28.03.2017
БОРЬБА БЕЗ ПРАВИЛ

«Вероятно, следующее пятилетие войдет в историю, как пятилетие глобального беспорядка. Он охватит всю мировую систему. В каждом регионе глобальный беспорядок будет иметь свои специфические черты».

Из доклада Офиса Директора национальной разведки Национального разведывательного Совета США«Глобальные тренды: парадоксы прогресса»


Новый доклад Офиса Директора национальной разведки Национального разведывательного Совета США «Глобальные тренды: парадоксы прогресса», подготовленный для представления в Конгрессе США в начале 2017 года, о котором сообщалось в российских СМИ, представляет интерес для органов власти и органов управления крупных компаний, в частности, для понимания проблем безопасности.

Авторы доклада утверждают, что в ближайшие десятилетия все ведущие государства ожидает тяжелейший кризис. Выход из него может отдалиться на продолжительное время, вплоть до 7-15 лет. Экономическая неустойчивость увеличит сложности решения региональных и муниципальных проблем. Обострится борьба за хорошую работу, так как автоматизация и искусственный интеллект будут гораздо быстрее разрушать рынок труда, чем системы управления учитывать это. В условиях глобального потепления станут более заметными хронические проблемы с загрязнением почв, воды и воздуха. Уменьшатся доходы среднего класса, а сверхбогатые будут продолжать богатеть. Подавляющая часть населения будет опять возвращена в нищету, из которой она с трудом выбралась. Разрыв между ожиданиями населения и результатами деятельности властей будет увеличиваться, что может привести к внутренним гражданским конфликтам. Национальный разведывательный Совет США считает, что такие конфликты в числе иных стран «возможны в странах постсоветского пространства во главе с Россией».

Предлагаю рассмотреть с этой точки зрения сегмент коммунального хозяйства обеспечивающий удаление твердых бытовых и коммерческих отходов. Драма, по сути, разворачивается на наших глазах. В 1997 году Президент России Е.Б. Ельцин издал Указ о Жилищной реформе. К 2012 году реформа должна была быть закончена, а отрасль ЖКХ стать безубыточной. Предполагалась в целях снижения издержек и повышения качества обслуживания населения демонополизировать жилищно-коммунальное хозяйство, создать условия для конкуренции в этой сфере, с разделением функций и переходом на договорные отношения между заказчиками и подрядчиками услуг. Что и было сделано.

Первым сегментом рынка коммунальных услуг, полностью переведенным на рыночные отношения, стали услуги по сбору и вывозу мусора. Сегодня можно с удовлетворением констатировать, реформа принесла замечательные плоды. Судите сами, в 2000 году жители Петербурга в среднем накапливали по одному кубометру отходов в год и платили за удаление этого мусора по 132 руб/ 60 коп. В 2015 году платеж для жителя, проживающего на нормативных 18 квадратных метрах жилой площади, составлял 769 рублей. Среднее накопление за это время возросло до 1,88 м3 в год. В пересчете выходит, что удаление одного кубометра мусора стоит 409 рублtq. Индекс инфляции по данным Минэкономики за рассматриваемый период составил 4,67 раза. Получается, что ныне, в ценах 2000 года, петербуржец платит за вывоз и размещение одного кубометра мусора всего 87 руб. 78 коп. Это на 34% дешевле, чем в 2000 году. Если подсчитать экономию, полученную населением города от снижения стоимости услуги за период с 2000 по 2015 годы, набежит сумма в 12 миллиардов рублей. Выходит, что за 15 лет мусорщики нашего города полтора года обслуживали население бесплатно. Скажем спасибо этим людям.

Эффект становится еще более значительным в сравнении с плодами работы естественных монополий. О чем говорят приведенные цифры? С одной стороны, о самоотверженном труде, разумной технической и технологической политике субъектов хозяйственной деятельности, оказывающих услуги населению. Рынок создан, работает, саморегулируется. Более 80% крупных заказчиков услуг выбирает подрядчиков на основании конкурсных процедур. Основными участниками рынка внедрены инновации, позволившие существенно снизить транспортные издержки, выбросы выхлопных газов, нагрузку на магистрали, повышена производительность труда и внедряется современная система управления эффективностью производства. Но, Правительству РФ нужно было показать, что оно борется с ограничениями для предпринимательства, и своим постановлением от 28 марта 2012 года № 255 «О лицензировании деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов опасности» оно упразднило разрешительный документ на транспортировку отходов. Лицензии на вывоз мусора теперь не требовалось, все кто хотел и мог купить мусоровозы, сделали это и стали предлагать услуги. Уровень конкуренции резко возрос, но возрос и соблазн, в условиях слабого контроля, сваливать мусор на ближайшие территории. Несанкционированные свалки стали возникать повсюду.

Когда их вид и ропот населения начальству надоел, Госдума внесла изменения в ФЗ 89, предельно монополизирующие рынок рассматриваемых услуг: единый оператор, мол, все решит. Решит или нет, это еще вопрос, а вот тарифы уже неудержимо поползли вверх - вместе с водой из корыта выплеснули и ребенка. И не надо быть аналитиком для прогноза, раз этим занялась доморощенная олигархия, удержу не будет.

Вывод: позитивные плоды жилищной реформы утрачены, 20 лет потеряно, система единых операторов в отсутствии конкуренции приведет к резкому удорожанию услуг и стагнации. Естественно, это является объектом внимания наших противников.

Далее из доклада: «Принципиальной чертой следующих 30 лет станет стирание граней между военными и невоенными инструментами, между войной и миром, между юридическими нормами, применимыми в мирной и военной жизни. Более того, в ходе таких конфликтов будут стираться четкие грани между повстанцами, преступниками и террористами. Это станет огромной проблемой для всех крупных держав. Будущие конфликты предполагают расширение сферы противоборств. Наряду с военной и дипломатической сферой, противоборства будут происходить в информационной, психологической, экономической, экологической и технологической сферах. В будущих конфликтах стороны будет стараться уклоняться от традиционных военных действий, и сосредотачивать свои усилия на террористических атаках против мирного населения и разрушении критической инфраструктуры противника».

Может поэтому тратятся средства на гранты различным околоэкологическим общественным движениям, и мы видим, как они эффективно срывают усилия власти и предпринимательства по вопросам сооружения и эксплуатации критической инфраструктуры?

Инициаторы конфликта, скажем, по поводу эксплуатации критических объектов инфраструктуры (а в области обращения с отходами их немало) будут уходить во все более глубокое подполье. «Идеалом для инициаторов подобных конфликтов будет ситуация, когда невозможно разобрать, кто, зачем и против кого выступает. Для инициаторов конфликтов нового типа главным инструментом станет целенаправленное стравливание между собой этнических, религиозных, культурных, экономических и политических групп и их максимальное раздробление. Данная технология позволяет нарушить инфраструктуру общественного сотрудничества, которая является основой функционирования любого государства, возможно не менее важной, чем сама государственная власть. Такая стратегия направлена на максимальное обезличивание инициаторов при минимизации их расходов с их перекладыванием на население и различного рода группы внутри страны - поля конфликта».

Это прямая подрывная деятельность и, уже можно привести примеры, похожие на такую работу: от борьбы за почти безальтернативное закрытие полигона «Красный Бор», что наибольший ущерб принесет оборонной промышленности и, еще не понятно, чем обернется для населения Ленинградской области, «наезды» на единственный легитимный полигон, принимающий отходы, накапливаемые населением юго-запада Петербурга, до противодействия развитию индустриального ресурсосбережения и использования альтернативного топлива, что также вредно для экологии и экономики региона.

Власть пока не выработала иммунитет к таким деяниям и нередко идёт на поводу у крикунов. Иногда создается впечатление, что чиновники намеренно включают в общественные советы и рабочие группы такой контингент. Хором легче глушить оппонентов, мол, общественность «против», что обеспечивает режим безответственности, а в мутной воде, известное дело, рыба легче ловится. К примеру, в Петербурге 700 миллионов рублей (!) потратили на создание автоматизированной системы мониторинга (читай – контроля) обращения с отходами, а системы как не было, так и нет.

Читаем американцев далее:

■ «Сочетание высокого профессионального общеобразовательного уровня с обнищанием и растущей технологической разрушительной мощью небольших групп – это очень опасная и деструктивная смесь. В первую очередь от нее пострадают страны, где происходят эти процессы». И не факт, что руководство этими процессами не осуществляют коллеги тех, кто писал рассматриваемый доклад.

■ «Локальные, в том числе небольшие группы действия. Такие группы будут состоять из высокообразованных, технически компетентных и профессионально продвинутых людей... а также некоторых группировок цифровых активистов».

■ «Подрывные группы - негосударственные группы, в том числе и активисты, будут иметь все более широкий доступ к все более разнообразному спектру инфраструктурного и поведенческого поражения. Они включают в себя современные виды программно-аппаратных средств информационного и поведенческого воздействия. Господствующей тенденцией конфликтов нового типа станет стремление негосударственных акторов вести так называемые неопознанные войны. Неопознанные войны предполагают акцент на применение в ином числе средств поведенческого и психологического воздействия. Борьба без правил в информационном пространстве на межгосударственном и внутригосударственном уровне, может привести к тому, что сложившиеся политические классы перестанут существовать, гражданские общества будут дезорганизованы и деморализованы. Соответственно выгоду получат небольшие радикальные центры по всему политическому и идеологическому спектрам. Повышение могущества отдельных лиц и групп имеет преимущественно деструктивный, а не конструктивный характер. Малые группы непримиримо настроены к гражданскому обществу, могут добиться очень многого в разрушении, но не в выработке конструктивных решений или достижении консенсуса противоречивых интересов, имеющихся в каждом обществе».

■ «Малые группы способны создать большие трудности в любых согласованных усилиях по формированию широких коалиций на основе компромиссных общих интересов. Даже в случае достижения компромисса, малые группы способны затруднить их практическое выполнение. Малые группы в рамках многосегментного интернета, появления Р2Р сетей, распространения средств анонимизации, способны при относительно долговременной активности расколоть любое информационное единство. За счет активных действий в информационном пространстве, которые требуют на порядок меньше ресурсов, чем физические действия, малые группы способны создать эффект представления себя в качестве влиятельной политической силы. Данный эффект может быть перенесен, в конечном счете, из виртуальности в реальность. В итоге малые группы, действуя непреклонно и последовательно, могут брать под свой контроль большие сообщества, разрушать и парализовать инфраструктуру. Динамика технологий ведет к расширению возможностей отдельных небольших групп и даже лиц, оказывает воздействие не только на другие группы, компании, либо территориальные органы власти, но и в целом на национальные государства и даже геополитику. Это коренным образом меняет баланс глобального расклада сил, а также характер и природу конфликтов».

Правительствам в условиях неоднозначных перспектив экономического развития будет все сложнее удовлетворить общественные запросы, обеспечить безопасность, дать отпор преступности и снизить неравенство. Государства и крупные организации, включая корпорации и крупные инфраструктурные компании, даже не приступили в настоящее время к разработке программ классификации опережающего распознавания и отражения угроз со стороны компактных групп, включая активистов, преступников, а также групп политического действия и религиозных фанатиков. Выходом из тупиковой ситуации в области обращения с отходами может стать ввод ясных показателей развития системы – индикаторов устойчивого развития, механизмов достижения целей и поэтапного решения задач экологически устойчивого развития территорий, о чем сказано в поручениях Президента Российской Федерации по результатам государственного совета от 27.12.2016 г.

Одним из таких индикаторов для регионов должно стать отношение числа экологически зависимых заболеваний в отчетном периоде, к предыдущему году. Остальные показатели должны учитывать динамику капитала системы, развитие ресурсо, энерго- и почвосбережения, производительность труда, динамику тарифов, удовлетворенность населения. Тогда власть, предпринимательство и общественность будут иметь четкое представление о направлениях развития, резко сократится база коррупции. Кроме того Государственной Думе необходимо выработать порядок определения ответственности и ее меру для участников малых групп и активистов за подстрекательство и причинение вреда объектам инфраструктуры.

Аналитический совет НИИ Техногенных ресурсов.

Петербург.
Статьи / 215 / Искандер-ака / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2019.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта