PROЕКТ «ЭКО-ПРОК»

В прошлом году, давая мне интервью в рамках международного просветительского проекта «Год Эко» (http://ecoznay.ru/load), осуществлявшегося ресурсом ЭКО.ЗНАЙ по случаю Года экологии в России, кандидат географических наук, старший научный сотрудник Отдела физической географии и проблем природопользования Института географии РАН, эксперт ассоциации «Ольхон — территория развития» Владимир Леопольдович Каганский (http://www.igras.ru/staff/302) предложил провести дискуссию на тему «ЧТО ХОЧЕТ, ЧТО МОЖЕТ И ЧЕГО НЕ МОЖЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ». Я его тогда, как и всех участников проекта, спросил, как он оценивает действенность экологического движения на планете и в нашей стране - растёт ли его активность, стагнирует или неуклонно слабеет. «Не могу судить, — ответил Владимир Леопольдович. — Но если в РФ и решения и практика экологически вредны или даже катастрофичны, то либо экологическое движение не справляется, либо в принципе справиться не может». И тут-то и предложил провести указанную дискуссию. 

Идея отличная! Мы решили, что пришло самое время начать наш новый международный научно-практический и просветительский проект, который назвали кратко «Эко-прок»(http://ecoznay.ru/index/eko_prok/0-34), в ходе осуществления которого и подискутируем о том, что хочет, что может и чего не может экологическое движение.

Приглашаем к участию в нашей заочной дискуссии учёных-экологов и экологов-практиков, экологических активистов и журналистов — как нашей страны, так и зарубежных, а также всех, кому есть что сказать по существу этого вопроса.

Высказываться предлагаем в свободной форме, по всей теме целиком или по каким-то её частям, в виде статьи или краткого суждения. Каждого автора просим кратко сообщать о себе, как это делали участники проекта «Год Эко» (http://ecoznay.ru/load), присылать ссылки на свои актуальные страницы на сайтах научных учреждений или общественных организаций, аккаунты в соцсетях, а также фотографии для сопровождения ваших публикаций.

Количество высказываний не ограничено. Если пожелаете с течением времени дополнить уже опубликованное высказывание, мы охотно изменим его текст по вашему желанию (но только в том случае, если ваше суждение ещё никем не оспаривалось — иначе нить дискуссии будет утрачена).

Ждём ваших писем на мой электронный адрес: zhabskiy@mail.ru! 

Александр ЖАБСКИЙ, 
редактор ресурса ЭКО.ЗНАЙ.

 

 

Николай Андреевич СОБОЛЕВ — кандидат географических наук, старший научный сотрудник лаборатории биогеографии Института географии РАН, координатор программы «Сеть дикой природы» Центра охраны дикой природы, Москва:

 

«Экологическое движение» (видимо, то ли природоохранное движение, то ли движение за здоровую среду обитания, то ли само не поймёт какое и поэтому называет себя «экологическим») хочет чего-то хорошего, может немало и не может избавиться от пустопорожних дискуссий.

 

 

 


Владимир Викторович ЛАГУТОВ — доктор технических наук, профессор, руководитель общественной экологической организации «Зелёный Дон», председатель комиссии по экологии бывшего Ростовского областного Совета народных депутатов, Новочеркасск.

 

Пара слов из истории новейшего смутного времени

Вопрос, конечно, интересный, и для убедительного ответа на него надо вернуться к началу Смутного времени, до Миллениума, в 1990 перестройку годов. Что происходило тогда и сравнить с нашим временем. Нет ничего легче и проще, чем размазываться мыслею по древу реальности.


Что было тогда, при тотальном диктате КПСС. Впрочем и ныне наследники этой партийной напасти ведут себя также как в отношении природы, так и общества. А были группы зеленых энтузиастов из разного рода специалистов, которые видели самоубийственные решения Партии и Правительства СССР и пытались им противостоять. В конце 1980-х эти группы были уже во всех регионах, но так как возглавлялись они интеллигенцией, то сил явно не хватало для влияния на откровенно идиотские решения по строительству АЭС, каналов Волга-Чограй, переброске рек и т.п. убожеств.
 

Требовалось массовая поддержка народа и она неожиданно была практически легализована, во власть стали проходить депутатами страшно подумать даже беспартийные граждане. Во всяком случае выборы 1990 года были уникальны для страны Советов - впервые и единственный раз в истории страны в кандидаты в депутаты были допущены беспартийные, который в равных условиях с партийным ресурсов просто размазали коммунистов и прошли в Советы всех уровней. Например в Ростовском областном Совете из было несколько десятков из трехсот партийных депутатов. И своей активностью они просто нейтрализовали членов партии. С налету тут же удалось прикрыть преступную стройку Ростовской АЭС решением Облсовета. Более того, для лучшего убеждения партийных остолопов зеленый скелет движения сопротивления получили поддержку, т.е. оброс мясом, казачьей поддержки, т.е. коренного населения. И этот альянс зеленые и казаки, оказался наиболее продуктивным в деле защиты природы. Еще бы одни такие выборы и страна была бы экономически на уровне Китая, как минимум. Но военный переворот 1993 года свел на нет весь энтузиазм населения. Тут же были предприняты меры по уничтожению опасного для воров партноменклатуры социального движения. Оно попросту начала войну по уничтожению всех общественных организаций.

И, как ни странно, это было заложено уже в Конституции от ЕБНа, где было ликвидировано само понятие народа и собственником природы стал некий гражданин неопознанного происхождения. И эта афера была неизбежна после социальных опытов казачьего организации Черкасского округа ОВД, которая умудрилась еще в рамках той еще Конституции РСФСР найти лазейку для контроля природных ресурсов в форме традиционного управления вместо Советов.

 

Началась партийная реконкиста с создания партноменклатурой реестрового казачества для раскола движения и закрытия всех традиционных общественных организаций. Минюст с поручением управился фактически уже к Миллениуму.
 

Вторым этапом пошла ликвидация всех независимых зеленых организаций с учетом рыночного фактора. Т.е. были разогнаны все зеленые некоммерческие организации и ликвидированы Минюстом РФ. Для особо упертых, которые кормились грантами из-за кордона был введен режим иностранных агентов, это уже после Миллениума. Для создания иллюзии наличия общества и кормления с руки дающего был создан Президентский фонд, где кормится обычно ближний круг родни и знакомых от власти, преимущественно Московского разлива.

На разгоне наиболее активных социальных слоев из зеленых и казаков программа очучеловывания и имитации общества была завершена. Не стоит напоминать и о имитации системы выборов, запрета публичной демократии и всяких драконовских мер по запрету любого коллективного через митинги или персонального через СМИ протеста. Аналогов подобного мракобесия в истории найти трудно. Разве что собутыльники из той же партноменклатуры в Окраинных республиках пошли дальше с запретом русского языка для русского народонаселения.

Что хочет, что может и чего не может экологическое движение

Так как ныне вся публичная деятельность общества завальцована в трубочку, как и уход интеллигенции из зависимых от власти СМИ в виртуальную плоскость Интернета, то понять, чего хочет зеленое движение очень трудно. Из больших организаций ничего не осталось, одни названия типа Социально-экологического союза, который пока еще собирается раз в год на конференцию, но на чужие за отсутствием своих средства. В последний раз там собралось около полусотни членов да и то близлежащих территорий, и с каждым годом все труднее им оплачивать дорогу и участие.

Затурканные донельзя политикой власти и собственной самоцензурой они давно уже забыли свою миссию в социальном плане и пытаются за счет обращений к власти уговорить ее не губить природу. ГРИНПИСЫ, WWF и т.п. иностранного зачатия зеленые организации, отдавая себе отчет о сиюминутности своего существования, ищут ниши выживания в чисто природных аспектах и не являются носителями зеленой идеи по определению.

Таким образом, в правовом понимании экологическое движение ничего не может и ничего уже не хочет в ее носителях. Остатки былой независимости строго персонофицированы, взяты на учет где надо и находятся под колпаком кем надо...

Более всего на заданный вопрос отвечает, как ни странно, Европейская Конвенция Архуса от 1998 года. Тогда мы в лице министра МПР Данилова-Данильяна её не подписали - он вообще не явился на подписание, поскольку наше природоохранное законодательство было значительно выше Европейского. Там было всего три составляющих - о доступе к экоинформации, о необходимости влияния общества на власть при принятии важных решений, и обеспечении доступа к правосудию. Это было до Миллениума.

А вот после Миллениума теперь нашему экологическому движению приходится уже мечтать о присоединении к Конвенции Архуса, чтобы не было стыдно перед миром и своим народом.

Но есть и аномальные выбросы на этом отечественном экоболоте: например, непорочное чудо самосожжения буровых установок на Хопре в 2013 году, когда опять таки зеленые были поддержаны казачьими организациями коренного населения в виде Донской казачьей республики, существующей уже за рамками правового поля с учетом реалий правового беспредела. Бьется на Юге и Эковахта, да и еще несколько лидеров в разных местах на свой страх и риск. Оттого, что никаких шансов для легального влияния народа на процесс принятия решений по уничтожению природы уже нет. Очередной напастью, чреватой социальным взрывом чисто экологического плана на Дону является такое же преступное строительство Багаевской плотины, после которой не то что рыбы, ее уже нет в Дону и на Азове, но и самой воды для питья миллионов людей уже не будет.

Так что вопрос явно непродуктивен в отношении экологического движения, которое ничего не может, и уже ничего не хочет. Да и его уже нет по факту, как такового. Не зря же невежды от власти много лет проводят ежемесячники борьбы с экологической опасностью... Нету ее, этой опасности. Извели окаянную.


 

Сергей Павлович МАТВЕЙЧУК — кандидат сельскохозяйственных наук, старший научный сотрудник отдела экономики, техники, права и охотничьего туризма Всероссийского НИИ охотничьего хозяйства и звероводства имени профессора Б.М. Житкова (http://vniioz-kirov.ru), член совета Общероссийского общественного движения «Живая Россия» (http://liverussia.net.ru), ведущий страницы «Охотоведение» (ВКонтакте — https://vk.com/huntropos; в Фейсбуке — https://www.facebook.com/huntropos), Киров:

 

Экологическое движение:

— хочет: быть влиятельным;
— может: быть компетентным;
— не может: не быть критическим.

 


Катрин ХЕЙХО (Katharine Hayhoe) — американский климатолог канадского происхождения, чьи исследования направлены на понимание того, что означает изменение климата для людей и мест, где мы живем. Она является профессором Техасского технического университета (г. Лаббок. Техас, США) и была названа одним из 100 самых влиятельных людей по  версии журнала TIME и 50 крупнейших мировых лидеров. http://katharinehayhoe.com/wp2016/

Dr. Katharine Hayhoe, an atmospheric scientist whose research focuses on understanding what climate change means for people and the places where we live. She is a professor at Texas Tech University (Lubbock. Texas, USA) and has been named one of TIME's 100 Most Influential People and Fortune’s 50 World’s Greatest Leaders.


Я ученый-климатолог. Я изучаю, как человеческая деятельность — особенно сжигание ископаемого топлива, сведение лесов и сельское хозяйство — нарушают естественный цикл углерода и заставляют планету нагреваться. В моих исследованиях основное внимание уделяется последствиям этого потепления в местном и региональном масштабах, где мы живем. Самое важное, что я выяснила в ходе моих исследований, это то, что изменение климата не является проблемой окружающей среды. Конечно, она влияет на нашу планету, но она также затрагивает почти все остальное, что нас волнует, и поэтому это важно для нас. Изменение климата является экономическим вопросом; гуманитарным вопросом; даже вопросом национальной безопасности. Нам не обязательно быть специальным человеком, который заботится об изменении климата. Коль скоро, мы - люди, живущие на планете Земля, то у нас уже есть все ценности, о которых нам всем следует заботиться. Нам просто нужно соединить свои усилия.

I’m a climate scientist. I study how human activities especially fossil fuel combustion, deforestation, and agriculture are disturbing the natural carbon cycle and causing the planet to warm. My research focuses on the impacts of this warming at the local to regional scale, where we live. And because of that, the most important thing I’ve learned is that climate change is not an environmental issue. Of course it affects our planet: but it also affects nearly everything else we care about as well, that that’s why it matters to us. Climate change is an economic issue; a humanitarian issue; even a national security issue. We don’t have to be a certain type of person to care about climate change. If we are a human, living on planet earth, then we already have all the values we need to care. We just have to connect the dots.


 

«Эко.знай» — международный сетевой ресурс экологического просвещения © 2015-2018.    Редактор — Александр Жабский.    +7-904-632-21-32,    zhabskiy@mail.ru   
Google PageRank — Ecoznay.ru — Анализ сайта