организация Human Rights Watch обнародовала доклад, согласно которому около 20 млн жителей Бангладеш пьют воду, загрязненную мышьяком.

При этом более мощная как международный игрок Индия не заинтересована в том, чтобы учитывать потребности своего соседа и как-то менять ситуацию.

Напомним также, что Бангладеш сильно перенаселен, а проблемы с экологией и дефицит воды приводят к тому, что жители просто уезжают в соседние страны, зачастую — нелегально. Неконтролируемая миграция, в свою очередь, ставит безопасность в регионе под угрозу.

Елена СУСЛОВА.

Опубликован на сайте Газета.Ру 23 марта 2018 года.

Источник:
https://www.gazeta.ru/politics/2018/03/22_a_11691625.shtml

НАШ TELEGRAM
Статьи / 42 / Искандер-ака / Теги: ООН, Human Rights Watch, Всемирный банк, вода, HRW, изменение климата / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru