18.11.2017
Бомба замедленного действия

Санкт-Петербург — единственный город в России, где борьбу с осадком сточных вод ведут при помощи заводов сжигания. Осадок сточных вод — это тот ил, который остается после очистки канализационных стоков. В канализацию стекаются все воды города — из домов, с дорог (ливневая канализация), из больниц, из различных лабораторий, с предприятий. Весь этот химически насыщенный осадок ГУП «Водоканал» сжигает, считая этот способ самым современным и экологически безопасным. Однако, экологи взволнованы и считают эти заводы бомбой замедленного действия.

 

В 1997 году ГУП «Водоканал» построил первый завод сжигания осадка на Центральной станции аэрации (ЦСА). Сейчас в городе действуют уже три завода — один тот же на ЦСА, один на северной станции аэрации (ССА) и один на юго-западных очистных сооружениях (ЮЗОС).

 

В апреле 2017 года прошли общественные слушания по реконструкции двух старых печей и строительству нового цеха сжигания на ЦСА. Предполагается, что там останется и действующий завод и вдобавок к нему построят новый цех, в котором будут две печи. Сейчас материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) этого проекта проходят экологическую экспертизу, когда она закончится ГУП «Водоканал» не уточняет.

 

Журналистам «Экологической вахты Санкт-Петербурга» в мае 2017 года ГУП «Водоканал» устроил экскурсию на завод, находящийся на острове Белом (ЦСА).

 

Технология сжигания.

 

Перед сжиганием осадок подается в сушилку для удаления лишней влаги. Затем обезвоженный осадок попадает в печь. Печи полностью автоматизированы, вся информация о процессе подается в диспетчерскую завода. Сжигание осадка происходит в печах с «кипящим слоем» (слой кварцевого песка), органическая часть осадка полностью сгорает. Температура горения достигает 850 градусов. Дымовые газы высокой температуры, которые образуются в процессе сжигания, направляются в котлы-утилизаторы. Там они нагревают питательную воду, чтобы получился пар, который используют для нагрева теплоносителя системы и теплоснабжения предприятия ЦСА. После котлов-утилизаторов дымовые газы поступают на газоочистку, о которой будет рассказано ниже. После — очищенные дымовые газы выбрасываются в атмосферу.

 

«Водоканал» пишет на своем сайте, что проблема утилизации осадка в Санкт-Петербурге решена.

 

Скриншот с официального сайта ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга».

 

«Эти заводы рассчитаны на сжигание 400 тонн осадка. Это больше, чем сейчас производится. Проблема этих заводов та же, что и проблема мусоросжигающих заводов. Только отягощена она тем, что осадок канализационный более химически насыщен, чем бытовые отходы. Углеводороды, которые содержит этот осадок, горят. Остальные химические соединения хоть и не горят, но участвуют в реакциях горения. Что мы получаем на выходе? Продукты горения, токсические вещества. Они попадают в воздух», — парирует «Водоканалу» в интервью нашему корреспонденту председатель Комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Семен Михайлович Гордышевский.

 

Что не так?

 

Для того, чтобы понять, насколько опасно сжигание осадка, необходимо знать, что именно сжигается, какая технология сжигания выбрана, какие конкретно фильтры стоят на заводах, что получаем в конечном счете и что содержится в выхлопных газах завода.

 

На большинство этих вопросов «Водоканал» отвечает уклончиво (далее по тексту будут представлены ответы «Водоканала»). Вся необходимая информация, по мнению «Водоканала», доступна на их официальном сайте. Однако, корреспонденты не нашли там ни материалов ОВОС заводов сжигания, ни состава осадка сточных вод, ни состава золы, ни полных данных результатов исследований выхлопных газов.

 

Исторически сложилось, что местные жители ближайших к станциям аэрации (и заводам сжигания, соответственно) районов работают в ГУП «Водоканал». Но все же есть и инициативные группы, выступающие против таких заводов, находящихся в непосредственной близости от их места жительства. Однако, пока их попытки внести для себя ясность о безопасности заводов остаются без успеха.

 

Мы связались с одной из активисток, проживающей в Парголово. Северная станция аэрации, где функционирует один из заводов, находится от этого поселка на расстоянии 10 км. Активистка несколько раз общалась с технологом «Водоканала», пыталась донести через него до руководства заводов свои опасения. По ее словам, они глубоко изучила проблемы сжигания мусора и исследования, связанные с ним. Вот выводы, сделанные по результатам исследований, которые проводились в других странах. Эти выводы она направила технологу ГУП «Водоканал».

 

Выводы, которые активистка отправила технологу «Водоканала».

 

«Мое впечатление ото всех представителей Водоканала, с которыми я общалась — а это вышеупомянутый технолог и несколько специалистов разных направлений на общественных слушаниях в марте этого года, такое, что они все очень доброжелательные, хотят себя позиционировать как экологическое предприятие, но во многом хитрят, а в чем-то являются еще советскими неэффективными управленцами. И на мой взгляд, экономические показатели для них гораздо важнее экологии», — написала корреспонденту активистка.

 

ОВОС

 

Что касается оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) — это отдельная история. Создается ощущение, что этот документ «Водоканал» скрывает. Отделение международной неправительственной некоммерческой организации «Совет Гринпис» в 2004 году целый год вел переговоры с «Водоканалом» с просьбой предоставить материалы ОВОС, однако, попытки были тщетны. В мае 2004 года Гринпис подал в суд на «Водоканал» и отстоял свое право на доступ к этой информации. По итогам изучения материалов ОВОС Гринпис подготовила материал «Замечания и предложения ОМННО «Совет Гринпис» к материалам ОВОС утверждаемой части рабочего проекта «Северная станция аэрации. Санкт-Петербург. Сжигание осадка». Посмотреть материал полностью можно здесь http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/reports/131695/.

 

В проекте оценки воздействия на окружающую среду для завода сжигания осадка на ССА, который был предоставлен Водоканалом Гринпису в 2004 году по решению суда, экологи и юристы организации нашли много неточностей и недомолвок. В этом проекте ОВОС были «существенные противоречия в разных частях материалов ОВОС при оценке выбросов загрязняющих веществ в атмосферу»; не были изучены альтернативные варианты утилизации осадка сточных вод; «не обосновано отнесение осадка сточных вод к 4му классу опасности»; «отсутствует определенность в отнесении отходов цеха по сжиганию осадка (зола, шлак и пыль) к соответствующему классу опасности, отсутствует информация о составе таких отходов и их воздействия на окружающую среду». Эти и другие заключения были представлены экологами Гринписа в «Замечаниях и предложениях ОМННО «Совет Гринпис» к материалам ОВОС утверждаемой части рабочего проекта «Северная станция аэрации. Санкт-Петербург. Сжигание осадка».

 

«Предоставленные материалы ОВОС разработаны с нарушением установленных требований в области охраны окружающей среды. При проведении ОВОС отсутствовал комплексный подход к оценке воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на окружающую среду, материалы ОВОС являются некомплектными, не содержат полной и достоверной информации о воздействии на окружающую среду. По результатам рассмотрения материалов ОВОС нельзя сделать вывод о допустимости воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности», — резюмировали экспертизу материалов ОВОС экологи Гринпис.

 

То есть, складывается мнение, что безопасность заводов в материалах ОВОС ничем не подтверждена.

 

По данным сайта организации Гринпис, В 2009 году их эксперты обратились к экс-губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко с просьбой допустить своих экспертов на очистные сооружения, чтобы отобрать пробы воды и отходов водоочистки (осадка). Однако, к очистным сооружениям экологи Гринпис до сих пор не попали. Подробнее здесь: http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/2009/September/3863338/

 

«Для оценки качества работы очистных сооружений Гринпис планировал отобрать пробы воды до и после очистки, а также пробы отходов водоочистки, которые идут на сжигание. Пробы должны были исследоваться в сертифицированных лабораториях на наличие наиболее опасных для человека и природы токсичных веществ, таких как фенолы, фталаты, хлорорганические соединения, тяжелые металлы», — пишет Гринпис. http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/2009/November/4055990/

 

Сейчас ситуация с ОВОС лучше — на период общественных слушаний по реконструкции завода на ЦСА ГУП «Водоканал» предоставил ОВОС в администрацию муниципального образования «Московские ворота». И каждый желающий мог ознакомиться с этим многостраничным проектом в здании администрации. По словам активистки из Парголово материалы ОВОС представляют из себя 20-30 папок, ознакомиться с документами полностью физически трудно. Видимо, в Интернет материалы ОВОС «Водоканал» не собирается выкладывать: вероятно, раз в России нет такой практики, то и не нужно выставлять это, несмотря на растущий спрос на материалы.

 

Ответ ГУП «Водоканал» на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

Состав осадка.

 

Чтобы адекватно рассчитать количество выбросов такого завода, нам необходимо знать состав осадка. Но об этом «Водоканал» не распространяется. Ни слова о веществах, которые содержит осадок не поступило в ответ на информационный запрос от редакции газеты.

 

Ответ ГУП Водоканала на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

Гринпис в своей экспертной оценке отмечает, что в материалах ОВОС не обосновано, почему осадок очистных сооружений относят к 4-му классу опасности.

 

«Нет также информации о перечне соединений, который использовался для присвоения илам очистных сооружений 4-й класс опасности», — пишут эксперты Гринпис.

 

Ссылаясь на книги «Диоксиновая опасность в городе» (Центр независимой экологической экспертизы СПб НЦ РАН, авторы: Худолей В.В., Ливанов Г.А., Колбасов С.Е., Фридман К.Б.; СПб, 2002г.) и «Стойкие органические загрязнители: пути решения проблемы» (авторы Худолей В.В., Гусаров Е.Е., Клинский А.В., Ливанов Г.А., Старцев А.А.; СПб, 2002г.) Гринпис пишет, что в осадок сточных вод Санкт-Петербурга содержит высокие уровни полихлорированных бифенилов.

 

Данные экспертиз, опубликованные в книге «Диоксиновая опасность в городе».

 

Авторы издания «Отведение и очистка сточных вод Санкт-Петербурга» 2002 года пишут, что осадки очистных сооружений содержат «практически все вещества, входящие в таблицу Менделеева».

 

В ответ на запрос депутата законодательного собрания Санкт-Петербурга Бориса Вишневского ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» прислал данные исследований осадка сточных вод. Всего 8 показателей состава содержится в осадке. Исследования были проведены лабораторией «ЦИКВ». Эта организация делает практически все пробы для ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» — вода, атмосферный воздух, выбросы, составы осадка и золы.

 

«Это вызывает удивление, когда одна лаборатория много лет делает и анализы воды, и воздуха, и осадка. Это странно, меня это удивляет, и я не могу доверять таким результатам. Нет независимых данных», — прокомментировал корреспонденту ситуацию с результатами исследований Гордышевский Семен Михайлович.

Ответ «Водоканала» на депутатский запрос Вишневского Б.Л.

 

США — одна из стран, где отказались от технологии сжигания после проведения качественных экспертиз. В интернете есть много данных о исследованиях осадка сточных вод, которые проводились в США. Так например, 2009 году Агентство по охране окружающей среды США провело масштабные исследования осадка сточных вод в США. Были проведены пробы около 100 образцов осадка. 27 металлов, 5 полициклических ароматических углеродов (ПАУ), более 30 продуктов распада фармацевтики, более десятка патогенов — вот что обнаружили в осадке сточных вод США. Подробно почитать можно здесь: https://www.sourcewatch.org/index.php/Sludge_contaminants

 

Получается, что осадки сточных вод могут содержать самые токсичные вещества. Экспертам невозможно оценить, насколько безопасно сжигание осадка, который содержит высокие концентрации диоксинов и ПХБ.

 

«Если это любые вещества, содержащие хлор, то их, конечно, сжигать нельзя», — утверждает Семен Михайлович Гордышевский.

 

Сжигание при 850 градусах.

 

Споры у экологов вызывает и сжигание осадка при 850и градусах. Экологи «Водоканала» уверены, что этой температуры хватает, чтобы диоксины и прочие стойкие органические загрязнители не образовывались в процессе сжигания. Но многие другие экологи не согласны с этим.

 

Ответ «Водоканала» на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

«Диоксины не образуются при высокотемпературном сжигании (не ниже 1200 градусов по Цельсию)», — пишет корреспонденту заведующий кафедрой промышленной экологии ИГХТУ Гущин Андрей Андреевич. Семен Михайлович Гордышевский, ссылаясь на мировой опыт, утверждает, что диоксины образуются, но в меньших концентрациях.

 

В материале «Новой газеты» о заводах сжигания Юрий Игнатьев, руководитель центрального органа по экологической сертификации «Экобезопасность» так же комментирует температуру сжигания, утверждая, что необходимо 1200 градусов и не понимает, почему экологи Водоканала считают, что 850и градусов достаточно. http://novayagazeta.spb.ru/articles/10875/

 

Мониторинг выхлопных газов на заводах и атмосферного воздуха в зоне их влияния.

 

Параметры каких именно веществ отслеживаются на заводе, до конца не ясно. В материалах ОВОС к строительству нового цеха удалось найти данные по выбросам. Но расчет этих выбросов был произведен в программе для расчета концентраций загрязняющих веществ в атмосфере «Эколог». То есть, никаких конкретных данных проведенных исследований на существующих заводах в ОВОС нет. Предоставлять их по журналистскому запросу пресс-служба ГУП «Водоканал» отказалась, ссылаясь на постановление Правительства Российской Федерации от 17.01.2013 № 6 «О стандартах раскрытия информации в сфере водоснабжения и водоотведения». Заявили, что вся необходимая информация содержится в ежегодных отчетах, которые публикуются на сайте организации. Однако, данных мониторинга в ежегодном отчете не нашлось.

 

Какую-то ясность внес ответ Водоканала на депутатский запрос Бориса Вишневского. Однако, в ответе не были представлены результаты проб выхлопных газов на бензапирен, формальдегид, фураны и прочие опасные канцерогенные вещества.

Ответ «Водоканала» на депутатский запрос Вишневского Б.Л.

 

В ответе на информационный запрос редакции ГУП «Водоканал» написал, что пробы бензапирена и формальдегида проводятся в период инвентаризации — 1 раз в 5 лет.

 

Ответ «Водоканала» на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

Также в ответ на запрос корреспондента ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» сообщил, что контроль выбросов на заводе производили независимые организации: химико-аналитический центр «Арбитраж» ВНИИМ им. Д.М. Менделеева, НИЦЭБ РАН, ГУ НПО «Тайфун». Однако, «Арбитраж» и «Тайфун» заверили, что никаких отборов проб выбросов на заводах не делали.

 

Ответ «Водоканала» на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

 

Ответ химико-аналитического центра «Арбитраж» ФГУП «ВНИИМ им. Д.И. Менделеева» на официальный запрос редакции.

 

Ответ ФГБУ «НПО «Тайфун» на официальный запрос редакции.

 

Дополнительно на заводах разработана система биомониторинга. Воздухом с примесью дыма, выходящего из трубы завода, дышат моллюски — африканские улитки, а датчики, прикрепленные к панцирям животных, передают диспетчерам сведения об их самочувствии. Руководство завода уверяет, что ни одна улитка еще не пострадала от выхлопных газов. Но и тут экологи не согласны с ГУП «Водоканал», утверждая, что самые опасные вещества имеют свойства накапливаться в организме. А у улиток век короткий, да и потомство они там не выводят.

 

Производственный экологический мониторинг состояния атмосферного воздуха проводится в двух точках предполагаемой зоны влияния ЦСА, на Канонерском острове. Обе точки отбора проб удалены от проходной ЦСА не более чем на 300 метров. Результаты мониторинга в этих точках опубликованы в ОВОС. Но только за 2012 и 2013 год и из всего многообразия загрязняющих веществ были представлены данные мониторинга только диоксида азота, аммиака, сероводорода, диоксида серы, смеси природных меркаптанов, диоксинов и фуранов. В ответ на просьбу предоставить информацию по исследованиям воздуха, ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» заверил, что превышений нормативов предельно допустимых концентраций (ПДК) не зафиксировано. Однако, никаких конкретных цифр не дали.

 

Ответ «Водоканала» на официальный запрос редакции, отправленный через официальную почту.

 

При подготовке материала мы поручили провести экспертизу воздуха лаборатории ООО «ЛиК». Специалисты лаборатории брали пробы воздуха в зоне влияния завода на Центральной станции аэрации (Канонерский о-в, д.25) и для сравнения в другом районе, удаленном от заводов сжигания осадка (Южном шоссе, д.59). Пробы атмосферного воздуха проводились на два вещества — формальдегид и бенз(а)пирен. Оба параметра были значительно ниже ПДК.

 

Система фильтрации.

 

По данным пресс-релизов, размещенных на сайте Водоканала, на заводах стоит трехступенчатая система очистки дымовых газов. Она включает в себя электростатический фильтр, теплообменник дымовых газов, систему мокрой газоочистки на скрубберах и адсорбер.

 

Сперва электрофильтр удаляет из дымовых газов летучую золу. После электрофильтра дымовые газы попадают в теплообменник, где происходит их охлаждение. Затем дымовые газы ждет система мокрой очистки на скрубберах (на заводе на ССА — сухая очистка на скрубберах). Очистка эта состоит из двух ступеней. На первой происходит удаление газов, образующих кислоты. На второй — диоксида серы. Затем используется угольный фильтр (адсорбер), который поглощает пары ртути. Какой именно фирмы-производителя эта система, «Водоканал» не распространяется. По словам пресс-службы ГУП Водоканал, система полностью удовлетворяет требованиям российских нормативных документов и Директиве Европейской комиссии 2000/76/ЕС, которая регламентирует условия сжигания и требования к выбросам загрязняющих веществ в атмосферный воздух от установок сжигания отходов.

 

Доктор технических наук, генеральный директор ГП НПО «Политехника», автор многих научных статей об очистке газовых выбросов Галустов Владимир Сергеевич считает, что выбранные скрубберы недостаточно эффективны. Однако, сделать более глубокий анализ не удалось, в виду отсутствия какой-либо конкретной информаций о фильтрах.

 

Зола от сжигания осадка.

 

За 20 лет работы завода на ЦСА, и 10 лет заводов на ССА и ЮЗОС, «Водоканал» ведет поиск путей полезного использования золы. Во время экскурсии на завод корреспонденту показали фигурку тигра, сделанную из золы, и несколько кирпичей. Однако, технология почему-то не прижилась. Золу ГУП «Водоканал» вывозит на полигоны, где раньше складировался осадок.

 

Семён Гордышевский считает, что золу неверно относят к 4му классу опасности. «Видимо, класс опасности золы не ниже третьего», — считает он. «Если бы она была 4го класса (малоопасная), из нее можно было бы делать какие-то дорожные материалы, подсыпки. Но это не делается до сих пор. Стремление есть, но почему-то этого не происходит».

 

Во время экскурсии на завод на острове Белом корреспонденту газеты продемонстрировали кирпич и фигурку тигра, сделанные по заверению руководства заводов из золы.

 

Фото автора.

 

Ясно, что ничего не ясно.

 

«Заводы по сжиганию илового осадка очистных сооружений потенциально очень опасны. Очевидно, что такой ил содержит в себе массу ядовитых веществ, и его сжигание далеко не тот процесс, который стоит пускать на самотек. К сожалению, полномасштабных мониторинговых исследований на подобных заводах (в первую очередь — на уже давно работающем на о. Белый в Санкт-Петербурге), проведено не было. Однако имеющиеся единичные данные и информация, собранная по другим аналогичным предприятиям, позволяет заявлять о том, что подобные заводы являются источниками загрязнения особо опасными веществами: диоксинами, тяжелыми металлами и т.д.», — заключают эксперты Гринписа.

 

Вот и получается, что одна из самых открытых с виду организаций города, не готова предоставлять никаких четких данных. Как нам показалось, безопасность завода ГУП «Водоканал» подтверждает только экскурсиями на завод и радужными пресс-релизами и новостями. Но когда дело касается конкретных документов, исследований, цифр — ГУП «Водоканал» молчит.

 

Мы надеемся, что после этого расследования, ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» допустит до исследования выбросов независимые организации.

 

Данное расследование было выполнено при поддержке SCOOP Russia — сети журналистов-расследователей.

 

Ирина БЕЛОВА,

 

Опубликовано в газете «Экологическая вахта Санкт-Петербурга» 16 ноября 2017 года.

 

Источник: http://xn----8sbag2bya5ax0e.xn--p1ai/2017/11/16/kontrol-vybrosov-potentsialno-opasnogo-zavoda-nezavisimymi-organizatsiyami-ne-provodilsya/

 

Заголовок дан редакцией ресурса ЭКО.ЗНАЙ.

 

НАШ TELEGRAM

Статьи / 62 / Искандер-ака / Теги: экология, сжигание иловых осадков, загрязнение среды, эковахта спб, осадки сточных вод, вдоканал / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2017.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru