26.11.2017
Чем пахнут мусорные заводы Европы и Америки

 

В средине 2017 года на пресс-конференции зампреда правительства Подмосковья Александра Чупракова и министра экологии и природопользования региона Александра Когана было заявлено, что на территории Московской области планируется возведение четырех заводов по термической обработке отходов, чья ежегодная совокупная мощность составит 2,8 миллиона тонн. При этом губернатор Андрей Воробьев отдельно подчеркнул, что строительство будет вестись в тех местах, где «не проживают люди, с соблюдением не просто санитарных зон, но все санитарные нормы как правило умножаем на два, чтобы не было претензий, чтобы не было беспокойств».

 

Однако многие местные жители такой заботы властей об экологии не оценили, и по области прокатился вал серьезных протестов. Здесь успели отличиться жители Орехово-Зуева, которые организовали общественное движение против возведения мусороперерабатывающего завода буквально в двух километрах от родильного дома и одного из самых посещаемых гражданами в период летнего отдыха водоемов у лесного массива. Жители Воскресенского района пошли еще дальше и перекрыли трассу М-5, протестуя против строительства завода у деревни Свистягино, единственной, по их словам, оставшейся чистой территории, где выдают земельные участки многодетным семьям и инвалидам-«чернобыльцам». Также к подобным протестам присоединились и жители Коломны, где также возможно появление подобного предприятия буквально в паре километров от наиболее густозаселенного микрорайона города, который претендует на вхождение в состав «Золотого кольца России» и является одним из наиболее популярных международных туристических маршрутов Подмосковья.

 

Пока власти региона уверяют, что мнения местных жителей обязательно будут услышаны, однако решение о строительстве уже принято, и нет никаких признаков того, что его изменят. В качестве решающего аргумента подчиненные Андрея Воробьева не устают повторять весомые, по их мнению, доводы о том, что во многих мегаполисах мира такие производства располагаются прямо в городской черте и никаких негативных последствий их жители не испытывают.

 

«СП» попробовала выяснить, так ли это на самом деле, и обратилась к своим зарубежным респондентам, рядовым гражданам, рассказать, как у них обстоит дело с экологией вокруг мусоросжигающих предприятий. Результаты получились довольно интересными.

 

Так, киевлянин Станислав Дорофеев поведал, что долго жил по соседству с таким заводом.

 

— Запахи из трубы, конечно, те еще. Народ в целом как-то попривык, и на это, равно как и на дым, никакого внимания уже не обращает. Но многие, в том числе и я, все-таки не выдержали и переехали подальше.

 

А Елена Жебровски до сих пор проживает рядом с аналогичным сооружением, но уже в Нью-Йорке.

 

— Постоянно дымить, он, конечно, не дымит. Однако стабильно раз месяц где-то в районе четырех часов утра выпускает неслабое смрадное облако. Если ветер в мою сторону, то просыпаюсь от того, что не могу дышать, реально задыхаюсь, до слез. И это при том, что я, в принципе, человек закаленный, ведь все мое российское детство прошло рядом с золоотвалами шахт и металлургических заводов. Конечно, копить мусор тоже не экологично, но уж если строить заводы, то делать такие вещи надо с умом.

 

Со схожей проблемой сталкивается и проживающая на территории Гранады Мануэла Льянос.

 

— Завод стоит неподалеку от моего дома, перерабатывает самый разный мусор. От него нет ни дыма, ни шума, — уверяет испанка. — Можно бы сказать, что и запаха от него тоже нет, но раз в три-четыре месяца в одно прекрасное утро работники что-то там делают, и в результате день или два в радиусе 4−5 километров стоит реально страшная вонь.

 

Но, похоже, что сильнее всего ощущают вредное воздействие мусороперерабатывающих заводов жители Италии и сопредельных с ней территорий.

 

— Я живу в Сан-Марино, на границе с Италией, — рассказала «СП» Айна Карагаичева. — На территории Италии, думаю, на расстоянии 500−800 метров от моего дома, стоит такой заводик. Вначале был маленький, потом постепенно расширился, там работает 500 человек. Зимой, когда держим окна закрытыми, еще можно жить. Да и сейчас, смотрю, дымится еле-еле, запаха нет. Но летом вонища стоит невозможная. В основном что-то вонючее жгут ночью, чтобы проверки не приезжали. Особенно еще когда ветер в сторону дома, дышать невозможно. Причем это стало 3 года тому назад, когда завод расширился. У меня лично симптомы — головная боль сильная, жжение в глазах, в горле. У кого дети маленькие, говорят, сильно болеют, типа астмы или аллергии. Самое интересное, что у нас тут давно разделение мусора, поэтому и возникает вопрос, что же там жгут, что вонища и люди болеют.

 

Айна живет в этой местности уже 15 лет, и все эти годы, подчеркивает она, вокруг предприятия не утихают судебные разбирательства, постоянно случаются перекрытия дорог протестующими против производства. Те, кто дал разрешение на строительство, уже получили тюремные сроки до 6,5 лет. Предписание на закрытие имеется с прошлого года, но воз, как говорит Айна, и ныне там. Жители протестуют против производства, а рабочие протестуют против того, что их лишают рабочих мест.

 

— Вообще-то в Италии довольно много подобных заводов, — свидетельствует участница одного из экологических движений на Апеннинском полуострове Арина Ещенко. — Местные называют их termovalorizzatore. В рекламных роликах они позиционируются как производства, превращающие пластик в электроэнергию. По факту же пластик просто сжигается, выделяя в атмосферу не только известный всем канцероген диоксин, но и много чего еще. Фильтры не фильтруют достаточно хорошо, загрязняется воздух и грунтовые воды. А окрестные жители относятся к подобным заводам в целом спокойно. Просто потому, что с экранов телевизоров их постоянно уверяют в том, что все в порядке. Естественно, те, кто не знает, как именно подобные заводы функционируют, таким заявлениям верят.

 

Но, может быть, в южных и восточных областях Европы просто не умеют (или не хотят) строить качественно и с соблюдением всех экологических норм? Не зря же некоторые особо горячие сторонники строительства мусорных заводов в Подмосковье любят приводить в пример исключительно северные страны Старого Света. Мол, посмотрите, в Норвегии, в Дании все чисто, прямо в городах заводы стоят — и ничего. Но и там, как выясняется, не все так однозначно с подобными предприятиями.

 

— До 2013 года практически в центре Хельсинки, в районе Eйрa, на берегу моря, мусоросжигающий завод стоял, — соглашается Петер Эксмаа. — Однако потом его перенесли в пригород, подальше от густонаселенных районов.

 

Живущий неподалеку от одного из голландских мусоросжигающих заводов Ларс Янгуссон уверяет, что предприятие дымит не сильно, и, в принципе, особо и не заметно. Главным образом потому, что мусор в стране давно разделяют по видам. Но местные жители, по его словам, все равно недовольны:

 

— Потому что прекрасно понимают — даже у суперсовременного завода абсолютно безвредных выбросов не существует. Но, к сожалению, иной альтернативы по утилизации мусора здесь нет, поэтому возмущаются сдержанно, терпят.

 

Норвежка Бруна Ольсон утверждает, что на расстоянии нескольких километров от завода по переработке органических отходов неподалеку от Осло периодически попахивает. «Примерно как от сельскохозяйственных угодий после закладки туда навоза и прочих удобрений, — уточняет она. — Но, думаю, это вполне приемлемая цена за право пользования центральным отоплением, которое тянется в жилые дома от этого предприятия».

 

Конечно, в Европе есть и такие предприятия, как, например, датский Amager Hill за 650 миллионов долларов, открытый в марте 2017 года. Стены завода «заточены» под занятия скалолазанием, а крыша превращена в круглогодично действующий лыжный склон для любителей активного отдыха.

 

Все дело в том, что, отмечают респонденты «СП», требования к очистке выбросов (по крайней мере, в Западной Европе) настолько жесткие, что нарушать их себе дороже, поэтому за качеством и периодичностью смены фильтрующих элементов ответственные руководители следят очень внимательно. Несмотря на то, что в некоторых случаях их стоимость вполне сопоставима с ценой самого завода. Как будет обстоять дело с их установкой и заменой в Подмосковье — большой вопрос. Судя по рассказам россиян, живущих вокруг уже имеющихся здесь зарубежных производств вроде егорьевского «Кроношпана», знатоки ситуации не исключают, что эта тема на будущих заводах по термической обработке мусора вполне может решаться тремя путями. То есть либо фильтры могут отсутствовать в принципе, либо они не будут заменяться в течение всего срока работы завода, либо стоимость обслуживания очистных сооружений попросту переложат на плечи рядовых граждан, периодически лоббируя повышение рост тарифов на коммунальное обслуживание, чтобы не снижать прибыль.

 

Андрей ЗАХАРЧЕНКО.

 

Опубликовано на сайте «Свободная пресса» 26 ноября 2017 года.

 

Источник: http://svpressa.ru/realty/article/186974/

 

НАШ TELEGRAM

Статьи / 49 / Искандер-ака / Теги: мусор, МСЗ, Подмосковье, загрязнение воздуха, МУСОРОСЖИГАНИЕ, мусоросжигательные заводы, сжигание мусора / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru